↓
 ↑
Регистрация
Имя

Пароль

 
Войти при помощи
Размер шрифта
14px
Ширина текста
100%
Выравнивание
     
Цвет текста
Цвет фона

Показывать иллюстрации
  • Большие
  • Маленькие
  • Без иллюстраций

Обратная сторона луны (джен)



Автор:
Беты:
miledinecromant Бетство пролог-глава 408, главы 414-416. Гамма всего проекта: сюжет, характеры, герои, вотэтоповорот, Мhия Корректура всего проекта
Фандом:
Рейтинг:
R
Жанр:
Общий
Размер:
Макси | 5528 Кб
Статус:
Закончен
Предупреждения:
Смерть персонажа
 
Проверено на грамотность
Эта история про одного оборотня и изнанку волшебного мира - ведь кто-то же продал то самое яйцо дракона Квиреллу и куда-то же Флетчер продавал стянутые из древнейшего дома Блэков вещички? И, конечно, о тех, кто стоит на страже, не позволяя этой изнанке мира стать лицевой его частью - об аврорах и министерских работниках, об их буднях, битвах, поражениях и победах. А также о журналистах и медиках и, в итоге - о Волшебной Британии.
В общем, всё как всегда - это история о людях и оборотнях. И прежде всего об одном из них. А ещё о поступках и их последствиях.
QRCode
Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓

↑ Свернуть ↑
  Следующая глава

Глава 92

Джон молча брёл по дороге, не слишком обращая внимание на то, куда и как он идёт. Просто шёл — так было проще и легче, и думать было привычнее на ходу, да и надо же было ему как-то попасть домой, а аппарировать сейчас он был не в силах. Он сделал всё совершено неправильно — не надо было так торопиться, она ведь права, эта девочка: он попросил всего лишь посмотреть, и именно за этим она его и впустила. Трогать ребёнка ему никто не разрешал… Наверное, ему тоже бы не понравилось, если бы кто-то до такой степени ему неприятный попытался взять за руку его сына.

Сына…

Это слово отозвалось привычной уже болью где-то в гортани и в горле — он остановился, сглатывая, и прижал к шее кулак — тот самый, в который были сжаты пальцы, коснувшиеся руки его внука. Наверное, в первый и сразу в последний раз…

— Мистер Долиш! — услышал он слабый крик.

Он остановился и обернулся — почти механически, просто сработали наработанные за десятилетия инстинкты. Стоял и смотрел какое-то время, как к нему по дороге быстро идёт женщина в голубом длинном пальто и длинной, до земли, красной юбке — а потом вдруг сообразил, кто это. Она шла всё медленнее, потом остановилась, тяжело переводя дыхание, и помахала ему рукой, повторив:

— Мистер Долиш!

Он вздрогнул — и побежал ей навстречу, так быстро, как мог, испугавшись чего-то, а она так и стояла, восстанавливая дыхание, а потом тоже пошла, наконец, в его сторону.

— Вы… что… что-то случилось? Вы меня звали? — торопливо спросил Джон ещё на бегу.

Гвеннит улыбнулась — возбуждённо, нервно и слегка торжествующе: Скабиор оказался прав! Она почувствовала, вот сейчас, глядя на то, как он бежит к ней? почувствовала ту свою власть над ним, о которой говорил Скабиор — и тут же смутилась этого своего торжества и… успокоилась.

— Звала, — кивнула она. — Я… должна извиниться. Простите. Но вам не нужно было трогать Кристи без моего разрешения.

— Я понимаю, — торопливо кивнул он. — Понимаю. Я больше не стану… не сделаю так. Обещаю.

— Я должна… я хочу объяснить, — сказала она, глядя в его глаза, так невероятно похожие на глаза Арвида — только более тусклые и покрасневшие. — Я оборотень. Мы… Как волчица не подпускает посторонних к детёнышам, пока кормит их — так и мы. Это инстинкт. И если вам хочется с нами общаться — вам придётся считаться с ним и с тем, кто я есть.

