↓
 ↑
Регистрация
Имя

Пароль

 
Войти при помощи
Размер шрифта
14px
Ширина текста
100%
Выравнивание
     
Цвет текста
Цвет фона

Показывать иллюстрации
  • Большие
  • Маленькие
  • Без иллюстраций

Обратная сторона луны (джен)



Автор:
Беты:
miledinecromant Бетство пролог-глава 408, главы 414-416. Гамма всего проекта: сюжет, характеры, герои, вотэтоповорот, Мhия Корректура всего проекта
Фандом:
Рейтинг:
R
Жанр:
Общий
Размер:
Макси | 5528 Кб
Статус:
Закончен
Предупреждения:
Смерть персонажа
 
Проверено на грамотность
Эта история про одного оборотня и изнанку волшебного мира - ведь кто-то же продал то самое яйцо дракона Квиреллу и куда-то же Флетчер продавал стянутые из древнейшего дома Блэков вещички? И, конечно, о тех, кто стоит на страже, не позволяя этой изнанке мира стать лицевой его частью - об аврорах и министерских работниках, об их буднях, битвах, поражениях и победах. А также о журналистах и медиках и, в итоге - о Волшебной Британии.
В общем, всё как всегда - это история о людях и оборотнях. И прежде всего об одном из них. А ещё о поступках и их последствиях.
Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓

↑ Свернуть ↑
  Следующая глава

Глава 114

А пока Рита и Скабиор завтракали, заключали пари и договаривались о следующей встрече, к Гвеннит явился неожиданный гость.

Было около десяти часов утра, когда он постучал в дверь её домика — и очень смутился, когда она, распахнув её, оказалась в тёплом, длинном, нежно-жёлтом в голубой горошек халате и в бежевых меховых тапочках.

— Мистер Квинс? — удивлённо спросила Гвеннит, немного смущённо убирая назад свои длинные тёмные волосы. Его приход её разбудил: малыш в последнее время капризничал по ночам и засыпал даже не поздно, а рано, почти под самое утро, поэтому она, чаще всего, вставала теперь не раньше полудня, а чаще куда позднее, и десять утра представлялись для визитов временем весьма неуместным.

— Простите, что я без предупреждения, миссис Долиш, — сказал он, чувствуя, что краснеет под вопросительным взглядом её ещё слегка сонных больших серых глаз.

— Что-то случилось? — встревоженно спросила она, почему-то не приглашая его пройти.

— Нет, ничего, что вы… я давно собирался проведать вас, и вот, выбрался, наконец-то, сегодня... Могу я войти?

— А зачем? — она чуть нахмурилась и поёжилась от холодного весеннего воздуха и сырости накрапывающего дождя, плотнее запахивая халат у себя на груди. — Я не обязана вас впускать, сколько я знаю.

— Нет… нет, разумеется, что вы! — кивнул он. — Я просто хотел поговорить с вами и…

— Невежливо являться без предупреждения, — сказала она, больше всего на свете желая вернуться в свою нагретую за ночь постель. — Хотите поговорить — приходите в обед.

— Вы сейчас заняты? — расстроенно спросил он.

— Занята, — не слишком вежливо сказала она. — Приходите часа в три. Доброго дня, — она кивнула, закрыв перед ним дверь, зябко повела плечами и пошла наверх — досыпать.

Появление Скабиора, с порога отправившегося к себе в комнату, спрятать оставленный накануне Главному Аврору конверт, она проспала — так же, как и его дальнейший уход — и, проснувшись около часа дня от плача маленького Кристиана, обнаружила на подушке рядом с собой записку с кратким «Буду к ночи», а затем вспомнила про своего утреннего визитёра. Настроение у неё тут же испортилось — и Гвеннит, тихо ворча и ужасно в этот момент напоминая своего названного отца, который в минуты раздражения имел привычку бурчать себе что-то под нос, прежде всего занялась сыном, обдумывая, заодно, как нежданного гостя встречать и что подать к чаю.

