↓
 ↑
Регистрация
Имя:

Пароль:

 
Войти при помощи

Размер шрифта
14px
Ширина текста
100%
Выравнивание
     

Показывать иллюстрации
  • Большие
  • Маленькие
  • Без иллюстраций

Обратная сторона луны (джен)



Всего иллюстраций: 8
Автор:
Беты:
miledinecromant Бетство пролог-глава 408, главы 414-416. Гамма всего проекта: сюжет, характеры, герои, вотэтоповорот, Мhия Корректура всего проекта
Фандом:
Рейтинг:
R
Жанр:
Общий
Размер:
Макси | 5528 Кб
Статус:
Закончен
Предупреждения:
Смерть персонажа
Эта история про одного оборотня и изнанку волшебного мира - ведь кто-то же продал то самое яйцо дракона Квиреллу и куда-то же Флетчер продавал стянутые из древнейшего дома Блэков вещички? И, конечно, о тех, кто стоит на страже, не позволяя этой изнанке мира стать лицевой его частью - об аврорах и министерских работниках, об их буднях, битвах, поражениях и победах. А также о журналистах и медиках и, в итоге - о Волшебной Британии.
В общем, всё как всегда - это история о людях и оборотнях. И прежде всего об одном из них. А ещё о поступках и их последствиях.
Отключить рекламу
Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓

↑ Свернуть ↑
  Следующая глава

Глава 177

В возникшей после этого твердого заявления Поттера тишине было слышно дыхание каждого — а потом Спраут кивнула, глядя ему в глаза, и, слегка улыбнувшись, сказала:

— Я верю вам, мистер Поттер. Вашего слова будет достаточно. И если говорить откровенно — идея необычная, и я бы сказала, что она всем хороша… вот только я сомневаюсь, что в нашей стране найдутся люди, которые захотят пожертвовать сколько-нибудь значимые суммы. Будь мы в Соединенных Штатах, где подобные вещи являются нормой жизни для населения — но у нас… Оборотней, увы, не любят — хотя, конечно, сейчас министерство необыкновенно благоволит этим конкретным детям, — проговорила она со значением. — Однако ещё в прошлом году на оборотней шли с арбалетами.

— Да, — кивнула Гермиона, — сейчас политические весы качнулась в нужную нам сторону: шум вокруг этого ограбления и волна сочувствия этим детям дают нам отличный шанс воплотить эту идею в жизнь. Сложившаяся ситуация давно требует появления чего-то такого. И кто ещё, кроме вашего отдела, может взять под крыло этот фонд? Лично министр — вряд ли — он утратит к нему интерес, как только на горизонте появится что-то более весомое в глазах тех, на чью поддержку он опирается. Может быть, госпиталь святого Мунго или попечители Хогвартса, или Общество ветеранов британской лиги квиддича? Разве что, Общество Обиженных Ведьм, но, увы, их британское отделение прикрыли в семидесятых — а больше такого административного ресурса ни у кого нет, — добавила она пылко.

— Опять-таки, — кивнула Спраут, в глазах которой мелькнула солидарность с горечью, прозвучавшей в последних словах Гермионы, — всё это звучит очень красиво, мадам Уизли. Но мне хотелось бы знать, понимают ли все присутствующие, что то, что мы сейчас обсуждаем — это огромнейший пласт работы? Даже опуская всю её подготовительную часть — фонд не может существовать сам по себе. Для того, чтобы начать — при условии, что я соглашусь всё же, чего я, заметьте, пока что не обещала — нужен тот, кто будет этим всем заниматься. Вряд ли мадам Уизли готова сменить род деятельности? — проговорила она с иронией. — Не говоря уж о вас, мистер Поттер, насколько я понимаю. Люди в моём отделе и так работают почти без выходных — а чтобы полноценно заниматься подобным фондом, придётся всю текущую работу отбросить в сторону. Ни я, ни мои люди не готовы на это, — закончила она твёрдо.

— Могу я спросить? — очень вежливо произнёс Скабиор, являя сейчас собой просто образец доброжелательности.

— Чем именно мы занимаемся? — воинственно глянула на него Спраут. — Что ж, извольте — я вам расскажу, мистер Винд. Вы принимаете аконитовое? — спросила она.

— Сейчас — да, — кивнул он.