— Я понимаю, — кивнул он. — Понимаю…

Он вдруг почувствовал, насколько устал за все эти месяцы — он не помнил, когда спал толком с того дня, когда его после обеда вызвал к себе Гарри Поттер и сказал очень сочувственно, что вся группа, отправленная в Ирландию, не вернулась, а отправленный следом Робардс со второй группой не нашёл никаких их следов. Джон тогда покивал, поблагодарил за то, что ему так оперативно сообщили — и вышел, зная, что сына уже не вернуть. В тот же вечер он рассказал об этом жене — и сидел рядом с ней, покуда она тихо, почти беззвучно рыдала, потом поил её заранее взятыми для этого в Мунго зельями… и больше они с ней никогда об этом не говорили. Он знал, что надо… и сам хотел — много раз — но не мог. Ни разу так и не смог начать разговор.

Поначалу он всё же надеялся — зная, конечно, что зря, но сделать с собой ничего не мог. Но со временем надежда ушла, и вместе с ней из его жизни ушла сама жизнь. Он ел, спал, работал — но мир вокруг потихоньку лишался красок, еда — вкуса, а сон перестал приносить настоящий отдых. А потом родился этот ребёнок — Джон сам не знал, зачем продолжал всё это время следить за Гвеннит, ведь она, вроде бы, больше не имела к ним с женой никакого отношения… Почему-то его мучила мысль, с кем же она оставит сына на полнолуние — и когда она, вполне предсказуемо, отнесла его к своим родителям, он, с одной стороны, выдохнул с облегчением, а с другой — ощутил к тем острейшую зависть. И когда на следующий день смотрел, как они выходят с коляской на улицу, и когда, скрытый чарами, смотрел в вечерние окна, где мать Гвеннит кормила малыш из бутылочки, держа его на коленях и о чём-то воркуя с ним, и потом, на следующий день, когда мальчика кормил уже его дед — ведь мужчине тоже несложно держать бутылочку.

И потом — когда они уже вместе с Гвеннит гуляли с коляской, и она останавливалась каждую сотню футов, чтобы заглянуть к малышу — он всё пытался убедить себя в том, что всё это просто игра, что ребёнок ей на самом деле не нужен, просто сейчас ей всё это внове, и это живая кукла быстро ей надоест.

А сегодня понял, что это вовсе не так. И увидел, наконец, перед собой не просто жестокого зверя, скрытого за смазливой человечьей мордашкой, а женщину, которую выбрал для себя его сын.

— Вам плохо? — встревоженно спросила Гвеннит, глядя на его бледное, осунувшееся, помятое лицо.

— Что? Нет… нет, ничего, — он слегка улыбнулся. — Устал просто. Всё хорошо. Я здоров, — добавил он, сообразив, что может тревожить сейчас молодую мать рядом с ним.

— Знаю, — не подумав, кивнула Гвеннит — и досадливо прикусила язык, увидев его удивлённый взгляд. Пришлось объяснять, а то выглядело совсем глупо: — По запаху. Больные и здоровые люди пахнут по-разному. Вы не больны — но вам плохо. Я вижу.

По запаху… надо же. Он с некоторым удивлением отметил, что его совершенно не раздражает это её постоянное подчёркивание своего оборотничества — наверное, он и сам бы делал так на её месте. Если нельзя спрятать — надо выставить напоказ… правильно, девочка. Так и надо… наверное… но как же не к месту кружится голова…

Джон потёр виски и прикрыл глаза — всего на секунду…

…а когда открыл их, обнаружил себя лежащим на диване в той же полупустой гостиной. Никакой детской кроватки там больше, разумеется, не было — зато был стул, на котором сидел Скабиор.

— Она кормит, — сказал он, едва Джон Долиш сфокусировал на нём взгляд. — Вечер уже. Если вам надо было на службу, то вы её прогуляли.

— Вечер, — хрипло проговорил Джон — и закашлялся, как всегда бывало со сна — плата за десятилетия пристрастия к крепкому табаку.