К трём часам пополудни всё было готово: низенький столик в гостиной накрыт, быстрый яблочный пирог испечён, чай заварен, а Кристи, по счастью, пока что был настроен весьма благодушно и спокойно смотрел по сторонам, лёжа в своей отлевитированной в гостиную кроватке.

Мистер Квинс явился точно в назначенное время, заслужив своей точностью некоторое прощение со стороны Гвеннит, которая встретила его уже умытой, причёсанной и одетой в длинное вязаное платье из небелёной шерсти с мягким широким воротом, придающее ей трогательно домашний вид.

— Простите, что не впустила вас утром, — приветливо проговорила она, действительно чувствуя некоторую неловкость за свою утреннюю резкость. — Входите, пожалуйста.

— Это вы простите меня, что явился без предупреждения, — возразил Кевин, действительно ощущая неловкость. Его пушистые волосы от сегодняшней сырой погоды вились сильнее обычного, обрамляя его юное лицо пепельным облаком и придавая ему совсем детский вид.

— Прошу вас, сюда, — она провела его в гостиную, усадив на диван практически спиной к детской кроватке. — Чаю? Я не ждала никого сегодня, и испекла пирог из чего было… надеюсь, вы любите яблоки и орехи, — улыбнулась она.

— Ой, что вы… не стоило! — покраснел он, стараясь отвести взгляд от обтянутой платьем мягкой груди — однако стоило ему это сделать, он переводил его на её глаза, и от этого смущался ещё сильнее. — Я совсем ненадолго… просто узнать, как вы живёте и чем наш отдел вам может помочь?

— Отдел? — недоумённо переспросила она, разливая чай и кладя ему на тарелку кусок ещё тёплого пирога.

— Отдел по…

— Я помню, где вы работаете, — немного нетерпеливо оборвала она. — Но я не просила помощи — мне ничего не нужно.

— Вы остались одна с грудным малышом, — настойчиво проговорил Кевин. — Я даже представить не могу, насколько вам сейчас трудно…

— Почему вы пошли туда работать? — снова перебила она. Как ни странно, Гвеннит не нравилось, когда её жалели посторонние люди — за этим она всегда приходила к Скабиору, которому уже много лет доставались все её слёзы, а ещё к Арвиду... но больше ни от кого она ни сочувствия, ни помощи не хотела. Особенно почему-то теперь, после рождения сына — её долгое время и визиты мистера Поттера очень смущали, однако в его манере общения не было и тени жалости, и она со временем привыкла и приняла его ненавязчивую опеку.

— Ну как почему… оборотни — они же… вы же, — он смешался, когда она улыбнулась, но постарался взять себя в руки, — они… я полагаю неправильным, что все видят в них только животных…

— Правда? — удивлённо спросила она, заставив его покраснеть и умолкнуть.

— Ну… не то, чтобы все, — поправился он, — и не животных, конечно… просто оборотни кажутся всем злыми и тёмными тварями — а на самом же деле они все разные…

Она хихикнула, не сдержавшись, а он совсем смутился и замолчал, понимая, что все те аргументы, что он приводил когда-то родителям, тоже не понимавшим его странный, по их мнению, выбор, продиктованный, прежде всего, влиянием деда, в разговоре с Гвеннит звучат или глупостью, или чуть ли не оскорблением.

— Люди тоже все разные, — сказала она, беря свой кусок пирога с тарелки и откусывая прямо от него. Почему-то мистер Квинс вызывал в ней несвойственное ей, в общем-то, желание его то ли дразнить, то ли шокировать — не злое, а весёлое и слегка хулиганское: стоило ей представить, как он защищает Скабиора, как улыбка сама собой растягивала её губы. — Чем мы от них отличаемся? В обычные дни, — она откусила ещё кусок и облизнулась, скользнув своим розовым языком по ярким от горячего чая губам.

— Ничем! — тут же горячо заверил её молодой человек, старательно опуская глаза вниз… к её коленям. Она смущала и волновала его — совсем молоденькая, а уже почти вдова, такая хрупкая и такая мужественная. Смог бы он сам так хорошо держаться на её месте? Он совсем не был в этом уверен…

— Тогда почему и от кого нужно нас защищать? — очень логично спросила она.

