↓
 ↑
Регистрация
Имя

Пароль

 
Войти при помощи
Размер шрифта
14px
Ширина текста
100%
Выравнивание
     
Цвет текста
Цвет фона

Показывать иллюстрации
  • Большие
  • Маленькие
  • Без иллюстраций

Обратная сторона луны (джен)



Автор:
Беты:
miledinecromant Бетство пролог-глава 408, главы 414-416. Гамма всего проекта: сюжет, характеры, герои, вотэтоповорот, Мhия Корректура всего проекта
Фандом:
Рейтинг:
R
Жанр:
Общий
Размер:
Макси | 5528 Кб
Статус:
Закончен
Предупреждения:
Смерть персонажа
 
Проверено на грамотность
Эта история про одного оборотня и изнанку волшебного мира - ведь кто-то же продал то самое яйцо дракона Квиреллу и куда-то же Флетчер продавал стянутые из древнейшего дома Блэков вещички? И, конечно, о тех, кто стоит на страже, не позволяя этой изнанке мира стать лицевой его частью - об аврорах и министерских работниках, об их буднях, битвах, поражениях и победах. А также о журналистах и медиках и, в итоге - о Волшебной Британии.
В общем, всё как всегда - это история о людях и оборотнях. И прежде всего об одном из них. А ещё о поступках и их последствиях.
Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓

↑ Свернуть ↑
  Следующая глава

Глава 411

Проснулся Причард от прикосновений влажной прохладной ткани к лицу. Полежав немного, он незаметно приоткрыл глаза и замер так на какое-то время, разглядывая сквозь ресницы хорошенькую девушку, темноволосую и кудрявую, в форме св. Мунго, которая, как ни странно, ей шла — хотя на свете не так уж много найдётся людей, которым пойдёт ярко-лимонный цвет. Когда её рука случайно коснулась его губ, он мягко прижался к ней ими — девушка вздрогнула и, увидев, что он проснулся, улыбнулась и убрала руку.

— Добрый вечер, — сказала она ласково. — Хорошо, что вы проснулись — я сейчас принесу вам немного поесть.

— Вам придётся меня покормить, — улыбнулся он, с удовольствием незаметно разглядывая её. Совсем же другое дело… кому вообще могло прийти в голову приставить к нему ту старуху?

— Я понимаю, — она встала и вышла — и вернулась с небольшой миской и ложкой. Поставила её на столик у кровати — по палате поплыл запах бульона — и ловко приподняла сперва подушки, а потом и самого Причарда. Он прислонился щекой к её оказавшейся рядом руке — она то ли не обратила внимания, то ли не была против. Во всяком случае, она никак на это не среагировала, просто взяла миску, села на край кровати и, зачерпнув первую ложку, поднесла к его рту.

Прежде, чем проглотить, он подержал жидкость во рту — и впервые с того момента, как очнулся, ощутил совершенно волчий голод. Облизнулся, попросил:

— Ещё.

Она продолжила… Он жадно глотал, а когда бульон закончился, жалобно попросил:

— Можно мне ещё?

— Пока что нельзя, — сочувственно ответила девушка. — Но это хорошо, что у вас есть аппетит…

— Я съел бы сейчас, кажется, кабана целиком, — сказал он, лишь немного преувеличивая. — Или двух.

— Вам нельзя, — улыбнулась она, вытирая ему губы салфеткой.

— Посидите со мной, — попросил он, силясь приподнять руку. У него почти получилось, но отняло столько сил, что он уронил её, едва оторвав от одеяла, и застонал от досады. Медиковедьма, однако, интерпретировала его стон по-своему — посмотрела встревоженно, спросила:

— Вам плохо? Болит что-нибудь?

— Плохо, — немедленно согласился он. — Голова кружится. Положите мне руку на лоб… пожалуйста.

Она положила — он глубоко вздохнул, наслаждаясь прикосновением нежной кожи, потом попросил жалобно:

— Побудьте со мной.