— Вы вырубились прямо на дороге, — любезно пояснил Скабиор, кривя губы в обычной своей полунасмешливой усмешке, которая, впрочем, сейчас вовсе не выглядела вызывающей. — Гвеннит вас отлевитировала сюда, и мы уложили вас здесь. Пожалуй, вам надо с этим в Мунго — но кто вас знает, какие у авроров правила. На всякий случай мы не стали никого вызвать. И, раз уж мы с вами так мило беседуем — я поясню кое-что, — он улыбнулся почти вежливо. — Оборотни всё же не совсем люди — некоторые инстинкты у нас намного сильнее, и, в частности, материнский. А тут ещё первенец, и отца рядом нет… в общем, я бы на вашем месте ребёнка руками не трогал, пока вам это напрямую и недвусмысленно не разрешат. Воды? — он трансфигурировал стакан, наполнил его водою из палочки и протянул Долишу — а потом, понимающе усмехнувшись, трансфигурировал рядом с диваном и табурет, на который стакан и поставил. — Туалет с ванной напротив двери, если актуально, — сказал он, потягиваясь и берясь за отложенную на колени при пробуждении Джона книгу, открыл её и погрузился в чтение — или, во всяком случае, чрезвычайно натурально это изобразил.

Долиш медленно поднялся. Мантию с него сняли и расстегнули ворот рубашки и ремень на брюках, но в остальном одежду не тронули — и укрывать не стали, впрочем, в этом не было никакой необходимости: в доме было очень тепло. Встав, прошёл через комнату и коридор — сперва в туалет, а потом в ванну — небольшую и завешанную детскими крошечными вещичками. Открыл воду, подержал под ней руки… умылся, прополоскал рот, попил воды прямо из крана. Потом долго-долго стоял, разглядывая себя в зеркале: н-да, видок ещё тот — мешки под глазами, кожа какая-то серая, щетина…

Из этого странного состояния его выдернул стук в дверь — и встревоженный женский голос:

— Мистер Долиш? Всё в порядке?

— Да, — он встряхнулся, плеснул себе в лицо водой, взял первое попавшееся полотенце, утёрся, попытался улыбнуться как можно приветливее — и открыл дверь. — Простите. Я задумался.

Гвеннит — на сей раз в розовой рубашке и тёмно-синей юбке по колено — смотрела на него, хмурясь. Он не понимал, не умел разгадать её взгляда — он хоть и следил за ней не один год, но всё равно, похоже, совершенно её не знал, и потому снова встревожился — он меньше всего желал сейчас её опять рассердить.

— Вы нормально чувствуете себя? — спросила она, отступая назад, чтобы дать ему выйти.

— Да. Отлично. Я просто не спал давно.

— Куда проводить вас? Скажите — Крис аппарирует, если узнает место.

— Не нужно. Спасибо. Я справлюсь.

— Хорошо, — сказала она со странной усмешкой, — могу я аппарировать.

— Я справлюсь, — повторил он. — Благодарю за то, что дали приют, но не стоило так беспокоиться — достаточно было…

— Ну, простите, — усмешка её стала жёстче, а в голосе отчётливо зазвучал сарказм, — я как-то не подумала, что принять помощь из рук оборотня для вас невозможно. Ну, как угодно, — она пожала плечами.

— Я не…

Мордред! Мерлин… что же он сегодня творит? Он же аврор. Ну, соберись, Джон. Давай же… кого ты только не допрашивал, верно? Ты же отлично умеешь их всех понимать. И располагать к себе ты умеешь. Ну, давай же. Третьего шанса точно не будет.

— Вы неправильно меня поняли, — сказал он так мягко, как только сумел. — Я благодарен вам. Искренне. Мне просто неловко.

Она стояла и смотрела на него очень пристально — и улыбалась очень, очень нехорошо.

— Мы же чувствуем ложь, — негромко проговорил Скабиор, подошедший совершенно бесшумно. — Я, конечно, тут вообще посторонний, но я бы советовал вам лучше сказать всё, как есть, — сказал он Долишу очень серьёзно. — Иначе, как бы этот ваш разговор не стал последним. Я неприятен вам, — он обнял Гвеннит за плечи, не столько защищая её, сколько успокаивая, — и мне понятно нежелание аврора принимать даже такую ничтожную помощь из рук преступника — ведь дело, по большей части, именно в этом, — добавил он, обращаясь, скорее, к ней, чем к нему. — Но вы не сможете сейчас самостоятельно аппарировать, Гвеннит это тоже пока что непросто, камин тут перекрыт, до Лондона далеко… и я, говоря откровенно, не вижу иного выхода. Но дело, разумеется, ваше… и, может быть, вы поужинаете с нами? — спросил он, крепко стискивая плечи Гвеннит — та постояла немного и… кивнула, не удержавшись, впрочем, от ехидного:

— Если, конечно, вам кажется это приемлемым — есть в доме врага и с врагом.

