↓
 ↑
Регистрация
Имя

Пароль

 
Войти при помощи
Размер шрифта
14px
Ширина текста
100%
Выравнивание
     
Цвет текста
Цвет фона

Показывать иллюстрации
  • Большие
  • Маленькие
  • Без иллюстраций

Обратная сторона луны (джен)



Автор:
Беты:
miledinecromant Бетство пролог-глава 408, главы 414-416. Гамма всего проекта: сюжет, характеры, герои, вотэтоповорот, Мhия Корректура всего проекта
Фандом:
Рейтинг:
R
Жанр:
Общий
Размер:
Макси | 5528 Кб
Статус:
Закончен
Предупреждения:
Смерть персонажа
 
Проверено на грамотность
Эта история про одного оборотня и изнанку волшебного мира - ведь кто-то же продал то самое яйцо дракона Квиреллу и куда-то же Флетчер продавал стянутые из древнейшего дома Блэков вещички? И, конечно, о тех, кто стоит на страже, не позволяя этой изнанке мира стать лицевой его частью - об аврорах и министерских работниках, об их буднях, битвах, поражениях и победах. А также о журналистах и медиках и, в итоге - о Волшебной Британии.
В общем, всё как всегда - это история о людях и оборотнях. И прежде всего об одном из них. А ещё о поступках и их последствиях.
Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓

↑ Свернуть ↑
  Следующая глава

Глава 118

Он аппарировал сразу домой — но не к Гвеннит, а к себе, на Оркнеи, в свой немного заброшенный, но совсем не забытый дом. Однако просто сидеть там он, конечно, не мог — выскочил сразу наружу и пошёл бродить по своему острову, пиная попадающиеся на пути камни и время от времени выпуская в никуда какие-нибудь заклятья — самые разные, просто чтобы… Чтобы, собственно, что? Почему ему вообще есть дело до этой стаи? Он никогда, кроме, как в ранней юности, не считал себя её частью — впрочем, как и Грейбек никогда не настаивал на обратном: даже в общих работах много лет он, Скабиор, участия не принимал, всегда занятый чем-то более важным… какое ему до них дело? Да и сами они, насколько он понял, его предателем не считали — иначе бы не стали даже и говорить. И он ведь читал в газетах об уничтожении лагеря ещё тогда — но в тот раз ему не было больно, досадно только и грустно.

А теперь…

Он бродил так весь вечер и половину ночи — пока не устал и совсем не замёрз, и не вспомнил, что обещал вернуться не слишком поздно. Как незаметно это стало для него серьёзнейшим аргументом… он посмеялся бы, но на это сейчас не было сил. Так что он всё же вернулся — и застал Гвеннит нервно ходящей взад-вперёд по гостиной. Увидев его, она кинулась ему на шею, и он, ощутив неприятный укол совести, обнял её и сказал слегка виновато:

— Прости, маленькая. Не было у меня сил.

— Что случилось? — тут же спросила она, поднимая голову и глядя на него очень встревоженно.

— Ничего, — покачал головой он. — Вернее, ничего не случилось сейчас. Я просто увидел одно очень старое воспоминание. Всё хорошо, — он прижал её к себе и зарылся лицом в её спутанные и явно не мытые сегодня волосы, чувствуя, наконец, так необходимое ему сейчас тепло.

— Тебе плохо, — еле слышно прошептала она, привычно обнимая его подмышками и пряча лицо у него на груди. — И ты холодный… Я не буду расспрашивать, если не хочешь.

— Не хочу, — благодарно кивнул он. — Пойдём спать. Позволишь мне лечь с вами сегодня?

— Зачем ты спрашиваешь? — отозвалась она, гладя его по спине. — Всегда можно… ты пойдёшь в душ?

— Не сейчас, — он прижал её к себе ещё крепче, а потом подхватил на руки и отнес в спальню, где в своей кроватке уже спал его крестник, уложил на кровать и рухнул рядом, не раздеваясь. Они и уснули так — оба, обнявшись и не раздевшись, а перемазанные грязью с его ботинок простыни наутро просто отправились в стирку.