— Вас разве не обижают? — очень серьёзно спросил он.

— Нет, — она улыбнулась и, не удержавшись, спросила: — А вас?

— Меня? — он смешался. — Почему меня должны обижать?

— А меня почему? — она вновь улыбнулась.

Она лгала, в общем-то — и прекрасно это понимала. Но почему-то сама идея, что кто-то специально её защищает, казалась ей очень обидной: как будто они то ли не люди, то ли маленькие глупые дети, которые…

— Потому что оборотней не любят, — сказал Кевин. — И смотрят на них косо… и вообще.

— А вы вообще когда-нибудь видели настоящего оборотня? — не подумав, что говорит, спросила она.

— Ну… вот вы же, — недоумённо проговорил он. — Вы же вот…

— Настоящего, — улыбнувшись, повторила она. — Я — немного другая… такого, который, к примеру, живёт в лесах? Или в Лютном… вы были в Лютном, мистер Квинс?

— Я... был, конечно! — он вскинул голову, отважно глянув прямо в её прекрасные серые глаза.

— И многим вы помогли там? — спросила она, доедая свой кусок пирога и отрезая себе следующий. — В Лютном?

— Я бы помог! — проговорил он неожиданно горько. — Но к нам почему-то ведь никто не приходит…

— Конечно же, не приходит! — сказала она, вдруг ему посочувствовав. Они были, похоже, ровесниками, хотя она и не помнила его в школе — скорее всего, он был на несколько лет постарше, но Гвеннит казалась себе рядом с ним очень взрослой и, как ни смешно это было ей самой, умной и опытной. — Вы сами пошли бы к тем, кто официально не считает вас человеком?

— Ну, как не считает? — горячо возразил он. — Вовсе нет! Просто…

— Конечно же, не считает, — перебила она. — Разве есть отдел защиты людей? Вы не понимаете разве, что это попросту унизительно — идти к тем, кто считает тебя то ли недочеловеком, то ли просто потенциально опасным безумцем? Вы же за этим «оборотень» даже меня не видите, — сказала она горячо и быстро, — вы понятия не имеете, кто я и какая, я для вас — существо, которому можно красиво и благородно помочь!

— Вы вовсе не существо! — запротестовал он, вскакивая и рассыпая упавшие ему на колени во время еды крошки на пол.

— Я-то это прекрасно знаю, — кивнула она, — но для вас я и такие, как я — именно существа!

— Неправда! — воскликнул он, краснея.

— Правда, конечно, — возразила она. — Вы даже не написали мне письма с просьбой о встрече — просто явились в десять утра, когда вам этого захотелось. Вы разве сделали бы так с кем-нибудь ещё незнакомым? Или вас не научили, что к незнакомым… малознакомым, — поправилась она, — людям так приходить неприлично? Я понимаю, что у вас нет своих детей, и вы не знаете, что они часто по ночам плачут, и к маме маленького ребёнка вообще не приходят с утра без крайней необходимости — но хотя бы простую вежливость вы могли проявить, написав? — она тоже вскочила и воинственно скрестила на груди руки. — Но нет — вам это даже в голову не пришло, верно? Потому что, мы же не спрашиваем животных, когда пойти на них поохотиться!

Она замолчала, часто дыша и яростно на него глядя — а он стоял перед ней, ошеломлённый и уже не красный, а бледный, и выглядел настолько несчастным, что Гвеннит, заметив это, мгновенно остыла и проговорила примирительно:

— Извините. Наверное, вы не хотели ничего плохого — но это, в самом деле, выглядит очень обидно. Как будто я преступница и что-то нарушила… или и вправду животное, у которого не может быть права решать, хочу ли я видеть кого-то.

— Вы простите… извините меня, — тихо проговорил он. — Я в самом деле совсем не хотел вас обидеть… а вышло… простите, — повторил он. — Я, правда, хотел помочь. Я пойду, — он отвернулся и быстро пошёл к двери — Гвеннит постояла секунду и почти побежала за ним, догнала у двери и неуверенно взяла его за плечо.