— Я позову целителя, — встревоженно сказала она, порываясь встать — он застонал тут же, проговорил умоляюще:

— Пожалуйста, не убирайте руку! Мне с ней легче. Прошу вас. Кружение останавливается… и легче. Пожалуйста. Это просто от слабости. Не уходите.

Она заколебалась, потом взяла палочку и поводила над ним, шепча что-то и, видимо, оценивая его состояние. Это её слегка успокоило — она спрятала палочку и села обратно, вновь положив ладошку ему на лоб.

— Спасибо, — он улыбнулся и заглянул ей в глаза. — Как вас зовут?

— Маргарет… Маргарет Финч-Флетчли, — поправилась она. — Я стажёр. Давайте я позову…

— Не надо никого, — попросил он. — Просто побудьте рядом. Пожалуйста. Вы первый нормальный незнакомый человек, кого я вижу за последние месяцы. Даже годы.

— Нормальный? — улыбнулась она.

— Ну, не считать же нормальными… тех, — он поморщился.

— Ваши родители приходили, пока вы спали, — сказала она. — Мы не стали будить вас… они завтра утром придут.

— Как они? — он слегка повернулся, так, что её рука теперь касалась не только его лба, но и виска.

— Хорошо… они очень рады за вас. Мама ваша даже плакала… но это от радости, — добавила она торопливо. — Вас очень любят, по-моему.

— Да, — согласился он. — Мне повезло с семьёй. И с коллегами, — он слегка вздохнул. — А вы могли бы помочь мне? — попросил он смущённо.

— Конечно… о, я понимаю, — она улыбнулась. — Сейчас… не нужно смущаться — я тут как раз для этого.

Пока она подставляла судно, он жмурился и отворачивался — хотя вовсе не чувствовал, на самом деле, никакого смущения: в подобном положении он оказывался далеко не впервые, и в отправлении естественных надобностей не видел ничего стыдного. Но девушка явно ожидала от него именно что смущения — и он подыгрывал ей с удовольствием, потому что ему было скучно, и потому что она ему нравилась, как, впрочем, понравилась бы сейчас любая другая молодая женщина на её месте. Ему, в целом, нравилась женская забота — и, в отличие от многих других, абсолютно не смущала роль беспомощного пациента, напротив, он при случае с удовольствием её исполнял. Так, как сейчас — тем более что в данный момент ему и изображать-то ничего было не надо, он и в самом деле не мог даже руку поднять, не говоря уж о том, чтобы встать.

Когда она вернулась и вновь села рядом, он попросил, заглядывая в её голубые глаза:

— Вы не поможете мне лечь на бок? Я не могу уже лежать на спине.

— Конечно, — она поднялась и, опершись коленом на край его койки — мантия была, разумеется, длинной, но коленка под ней обрисовалась достаточно чётко, что очень его порадовало — подхватила его за плечо, почему-то решив не использовать магию. Она оказалась сильной — и как же это приятно, когда симпатичная женщина так с тобой возится! Он прятал свою довольнейшую улыбку — это было несложно, всё-таки за эти месяцы владеть мышцами он разучился, да и медиковедьма не слишком-то обращала сейчас внимание на выражение его лица — и когда она закончила, удобно устроив его на боку, проговорил очень искренне:

— Спасибо.

Вышло даже для него неожиданно трогательно — но он ведь и вправду искренне был ей признателен…

— Вам удобно? — спросила она, наклоняясь и касаясь его плеча — одна из длинных волнистых прядей выскользнула из-под шапочки и упала ему на лицо, он улыбнулся, а она ужасно смутилась и торопливо заправила её обратно.

— Очень, — ответил он и попросил: — Не уходите только.

— Боитесь остаться одни? — понимающе спросила она — и он, разумеется, согласился: ну глупо же было не использовать такую замечательную идею:

— Боюсь. Самому стыдно, — признался он очень смущённо. — Пройдёт, я думаю. Побудете со мной?