…Ему снилось, что он там, в лагере — с остальными… но не один, а с Гвеннит и маленьким Кристианом — и они тоже бегут, он пытается увести их, но увязает в невесть откуда взявшемся там болоте, проваливается в него по колено и не может выбраться, а они бегут — прямо в пламя, и горят, горят в нём, крича и пытаясь вырваться, и он видит, как сперва лопается, сворачиваясь мелкими ошмётками, кожа на их руках и лицах, как потом она начинает обугливаться — а они всё кричат и кричат, и он кричит, до сорванного голоса, вместе с ними…

…и просыпается от голоса перепуганной Гвеннит, которая трясла его за плечи и звала:

— Крис! Крис, проснись! Крис, пожалуйста!

Он резко открыл глаза — и всё ещё видя пламя вокруг её лица, сделал резкий, лихорадочный жест, словно сбивая его, и напугал им Гвеннит ещё больше: она отшатнулась и опять позвала его, чуть не плача:

— Крис! Крис, это же я…

Он вздрогнул — и проснулся, наконец, окончательно. Мотнул волосами, притянул её к себе резко и, прижав с силой, замер так, выравнивая дыхание.

— Я тебя напугал? — спросил он негромко. — Я кричал, да?

— Да, — проговорила она, обнимая его и гладя по спине и плечам. — Тебе снилось что-то страшное, да?

— Да, — кивнул он, закрывая глаза и чувствуя невероятное облегчение. — Снилось. Прости, что разбудил.

— Что ты видел? — спросила она тихонько.

— Не важно… Не хочу вспоминать даже, — он откинулся назад, увлекая её за собой. — Просто сон, маленькая, — проговорил он, помогая ей удобно устроиться у него на плече. — Давай спать.

На следующий день он проснулся поздно и совсем ненадолго: разделся, бросив одежду рядом с кроватью (ни Гвеннит, ни Кристи в комнате уже не было — когда малыш, проснувшись, заплакал, она, наложив заглушающие чары, ушла с сыном в другую комнату), дошёл до ванной, умылся, выпил воды… вернулся в постель и снова заснул — почти до обеда. А, проснувшись, услышал негромкий голос Гвеннит, о чём-то ворковавшей с сыном.

— Гвен, — позвал он. Она подошла тут же — одна, без ребёнка, который, как он увидел, присмотревшись в сумраке спальни, лежал в кроватке и, похоже, тоже собирался заснуть. — Иди ко мне, — он протянул руку, и она привычно обняла его и прильнула к его плечу. — Прости за этот бардак, маленькая, — попросил он, гладя её по голове.

— Ничего, — прошептала она, и он, чувствуя её тревогу, вздохнул и сказал:

— Мне надо тебе сказать кое-что. Не бойся, — он прижал её к себе. — Ничего особенно страшного… но знать нужно. Я попал тут в одну историю, — он усмехнулся слегка кривовато, — и в итоге однажды мисс Скитер может написать какую-нибудь невероятную гадость.

Гвеннит выдохнула и почти счастливо рассмеялась:

— Это такая ерунда… пусть пишет, что хочет. Тебе это важно?

— Не обо мне, — мотнул он головой. — О тебе.

— Обо мне? — изумилась она. — Мерлин, Крис, что можно обо мне написать? Что мы с тобою любовники? Ну, так пусть её — я уверена, когда Ари вернётся, он только посмеётся над этим… да и все, кто нас знает — никто не поверит. Ну что ты? — она ласково погладила его по волосам.

— Не со мной, — вздохнул он, успокаиваясь от подобной её реакции. — С Поттером.

— Что? — она даже голову приподняла от удивления — и рассмеялась. — Почему?

— Ну, а зачем он ходит сюда еженедельно, как на работу? — он, наконец, улыбнулся тоже. — К одинокой молодой женщине?