— Вы тоже меня простите, — попросила она. — На самом деле, я не против того, чтобы вы зашли как-нибудь, если хотите… только напишите мне прежде и…

— Я напишу, — быстро кивнул он, глядя в её расстроенное лицо и ненавидя в этот момент самого себя за то, что настолько её расстроил. — Простите, пожалуйста.

— Ничего, — попыталась она улыбнуться. — Сделаем потом вид, что ничего этого не было… но идите сейчас. Уходите.

— Конечно, — он сам открыл дверь — и обернулся, когда она проговорила ему в спину:

— До свидания, мистер Квинс.

— До свидания, миссис Долиш, — ответил он, спускаясь с крыльца и аппарируя.

Глава опубликована: 26.01.2016
Предыдущая главаСледующая глава
20 комментариев из 34364 (показать все)
Про обоих, как все же сложатся отношения. И вообще про Сириуса, как он адаптируется в новом мире
Alteyaавтор Онлайн
vilranen
Про обоих, как все же сложатся отношения. И вообще про Сириуса, как он адаптируется в новом мире
С трудом, я думаю.)))
Автор, спасибо за удовольствие от прочтения) написать такой объём без «воды» - ооооочень дорогого стоит! Читается легко и складно.
Alteyaавтор Онлайн
Neposedda
Автор, спасибо за удовольствие от прочтения) написать такой объём без «воды» - ооооочень дорогого стоит! Читается легко и складно.
Спасибо!)))
Neposedda
Автор, спасибо за удовольствие от прочтения) написать такой объём без «воды» - ооооочень дорогого стоит! Читается легко и складно.
Сейчас только посмотрел - этот фанфик стоит на 2 месте по объему. На первом - "Молли навсегда".
А когда-то я считал МРМ гигантским...
Я сейчас на 367 главе, и смутил один момент. "Никогда в жизни в трезвом уме он не пришёл бы сюда — и ему ведь предлагали остаться…" и следом, через пару абзацев - "иногда всё же бывал здесь, освоив тонкое искусство говорить с родственниками о политике и погоде". Поттер к родственникам на Тисовую бухой что ли шляется?)
Пассаж про Поттеровскую ностальгию по детству золотому выглядит странно и отчетливо попахивает стокгольмским синдромом. Аврору Поттеру не до проработки детских травм?)
Alteyaавтор Онлайн
James Moran
Я сейчас на 367 главе, и смутил один момент. "Никогда в жизни в трезвом уме он не пришёл бы сюда — и ему ведь предлагали остаться…" и следом, через пару абзацев - "иногда всё же бывал здесь, освоив тонкое искусство говорить с родственниками о политике и погоде". Поттер к родственникам на Тисовую бухой что ли шляется?)
Пассаж про Поттеровскую ностальгию по детству золотому выглядит странно и отчетливо попахивает стокгольмским синдромом. Аврору Поттеру не до проработки детских травм?)
В первом случае имеется в виду, что он не пришёл бы сейчас (наверное, надо добавить?). ) А в целом - он, конечно, сюда ходит и с роднёй общается. Какой стокгольмский синдром? Всё это было сто лет назад. Это просто родственники - и я, кстати, не сторонница тех, кто считает, что Гарри мучили и издевались. Обычно он рос - особенно для английского ребёнка. Да, старая одежда - но, в целом, ничего особенного.
И он давно оставил все обиды в прошлом. Близости у него с роднёй особой нет - но и обид тоже. Так... иногда встречаются. Там ещё племянники его двоюродные, кстати.
А ностальгия... она не по золотому детству. А просто по детству. Не более.
Показать полностью
Alteya
Пожалуй что) иначе какая-то внутренняя несогласованность получается.