— Это не мой дом, — возразил Скабиор, прижимая её к себе ещё крепче. — Я тут просто живу, пока не вернётся настоящий хозяин.

— Он не вернётся, — тяжело проговорил Джон. — «Безвестно пропавшие» не возвращаются.

— Не смейте. Так. Говорить, — задрожавшими тут же губами проговорила Гвеннит, бессильно сжав кулаки и топнув ногой. — Не смейте!

— Я не люблю строить иллюзии, — возразил он, впервые глядя на неё с чем-то вроде сочувствия. — Мой сын мёртв. Просто они не могут найти его тело.

— Он вернётся! — выкрикнула Гвеннит, снова топнув ногой и стирая краем изо всех сил сжатого кулака полившиеся из глаз слёзы. — Я хочу думать так! — сорвалась она. — Я бы почувствовала, если бы он был… если бы его не было больше! — она задохнулась — и разрыдалась, развернувшись к Скабиору и пряча лицо у него на груди. Тот продолжал обнимать её, потом наложил на них с Долишем заглушающие чары и сказал ему:

— Зачем вы отнимаете у неё эту веру? Ей легче так пережить случившееся — вам так хочется, чтобы вашего сына скорее забыли?

— Иллюзии не несут ничего хорошего, — ответил он, не в силах оторвать взгляда от вздрагивающих плеч женщины, которая так отчаянно хотела считать его сына живым.

— Не судите по себе, — усмехнулся Скабиор. — Дело ваше, конечно, но я бы просто не поднимал больше эту тему. Мёртв или нет — мы вряд ли когда-то точно узнаем. А ей с надеждой жить будет проще.

— Хотите, чтоб она навсегда так и осталась одна? — не выдержал он.

— А вы нет? — вскинул бровь Скабиор и добавил серьёзно: — Она всё равно останется одна — так или иначе. Она же сказала вам: оборотни однолюбы. Тут ей не повезло, — он вздохнул и, сняв чары, ласково проговорил, подталкивая её ко всё открытой двери ванной: — Гвен, поди умойся, пожалуйста. И пора ужинать — ты же накормишь нас?

— Накормлю, — всхлипывая, сказала она, заходя в ванную комнату и затворяя за собой дверь.

Глава опубликована: 09.01.2016
Предыдущая главаСледующая глава
20 комментариев из 34399 (показать все)
🤭🤭🤭
miledinecromant
Ta_nusia
Вам ответит Бета, как главный по крипоте и кровь-кишочкам.
Да, для это в планах (неизвестно какой дальности) и живёт под кодовым названием "Он волком бы выгрыз бюрократизм" ))))
ЖДУН АКТИВИРОВАН
Мой любимый кусок лета и вообще жизни — тот, где я наслаждаюсь Вашим творчеством. И он наконец настал <3
Alteyaавтор Онлайн
Elegant
Мой любимый кусок лета и вообще жизни — тот, где я наслаждаюсь Вашим творчеством. И он наконец настал <3
Спасибо! ))
Я все-же взялась за «Луну» и не могу оторваться. Прочла примерно 70% и жалею, что читаю уже в готовом виде, не в «онлайн» режиме, когда ждёшь новую главу и невероятные обсуждения в комментариях.


Какие живые герои, я внутри вашей Вселенной и мне очень сложно возвращаться в реальность.
Alteyaавтор Онлайн
fialka_luna
Я все-же взялась за «Луну» и не могу оторваться. Прочла примерно 70% и жалею, что читаю уже в готовом виде, не в «онлайн» режиме, когда ждёшь новую главу и невероятные обсуждения в комментариях.


Какие живые герои, я внутри вашей Вселенной и мне очень сложно возвращаться в реальность.
Спасибо вам! ) Это так приятно. )

Я думаю, немножко можно и не возвращаться. Считайте это маленьким отпуском от реальности .)
Спасибо! Это было незабываемое путешествие.
Скабиор, Стая Фенрира, Гвен, оборотень-пожарный, оборотень-кузнец,британские и ирландские волчата- настолько все они разные, каждый по-своему интересен и объединяет всех Луна.