И не соврал: Гвеннит ещё кормила, и потому аконитовое до сих пор приходилось пить ему — и как же он его ненавидел! Но деваться было некуда — и он пил…

— Как вы полагаете, — продолжила, меж тем, Спраут, — оно в Мунго в один прекрасный день просто материализовалось из воздуха? И так с тех пор ежемесячно и появляется — для бесплатной раздачи? А кто, на ваш взгляд, готовит все документы на ребёнка для его поступления или продолжения учёбы в Хогвартсе и осуществляют контроль во всё время его обучения? Не все оборотни, мистер Винд, как ни странно, похожи на вас: не все живут столь, — она сделала паузу, — насыщенной, интересной и яркой жизнью. Некоторые с благодарностью принимают помощь — потому что теряют работу, будучи обращёнными, потому что от них отказываются друзья и семьи, потому, наконец, что люди просто ломаются, когда с ними происходит подобное — но они не готовы, образно говоря, переселиться в Лютный. Некоторым бывает попросту нечего есть и негде жить — к кому им ещё идти? И они идут к нам — и мы делаем всё, что можем. Иногда даже хороним тех, кого некому больше — и такое, увы, не так редко случается.

Она замолчала, поджав губы и очень недобро на него глядя. А он… опустил глаза и не нашёлся с ответом. Как-то ему вообще никогда не приходило в голову, что оборотни — это не только Стая и некоторые обитатели Лютного. И что есть ведь такие, как тот же Керк… и не все они после обращения с мостов прыгают, и не все семьи оказываются настолько же крепкими. А уж о том, что и бесплатной выдачи аконитового, и разрешения оборотням на обучение в Хогвартсе добивались конкретные живые люди, он и вовсе никогда не задумывался.

— Я никогда не считал вашу работу лёгкой, мадам Спраут, — сказал, меж тем, Гарри. — Я знаю, как много вы делаете — и знаю, сколько среди этого тяжёлой и незаметной работы. Поэтому мы именно к вам и обратились сейчас за помощью и поддержкой. Такой фонд стал бы реальным подспорьем для тех, кто попал в беду — и на кого мы можем ещё положиться и кому это доверить? Простите меня, что я сейчас выскажусь, как аврор, но мне ли напоминать вам, каким важным шагом это будет для профилактики преступности среди ваших же подопечных? Потому что, если человек может получить своим трудом кусок хлеба и крышу над головой, не нарушая закона — то шанс, что он его украдет или лишит за него какого-нибудь бедолагу жизни, конечно же, остаётся, — глянул он незаметно на Скабиора, который подумал сейчас почему-то вовсе не о себе, на что, по всей видимости, намекал Поттер, а о волчатах, ушедших с Эбигейл, которые сейчас вероятно уминают за обе щеки еду, принесённую им накануне, — но снижается, я бы сказал, в разы. Я мог бы, конечно, привести здесь статистику, свидетельствующую о том, что каждый третий оборотень — мой потенциальный клиент… и если до совершеннолетия это, как правило, кражи, то после уже — тяжкие преступления, включая убийства и тяжкие телесные повреждения, но это слишком грустные — и совсем не новые для вас цифры.

Он замолчал и взъерошил волосы, совершенно разрушив свою относительно приличную до этого момента причёску.

— При всем моем желании, у нас некому им заниматься, — повторила Спраут уже, скорее, расстроенно. — Нас всего пятеро — и мы часто работаем даже по выходным. Поймите, — проговорила она со вздохом — и Скабиору на миг почудилось в её интонации что-то очень знакомое, что-то такое же, как он слышал когда-то в школе, когда другая Спраут терпеливо объясняла ему-первоклашке, почему не стоит делиться с товарищами некоторыми «слишком взрослыми знаниями об отношениях между людьми», как она тогда выразилась. Потому что рассказывал маленький Кристиан порой в гостиной такое, от чего краснели… но не могли заставить себя прекратить слушать это безобразие даже те, кто учился на старших курсах — причём делал он это не с целью кого-то шокировать или привлечь к себе внимание, а просто потому, что в свой первый год обучения не видел ещё ничего особенного в своих удивительно глубоких познаниях. — Даже если мои люди возьмут на себя всю основную работу, для благотворительного фонда этого будет всё равно недостаточно. Фонду нужно лицо, я бы скорее назвала это движущей силой — человек, который сумеет вызвать отклик в сердцах, тот, кого будут слушать, кто сможет достучаться до них так, чтобы люди были готовы расстаться со своими деньгами — и сделать это желательно не один раз, а повторять пожертвования регулярно. Проблема не только в том, что у нас просто нет лишних рук, чтобы этим заняться — вся беда в том, что среди нас нет ни одной подходящей кандидатуры, нет действительно яркой личности, способной привлечь внимание британских волшебников хотя бы наполовину так сильно, как, например, ваш шрам, мистер Поттер, — она улыбнулась. — Кто-то, кто честно и бескорыстно возьмёт на себя роль «лица» фонда, и от кого помощь будут рады принять сами его подопечные — потому что этот человек сам по себе будет для них надеждой. Кто-то, — добавила она с грустной иронией, — кого я назвала бы анти-Фенрир Грейбек.