— Да пусть пишет, — весело проговорила Гвеннит — но потом, нахмурившись, спросила: — Но его жена же не поверит в подобную ерунду? Это же, наверное, будет не в первый раз, когда...

— Понятия не имею — вот уж кто меня вообще не интересует, — сказал он, совсем успокоившись. — Вряд ли она придёт убивать тебя — ну, и ты права, полагаю, ей это читать не впервой. А тебя, значит, это не расстроит?

— Нет, конечно, — она тоже выглядела совсем успокоившейся. — Ты поэтому был вчера так расстроен?

— И это тоже, — соврал он. — Но, в целом, я вчера посмотрел одно старое воспоминание… и это было неприятно, — он вновь прижал Гвеннит к себе, и какое-то время они лежали, не двигаясь, пока она не спросила тихонько:

— Можно тебя спросить?

— Можно, — так же негромко ответил он.

— У тебя есть свои дети?

— Нет, — ответил он очень уверенно. — Я всегда очень слежу за этим… да и девочки тоже.

— А ты хотел их когда-нибудь?

— Нет, — повторил он с той же уверенностью.

— Почему? — спросила она с непонятной настойчивостью.

— У нас редко бывают дети, — подумав, начал он объяснять. — Ты, скорей, исключение… но ты вообще исключение, — рассмеялся он тихо. — Во всём. А так… в юности я никаких детей не хотел, а сейчас — ну представь, каково им жить было бы с моим именем. Даже Кристи будет непросто, но у него всё же ты работаешь в министерстве, отец и дед — авроры…

— Ты поэтому так хотел помириться с мистером Долишем? — спросила она, вновь поднимая голову и глядя на него с переходящим в понимание удивлением.

— Поэтому, да, — кивнул он. — Чем меньше люди будут ассоциировать его со мною — тем лучше. Ты сама знаешь, что такое школа. Будет куда лучше, если для всех он будет сыном и внуком аврора, а не крестником вора и бывшего егеря. А моим сыновьям пришлось бы жить именно с этим — и путь бы им лежал только в Лютный.

— А ты не хочешь такого? — тихонько спросила она.

— Я не хочу подобной определённости, — подумав, ответил он. — Всегда должен быть выбор… Как я сам когда-то выбрал всё это. А у них никакого выбора не было бы. И потом, — отбросив серьёзный тон, засмеялся он, — у меня есть вы. Куда мне ещё?


* * *


В этот день он никуда не пошёл, однако написал два письма: одно Скитер, с коротким извинением и предложением встречи, а второе — МакТавишу, похожего содержания, но пропустив первую часть и в более деловом тоне. И до конца дня получил ответы: оба с назначенным временем, по счастью, не совпавшим друг с другом. МакТавиш оказался оперативнее, назначив встречу на следующий полдень — и без пары минут двенадцать Скабиор уже был в том ангаре, откуда его порталом опять переправили на задний двор увитого плющом домика с уже гостеприимно приоткрытой дверью.

— Мой дорогой Кристиан! — приветствовал его МакТавиш, встречая его в коридоре. — Рад, очень рад тебя видеть! Чем могу? — он протянул ему руку и крепко пожал протянутую в ответ, обхватив её обеими своими ладонями. — Однако все разговоры потом, — оборвал он сам себя, — сперва выпьем чаю. Устраивайся, где тебе нравится, и расскажи мне, как ты живёшь, — приветливо говорил он, ведя Скабиора за собой в уже известную гостиную, в которой с предыдущего визита ничего не переменилось — и сервиз на столе стоял тот же самый, с бабочками. Вот пирожные были другими — крупнее, воздушнее и смелее украшенные цукатами, цветной глазурью и кремом, а на каждом — крохотная круглая шоколадка с вензелем в виде лихо закрученной «Р». — Садись, садись, — МакТавиш налил ему чая и положил на тарелку пирожное с алой кремовой шапочкой, увенчанной красной апельсиновой долькой.