Два вопроса остались
«Скелет из сундука» Бэлби
Грейбек отец Кристиана?
Дневник Фенрира, вот что больше интересует.

А Хадрат, чувствую, ещё даст прикурить...
Alteyaавтор Онлайн
fialka_luna
Спасибо! Это было незабываемое путешествие.
Скабиор, Стая Фенрира, Гвен, оборотень-пожарный, оборотень-кузнец,британские и ирландские волчата- настолько все они разные, каждый по-своему интересен и объединяет всех Луна.

Два вопроса остались
«Скелет из сундука» Бэлби
Грейбек отец Кристиана?
Спасибо, что прочитали. )

1. Однажды, может быть, у нас дойдут до него руки.
2. Нет, конечно, нет. )
fialka_luna

Про Хадрат будет дальше в серии. Читайте дальше. Да, она свою роль там сыграет.
Навеяло)

его сердце
пришито
к дому его семьи
будь ты из аврората
либо со взглядом змеи
погоди, не тяни
пока нити
уходят в плоть
волк бежит
скулит хоть,
но жив... рядом...
научился отслеживать
взглядом
дистанцию
повороты
не важно
кто ты
с миром - живи
нет? - утони в крови
скорей всего
он уже чует
твой запах
четырехлапо
вывернется
из кожи
волк
тебя
уничтожит
Inconcsient
Красиво. На Маяковского похоже
Dreaming Owl
Inconcsient
Красиво. На Маяковского похоже
Спасибо!))
Показалось, что именно этот ритм подойдёт лучше всего)
Alteyaавтор Онлайн
Inconcsient
Навеяло)

его сердце
пришито
к дому его семьи
будь ты из аврората
либо со взглядом змеи
погоди, не тяни
пока нити
уходят в плоть
волк бежит
скулит хоть,
но жив... рядом...
научился отслеживать
взглядом
дистанцию
повороты
не важно
кто ты
с миром - живи
нет? - утони в крови
скорей всего
он уже чует
твой запах
четырехлапо
вывернется
из кожи
волк
тебя
уничтожит
Ого! ух ты! Спасибо! Как здорово!
Alteya
Inconcsient
Ого! ух ты! Спасибо! Как здорово!
Вам спасибо за прекрасную вселенную, в которую хочется погружаться снова и снова.)
Alteyaавтор Онлайн
Inconcsient
Alteya
Вам спасибо за прекрасную вселенную, в которую хочется погружаться снова и снова.)
Погружайтесь! ))
Удивил строгий министерский работник, который поёт по вечерам)
Alteyaавтор Онлайн
fialka_luna
Удивил строгий министерский работник, который поёт по вечерам)
Ну, должен же он отдыхать.))
Взялась за «Луну» снова, всё же выбор остановила на ней.
И… уже на второй главе, после момента о смерти Амелии, на кусочках о привычках Кристиана, полученных от матери, на словах «он отправился во взрослую жизнь налегке» почувствовала такую нежность! Такой трепет! И явный всплеск гормонов удовольствия)

Был прекрасный вечер на море, а ваше произведение делает его ещё лучше. Спасибо, дорогая Алтея!❤️‍🔥
Вы знаете, насколько моему сердцу дороги ваши произведения. Вы давно знаете))
Alteyaавтор Онлайн
Elegant
Взялась за «Луну» снова, всё же выбор остановила на ней.
И… уже на второй главе, после момента о смерти Амелии, на кусочках о привычках Кристиана, полученных от матери, на словах «он отправился во взрослую жизнь налегке» почувствовала такую нежность! Такой трепет! И явный всплеск гормонов удовольствия)

Был прекрасный вечер на море, а ваше произведение делает его ещё лучше. Спасибо, дорогая Алтея!❤️‍🔥
Уииии! ))) Как это приятно! )) Спасибо вам!)
Elegant
Вы знаете, насколько моему сердцу дороги ваши произведения. Вы давно знаете))
Я так рада этому. )) Так здорово !)
Чтобы написать комментарий, войдите

Если вы не зарегистрированы, зарегистрируйтесь

Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓

↑ Свернуть ↑
  Следующая глава
Закрыть
Закрыть
Закрыть
↑ Вверх