Ностальгирующий по детству в чулане Поттер вызывает у меня разрыв шаблона. Каждому своё, конечно, но это уже как-то нездорóво.
Я вообще не нахожу заселение ребенка в чулан сколько-нибудь нормальным, не считая всего прочего. Это, конечно, не мучения и издевательства в физическом смысле, но в моральном - вполне.
Общаются и не с такими родственниками, безусловно, но зачем? Лишнее мучение для всех.
Alteyaавтор Онлайн
James Moran
Alteya
Пожалуй что) иначе какая-то внутренняя несогласованность получается.

Ностальгирующий по детству в чулане Поттер вызывает у меня разрыв шаблона. Каждому своё, конечно, но это уже как-то нездорóво.
Я вообще не нахожу заселение ребенка в чулан сколько-нибудь нормальным, не считая всего прочего. Это, конечно, не мучения и издевательства в физическом смысле, но в моральном - вполне.
Общаются и не с такими родственниками, безусловно, но зачем? Лишнее мучение для всех.
Вы преувеличиваете.)»
Ну правда.
Чулан - это плохо, конечно. Но в целом ничего ужасного с Гарри не случилось, и Гарри это понимает. И - главное - никакой особой травмы у него нет. Вы говорите о человеке, которого в 12 чуть Василиск не сожрал.))) и у которого до сих пор шрам на левый руке.
А главное - это же его единственная кровная родня. И он в чем-то их даже вполне понимает.
В конце концов, он уже действительно взрослый. И
Случилось бы ужасное, было бы поздно. Кроме чулана были еще решетки на окнах, кормежка под дверью и многое другое. Хотя я могу представить некое общение Гарри с Дадли, но не с тетей - во многом потому, что ей и самой вряд ли это нужно. Она попрощаться-то с ним сил в себе не нашла.

Не удержалась - по следам недавней дискуссии)
Alteyaавтор Онлайн
Levana
Случилось бы ужасное, было бы поздно. Кроме чулана были еще решетки на окнах, кормежка под дверью и многое другое. Хотя я могу представить некое общение Гарри с Дадли, но не с тетей - во многом потому, что ей и самой вряд ли это нужно. Она попрощаться-то с ним сил в себе не нашла.

Не удержалась - по следам недавней дискуссии)
Это уже потом в рамках борьбы со страшной магией.
Причём борьбы, в общем, на равных - вернее, как с равным. Гарри абсолютно не забитый и не несчастный ребёнок, обратите внимание. И любить и дружить умеет - а значит… у него есть такой опыт. Вопрос: откуда?
А тетя… в книгах они прощались. Пусть и странно.
И ей тоже тяжело и сложно, и она тоже не идеальна и просто человек - и похоже, что Гарри это понял.
Поставьте себя на ее место.))
Alteya
Levana
Это уже потом в рамках борьбы со страшной магией.
Причём борьбы, в общем, на равных - вернее, как с равным. Гарри абсолютно не забитый и не несчастный ребёнок, обратите внимание. И любить и дружить умеет - а значит… у него есть такой опыт. Вопрос: откуда?
А тетя… в книгах они прощались. Пусть и странно.
И ей тоже тяжело и сложно, и она тоже не идеальна и просто человек - и похоже, что Гарри это понял.
Поставьте себя на ее место.))
Не могу. Как бы я ни относилась к родителям ребенка (хотя сестра ей не угодила лишь тем, что волшебница, и тянулась к ней, и защищала от Северуса), ребенок это ребенок. Мне было бы стыдно селить его в чулане. Да и с чего бы? Его принесли младенцем. Расти его, люби его и будет тебе второй сын.
А Гарри такой просто потому, что это не психологический роман, а сказка)
Alteyaавтор Онлайн
Levana
Вы не так смотрите.))
Во-первых, они с Вернером и вправду могли хотеть второго ребёнка - а тут Гарри, а трёх они уже не тянут. И это обидно и больно.
Во-вторых, не будет он сын. Потому что он волшебник, а петуния знает, что волшебники, подрастая, уходят в свой другой мир - куда им зола нет, и который уже отнял у неё сестру. Она знает, что они для Гарри - просто временная передержка, и что он уйдёт от них, обязательно уйдёт, и они станут чужими. Как с Лили. А вот своего второго ребёнка у них уже из-за него не будет…
А ещё она боится Гарри. Боится магии… а деваться некуда. И выбросы эти магмческие неконтролируемые… и вот случись что - они же никак не защитятся.
Та же надутая тетушка - это же, на самом деле, жутко. Особенно жутко тем, что Гарри этого не хотел! Оно само! А значит, непредотвратимо.
Представьте, что у вас дома живет ребёнок с автоматом. Играет с ним, возится… и с гранатами. А забрать вы их у него не можете. И он иногда их просто куда-нибудь кидает… или вот теряет. Может и чеку вынуть… не до конца… и вот граната лежит… где-то… почти без чеки… а потом котик пробежит, хвостиком заденет, чека выскочит окончательно и бум…
А вы ничего не можете с этим сделать.