— Я, — она замялась. — У меня смена заканчивается… но я попрошу, чтобы вам прислали сиделку. Я медсестра же и…

— Не нужно, — мужественно проговорил он, улыбнувшись преувеличенно бодро. — Не позорьте меня перед всеми, пожалуйста. Идите, конечно.

Она стояла и смотрела на него очень растерянно, потом, наконец, решилась и села обратно:

— Я могу задержаться, пока вы не заснёте.

— Не хочу портить вам вечер, — мягко проговорил он, снова заглядывая в её чудные голубые глаза. — Вы идите. Это всё ерунда и нервы.

— Я никуда не спешу, — решительно сказала она.

— Спасибо, — уступил он, продолжая ловить её взгляд. — Спасибо вам. Вы чудесная.

Она покраснела и постаралась отшутиться:

— Я просто никуда не спешу сегодня — а на улице дождь и очень противно.

— Дождь, — повторил он. — А какой сейчас месяц?

— Июнь, — улыбнулась она.

— Июнь, — повторил он. — Надо же… тогда тоже был июнь. Или июль… какой сейчас год?

— Две тысячи семнадцатый…

— Два года, — прошептал он с ошеломлённым видом. — Два года прошло…

Он замолчал, делая вид, что новость совершенно выбила его из колеи. Конечно, он уже давным-давно знал, и какой сейчас месяц, и год, и сколько времени они провели в плену, и сколько он провалялся тут… но его сиделке его осведомлённость, судя по всему, не была известна. Маргарет молча сидела рядом, задыхаясь от переполняющей её жалости, а потом тихо сжала его плечо. Он вздрогнул и посмотрел на неё — грустно, серьёзно и немного растерянно.

— Можно вас попросить? — тихо проговорил он.

— Конечно, — горячо сказала она.

— Расскажите мне коротко, что здесь случилось за это время? Самое основное. Что помните. А то меня балуют только личными новостями и уклоняются от всего остального… боятся перетрудить мой ослабленный мозг, видимо, — горько пошутил он. — И, — он замялся, — можете взять меня за руку? Понять не могу, чувствую ли я руки…

— Я так и не соображу ничего сходу, — призналась она, беря его руку в свои. — Хотите, разомну вам немного пальцы? — предложила она. — И вообще, вам завтра, наверное, наконец, массаж выпишут, — сообразила она.

— Очень хочу, — кивнул он. — А делать вы будете?

— Ой, нет, что вы, — удивилась она, осторожно начиная разминать его худые пальцы. — Я не умею… найдут кого-нибудь. Я просто ассистент вашего доктора, вот поэтому…

— Жаль, — улыбнулся он. — У вас чудесные руки, — сказал Причард, наблюдая за её движениями. — Я очень вам благодарен.

— Ну что вы… за что же? — она снова смутилась.

— За то, что тратите на меня свой вечер… за то, что возитесь, хотя и не обязаны, — он попробовал пошевелить пальцами, и на сей раз у него это даже вышло. — Вы не представляете, как отвратительно ощущать себя таким слабым.

— Это ненадолго, — пообещала она. — Вы скоро уже гулять будете, вот увидите.

— А вы позволите пригласить вас на прогулку? — тут же попросил он. — Совершенно целомудренную, клянусь вам, — он рассмеялся тихонько — она вскинула голову и сказала насмешливо:

— Я не боюсь. Я подумаю.

— Не сомневайтесь, что не боитесь, — кивнул он. — Ни разу не видел пугливого целителя.

— У вас руки совсем холодные… вы замёрзли? — смущённо сменила она тему.

— Немного, — соврал он. — Но это от истощения… не надо ничего. Просто побудьте рядом.