Гарри и Гермиона медленно переглянулись — а потом синхронно перевели взгляд на Скабиора и заулыбались с видом опытных заговорщиков. Тот посмотрел на них удивлённо — а потом сперва медленно, а потом всё решительней замотал головой, однако на них это, похоже, не произвело ни малейшего впечатления.

— Я думаю, что такой человек у нас есть, — сказал Поттер, весело глядя на Спраут — и та, поймав его взгляд, сказала:

— В идеале, мистер Поттер, этот безымянный пока герой должен быть нашим сотрудником — и такой же частью системы, как и мы с вами. И если такой человек у вас есть, — добавила она медленно, — то я готова найти для него ещё одну ставку.

— Шутите? — удивлённо спросил Поттер. — Да выбивать новую ставку — это же месяцы уйдут! Если не годы…

— Быть может, и нет, — с неожиданным совершенно лукавством улыбнулась им Спраут. — Вот именно сейчас я, пожалуй, смогла бы добиться… мне обещали поддержку, — сказала она, глядя на Гарри и Гермиону с торжествующей улыбкой. — Я, говоря откровенно, и так думала о том, чтобы взять ещё одного сотрудника… а тут будет такой замечательный повод. Но, — добавила она очень строго, — здесь нужен человек, который действительно станет заниматься всем этим — а не исключительно декоративная фигура. Тот, кто готов много работать — и кто в самом деле хочет помочь нашим подопечным. У вас есть такой на примете, мистер Поттер?

— Я думаю, что такой человек у нас есть, — задумчиво произнёс Поттер, весело глядя сначала на Спраут — а потом снова на замершего на своём месте побледневшего Скабиора. — Вы же хотите помочь своим, мистер Винд? Не так ли?

— И название для вашей будущей должности у нас уже есть, — подхватила Гермиона.

— Название? — растерянно переспросил он — скорее, чтобы просто что-то сказать, а не соглашаясь на эту идею.

— Ну как же, — очень довольно кивнула она — и даже по губам Спраут проскользнула улыбка. — Вас ведь представили на суде, как специалиста по практической ликантропии.

— Нам всё равно нужен кто-то, кто стал бы лицом фонда, — продолжал Гарри, весело и немного хищно глядя на ощущающего себя пойманным в неожиданный совершенно капкан Скабиора. — И кто-то, кого бы слушали оборотни — и не только те несчастные, кого обратили и выдернули из привычного быта, но и те, кто сознательно позиционирует себя именно так.

— А вы для этого идеально подходите, — поддержала его Гермиона. — И ведь у вас уже были успешные благотворительные проекты, — заметила она мягко, но очень настойчиво.

— Да я в жизни никогда, — запальчиво начал Скабиор, но она его перебила:

— Это же не секрет — все знают про мистера Керка. И про мистера Уоткинса тоже — хотя это немного другое, тем не менее, вы сделали это. Я не говорю уже про миссис Долиш. Вы помогли им — и не говорите, что так поступил бы каждый, потому что никто, кроме вас, этого не сделал.

— Я полагаю, — добавила Спраут, очень внимательно на него глядя, — вы, мистер Винд, должны хорошо уметь разговаривать с бунтующими подростками, например?

— Да что с ними разговаривать-то, — буркнул он, — дать по шее — и в школу… да вы все с ума посходили?! — не выдержал, он, наконец, требовательных взглядов, устремлённых на него собеседниками. — Вы серьёзно?!

— Никто из нас не подходит на эту роль, — ответил ему Поттер. — У мадам Спраут и её сотрудников просто нет времени и возможности взять на себя ещё и это, а мы с мадам Уизли вообще по другому, так сказать, ведомству. А больше и нет никого. Или у вас есть кандидат? Предлагайте!

— Я не могу! — воскликнул он, едва удерживаясь от того, чтобы не вскочить со стула.

— Почему? — деловито поинтересовалась Гермиона. — Что именно вам мешает?

— Я… вы знаете… вы, вообще, помните, кто я?! — он всё же вскочил — и тут же опустился обратно под откровенно насмешливым взглядом Гарри. — Я — Скабиор, бывший егерь, и дел на меня у вас три тома, вы не забыли?

Глава опубликована: 15.03.2016


Показать комментарии (будут показаны последние 10 из 34140 комментариев)
Добавить комментарий
Чтобы добавлять комментарии, войдите

Если вы не зарегистрированы, зарегистрируйтесь
Предыдущая главаСледующая глава
↓ Содержание ↓

↑ Свернуть ↑

Отключить рекламу
Закрыть
Закрыть
Закрыть
↑ Вверх