Петуния, мягко говоря, неидеальна. И я ее не то чтобы люблю. Но понимаю.))

И раз уж мы приняли описанную реальность, придётся принять и то, что Гарри не просто так, в целом, нормальный ребёнок с нормально сформированным навыком привязанности. А значит…)))
Показать полностью
Можете же. Язык держать за зубами, например. Они ж его провоцировали регулярно. И пугающих выбросов у Лили не показали. А дети... дети они все вырастают и уходят жить своей жизнью, это нормально. И про третьего это все ж теория, не подкрепленная текстом)
Ну и насчет того, что не будет сыном - что ж тогда бедным родителям Геомионы говорить, она одна у них.
В общем, Роулинг хорошо про нее сказала - человек в футляре. Нет, она не садистка конечно, но человек неприятный. И мне кажется, сама не захочет поддерживать это общение. Хотя в жизни всякое бывает)
Alteyaавтор Онлайн
Levana
А мне кажется, захочет. Но показать это ей будет сложно.))

И дети уходят обычно все же не совсем. Общаются, дружат, гостят… а тут…
И у петунии ведь тоже травма.)) она же тоже хотела стать волшебницей. А увы…
Alteya
а где в Луне/Монете все это кроме вскапывания? аж стало интересно почитать у вас про отношения взрослого Гарри с родственниками, а где - не помню
Alteyaавтор Онлайн
ansy
Alteya
а где в Луне/Монете все это кроме вскапывания? аж стало интересно почитать у вас про отношения взрослого Гарри с родственниками, а где - не помню
Да нету. ) Мелькало где-то, эпизодами, но я и не вспомню, где.)
Loki1101 Онлайн
Очень понравилось! ^_^
466 глав, с ума сойти! Давно меня в такой запой не уносило)))

Есть пару ошибок, но в общем - очень здорово ;)


>> 378 глава
звезду с кровавой, словно кровь, лентой,

>> У Скабиора с МакДугалом разговор о его сестре заходит, когда тот впервые приходит к МакДугалу домой. А потом в 384й главе они опять говорят о ней, но как будто того разговора не было

>> 392 глава:
Поколдовал над канализацией и восхитился светящимися червячками, и даже кустом малины, который «никак нельзя никуда переносить».
396 глава:
она собиралась посадить на месте его захоронения кусты малины. И делать это пора было уже сейчас — тем более что стройка должна была развернуться, по большей части, с другой стороны дома

>>396 гл
А вот самому Арвиду было куда сложнее — единственный ребёнок в семье, он никогда не имел дела с такими маленькими детьми: слишком молодой для того, чтобы насмотреться на них в семьях друзей и знакомых, сам он был единственным ребёнком у своих тоже не имевших братьев и сестёр родителей.
Alteyaавтор Онлайн
Loki1101
Спасибо! ))
Да, текст большущий. ) Видимо. ошибки неизбежны. )
Чтобы написать комментарий, войдите

Если вы не зарегистрированы, зарегистрируйтесь

Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓

↑ Свернуть ↑
  Следующая глава
Закрыть
Закрыть
Закрыть
↑ Вверх