— Вы, правда, боитесь остаться один, — прошептала она, сглотнув некстати сжавший горло комок. Маргарет прекрасно знала, кто он, и такой неожиданный, совсем детский страх в одном из лучших авроров Британии трогал её невероятно. — Хотите, я переночую тут с вами? — предложила она вдруг, почти неожиданно для самой себя.

— Хочу, — просто ответил он. — Только трансфигурируйте себе что-нибудь хотя бы в кушетку — нельзя, чтобы вы тут всю ночь просидели, пока я спать буду.

— Вы не тревожьтесь за меня, — улыбнулась она. — Мне много раз доводилось ночи не спать перед экзаменами… и я превосходно устроюсь в кресле.

Глава опубликована: 07.01.2017
Предыдущая главаСледующая глава
20 комментариев из 34364 (показать все)
Про обоих, как все же сложатся отношения. И вообще про Сириуса, как он адаптируется в новом мире
Alteyaавтор
vilranen
Про обоих, как все же сложатся отношения. И вообще про Сириуса, как он адаптируется в новом мире
С трудом, я думаю.)))
Автор, спасибо за удовольствие от прочтения) написать такой объём без «воды» - ооооочень дорогого стоит! Читается легко и складно.
Alteyaавтор
Neposedda
Автор, спасибо за удовольствие от прочтения) написать такой объём без «воды» - ооооочень дорогого стоит! Читается легко и складно.
Спасибо!)))
Kireb Онлайн
Neposedda
Автор, спасибо за удовольствие от прочтения) написать такой объём без «воды» - ооооочень дорогого стоит! Читается легко и складно.
Сейчас только посмотрел - этот фанфик стоит на 2 месте по объему. На первом - "Молли навсегда".
А когда-то я считал МРМ гигантским...
Я сейчас на 367 главе, и смутил один момент. "Никогда в жизни в трезвом уме он не пришёл бы сюда — и ему ведь предлагали остаться…" и следом, через пару абзацев - "иногда всё же бывал здесь, освоив тонкое искусство говорить с родственниками о политике и погоде". Поттер к родственникам на Тисовую бухой что ли шляется?)
Пассаж про Поттеровскую ностальгию по детству золотому выглядит странно и отчетливо попахивает стокгольмским синдромом. Аврору Поттеру не до проработки детских травм?)
Alteyaавтор
James Moran
Я сейчас на 367 главе, и смутил один момент. "Никогда в жизни в трезвом уме он не пришёл бы сюда — и ему ведь предлагали остаться…" и следом, через пару абзацев - "иногда всё же бывал здесь, освоив тонкое искусство говорить с родственниками о политике и погоде". Поттер к родственникам на Тисовую бухой что ли шляется?)
Пассаж про Поттеровскую ностальгию по детству золотому выглядит странно и отчетливо попахивает стокгольмским синдромом. Аврору Поттеру не до проработки детских травм?)
В первом случае имеется в виду, что он не пришёл бы сейчас (наверное, надо добавить?). ) А в целом - он, конечно, сюда ходит и с роднёй общается. Какой стокгольмский синдром? Всё это было сто лет назад. Это просто родственники - и я, кстати, не сторонница тех, кто считает, что Гарри мучили и издевались. Обычно он рос - особенно для английского ребёнка. Да, старая одежда - но, в целом, ничего особенного.
И он давно оставил все обиды в прошлом. Близости у него с роднёй особой нет - но и обид тоже. Так... иногда встречаются. Там ещё племянники его двоюродные, кстати.
А ностальгия... она не по золотому детству. А просто по детству. Не более.
Показать полностью
Alteya
Пожалуй что) иначе какая-то внутренняя несогласованность получается.

Ностальгирующий по детству в чулане Поттер вызывает у меня разрыв шаблона. Каждому своё, конечно, но это уже как-то нездорóво.
Я вообще не нахожу заселение ребенка в чулан сколько-нибудь нормальным, не считая всего прочего. Это, конечно, не мучения и издевательства в физическом смысле, но в моральном - вполне.
Общаются и не с такими родственниками, безусловно, но зачем? Лишнее мучение для всех.
Alteyaавтор
James Moran
Alteya
Пожалуй что) иначе какая-то внутренняя несогласованность получается.

Ностальгирующий по детству в чулане Поттер вызывает у меня разрыв шаблона. Каждому своё, конечно, но это уже как-то нездорóво.
Я вообще не нахожу заселение ребенка в чулан сколько-нибудь нормальным, не считая всего прочего. Это, конечно, не мучения и издевательства в физическом смысле, но в моральном - вполне.
Общаются и не с такими родственниками, безусловно, но зачем? Лишнее мучение для всех.
Вы преувеличиваете.)»
Ну правда.
Чулан - это плохо, конечно. Но в целом ничего ужасного с Гарри не случилось, и Гарри это понимает. И - главное - никакой особой травмы у него нет. Вы говорите о человеке, которого в 12 чуть Василиск не сожрал.))) и у которого до сих пор шрам на левый руке.
А главное - это же его единственная кровная родня. И он в чем-то их даже вполне понимает.
В конце концов, он уже действительно взрослый. И
Случилось бы ужасное, было бы поздно. Кроме чулана были еще решетки на окнах, кормежка под дверью и многое другое. Хотя я могу представить некое общение Гарри с Дадли, но не с тетей - во многом потому, что ей и самой вряд ли это нужно. Она попрощаться-то с ним сил в себе не нашла.

Не удержалась - по следам недавней дискуссии)
Alteyaавтор
Levana
Случилось бы ужасное, было бы поздно. Кроме чулана были еще решетки на окнах, кормежка под дверью и многое другое. Хотя я могу представить некое общение Гарри с Дадли, но не с тетей - во многом потому, что ей и самой вряд ли это нужно. Она попрощаться-то с ним сил в себе не нашла.

Не удержалась - по следам недавней дискуссии)
Это уже потом в рамках борьбы со страшной магией.
Причём борьбы, в общем, на равных - вернее, как с равным. Гарри абсолютно не забитый и не несчастный ребёнок, обратите внимание. И любить и дружить умеет - а значит… у него есть такой опыт. Вопрос: откуда?
А тетя… в книгах они прощались. Пусть и странно.
И ей тоже тяжело и сложно, и она тоже не идеальна и просто человек - и похоже, что Гарри это понял.
Поставьте себя на ее место.))
Alteya
Levana
Это уже потом в рамках борьбы со страшной магией.
Причём борьбы, в общем, на равных - вернее, как с равным. Гарри абсолютно не забитый и не несчастный ребёнок, обратите внимание. И любить и дружить умеет - а значит… у него есть такой опыт. Вопрос: откуда?
А тетя… в книгах они прощались. Пусть и странно.
И ей тоже тяжело и сложно, и она тоже не идеальна и просто человек - и похоже, что Гарри это понял.
Поставьте себя на ее место.))
Не могу. Как бы я ни относилась к родителям ребенка (хотя сестра ей не угодила лишь тем, что волшебница, и тянулась к ней, и защищала от Северуса), ребенок это ребенок. Мне было бы стыдно селить его в чулане. Да и с чего бы? Его принесли младенцем. Расти его, люби его и будет тебе второй сын.
А Гарри такой просто потому, что это не психологический роман, а сказка)
Alteyaавтор
Levana
Вы не так смотрите.))
Во-первых, они с Вернером и вправду могли хотеть второго ребёнка - а тут Гарри, а трёх они уже не тянут. И это обидно и больно.
Во-вторых, не будет он сын. Потому что он волшебник, а петуния знает, что волшебники, подрастая, уходят в свой другой мир - куда им зола нет, и который уже отнял у неё сестру. Она знает, что они для Гарри - просто временная передержка, и что он уйдёт от них, обязательно уйдёт, и они станут чужими. Как с Лили. А вот своего второго ребёнка у них уже из-за него не будет…
А ещё она боится Гарри. Боится магии… а деваться некуда. И выбросы эти магмческие неконтролируемые… и вот случись что - они же никак не защитятся.
Та же надутая тетушка - это же, на самом деле, жутко. Особенно жутко тем, что Гарри этого не хотел! Оно само! А значит, непредотвратимо.
Представьте, что у вас дома живет ребёнок с автоматом. Играет с ним, возится… и с гранатами. А забрать вы их у него не можете. И он иногда их просто куда-нибудь кидает… или вот теряет. Может и чеку вынуть… не до конца… и вот граната лежит… где-то… почти без чеки… а потом котик пробежит, хвостиком заденет, чека выскочит окончательно и бум…
А вы ничего не можете с этим сделать.

Петуния, мягко говоря, неидеальна. И я ее не то чтобы люблю. Но понимаю.))

И раз уж мы приняли описанную реальность, придётся принять и то, что Гарри не просто так, в целом, нормальный ребёнок с нормально сформированным навыком привязанности. А значит…)))
Показать полностью
Можете же. Язык держать за зубами, например. Они ж его провоцировали регулярно. И пугающих выбросов у Лили не показали. А дети... дети они все вырастают и уходят жить своей жизнью, это нормально. И про третьего это все ж теория, не подкрепленная текстом)
Ну и насчет того, что не будет сыном - что ж тогда бедным родителям Геомионы говорить, она одна у них.
В общем, Роулинг хорошо про нее сказала - человек в футляре. Нет, она не садистка конечно, но человек неприятный. И мне кажется, сама не захочет поддерживать это общение. Хотя в жизни всякое бывает)
Alteyaавтор
Levana
А мне кажется, захочет. Но показать это ей будет сложно.))

И дети уходят обычно все же не совсем. Общаются, дружат, гостят… а тут…
И у петунии ведь тоже травма.)) она же тоже хотела стать волшебницей. А увы…
Alteya
а где в Луне/Монете все это кроме вскапывания? аж стало интересно почитать у вас про отношения взрослого Гарри с родственниками, а где - не помню
Alteyaавтор
ansy
Alteya
а где в Луне/Монете все это кроме вскапывания? аж стало интересно почитать у вас про отношения взрослого Гарри с родственниками, а где - не помню
Да нету. ) Мелькало где-то, эпизодами, но я и не вспомню, где.)
Очень понравилось! ^_^
466 глав, с ума сойти! Давно меня в такой запой не уносило)))

Есть пару ошибок, но в общем - очень здорово ;)


>> 378 глава
звезду с кровавой, словно кровь, лентой,

>> У Скабиора с МакДугалом разговор о его сестре заходит, когда тот впервые приходит к МакДугалу домой. А потом в 384й главе они опять говорят о ней, но как будто того разговора не было

>> 392 глава:
Поколдовал над канализацией и восхитился светящимися червячками, и даже кустом малины, который «никак нельзя никуда переносить».
396 глава:
она собиралась посадить на месте его захоронения кусты малины. И делать это пора было уже сейчас — тем более что стройка должна была развернуться, по большей части, с другой стороны дома

>>396 гл
А вот самому Арвиду было куда сложнее — единственный ребёнок в семье, он никогда не имел дела с такими маленькими детьми: слишком молодой для того, чтобы насмотреться на них в семьях друзей и знакомых, сам он был единственным ребёнком у своих тоже не имевших братьев и сестёр родителей.
Alteyaавтор
Loki1101
Спасибо! ))
Да, текст большущий. ) Видимо. ошибки неизбежны. )
Чтобы написать комментарий, войдите

Если вы не зарегистрированы, зарегистрируйтесь

Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓

↑ Свернуть ↑
  Следующая глава
Закрыть
Закрыть
Закрыть
↑ Вверх