— Благодарю, всё отлично, — кивнул Скабиор, раздумывая, сказать ли ему про Скитер, или пока что не стоит. — Я, собственно, ненадолго и смущён подобным приёмом… у меня всего лишь пара вопросов, связанных с нашим непростым делом.

— Молодёжь, — посетовал МакТавиш, кладя себе шоколадное пирожное и с удовольствием отправляя в рот отломанный вилкой кусочек. — Не умеете вы ценить простые радости в жизни… как твой крестник? Ему ведь уже месяца… четыре, по-моему? Я помню внуков в этом возрасте — дивное время!

— Всё отлично, — как можно небрежнее ответил Скабиор. МакТавиш посмотрел на него — и рассмеялся:

— Да не гляди так. Неужто ребенка обижу? Рассказывай, что там у тебя.

— Самое главное, я ведь в прошлую нашу встречу и не спросил: тогда, полгода назад, когда вас обнесли явно по чьей-то наводке, удалось найти крысу-то? — светло улыбнувшись, спросил Скабиор, доедая пирожное и потянувшись за следующим. Что это за кондитерская такая, интересно? Где-то он видел такой логотип…

— Вам, молодой человек, всё-таки надо что-то с манерами делать, — вздохнул МакТавиш. — Печально слышать такие речи в приличном обществе, — он покачал головой — и Скабиор, усмехнувшись, поправился:

— Не соблаговолите ли просветить меня на предмет обнаружения чрезмерно нескромного господина или госпожи, неосторожно раскрывшего чуть больше, чем допускают это приличия, не самым близким своим знакомым?

Глава опубликована: 30.01.2016
Предыдущая главаСледующая глава
20 комментариев из 34364 (показать все)
Про обоих, как все же сложатся отношения. И вообще про Сириуса, как он адаптируется в новом мире
Alteyaавтор
vilranen
Про обоих, как все же сложатся отношения. И вообще про Сириуса, как он адаптируется в новом мире
С трудом, я думаю.)))
Автор, спасибо за удовольствие от прочтения) написать такой объём без «воды» - ооооочень дорогого стоит! Читается легко и складно.
Alteyaавтор
Neposedda
Автор, спасибо за удовольствие от прочтения) написать такой объём без «воды» - ооооочень дорогого стоит! Читается легко и складно.
Спасибо!)))
Neposedda
Автор, спасибо за удовольствие от прочтения) написать такой объём без «воды» - ооооочень дорогого стоит! Читается легко и складно.
Сейчас только посмотрел - этот фанфик стоит на 2 месте по объему. На первом - "Молли навсегда".
А когда-то я считал МРМ гигантским...
Я сейчас на 367 главе, и смутил один момент. "Никогда в жизни в трезвом уме он не пришёл бы сюда — и ему ведь предлагали остаться…" и следом, через пару абзацев - "иногда всё же бывал здесь, освоив тонкое искусство говорить с родственниками о политике и погоде". Поттер к родственникам на Тисовую бухой что ли шляется?)
Пассаж про Поттеровскую ностальгию по детству золотому выглядит странно и отчетливо попахивает стокгольмским синдромом. Аврору Поттеру не до проработки детских травм?)
Alteyaавтор
James Moran
Я сейчас на 367 главе, и смутил один момент. "Никогда в жизни в трезвом уме он не пришёл бы сюда — и ему ведь предлагали остаться…" и следом, через пару абзацев - "иногда всё же бывал здесь, освоив тонкое искусство говорить с родственниками о политике и погоде". Поттер к родственникам на Тисовую бухой что ли шляется?)
Пассаж про Поттеровскую ностальгию по детству золотому выглядит странно и отчетливо попахивает стокгольмским синдромом. Аврору Поттеру не до проработки детских травм?)
В первом случае имеется в виду, что он не пришёл бы сейчас (наверное, надо добавить?). ) А в целом - он, конечно, сюда ходит и с роднёй общается. Какой стокгольмский синдром? Всё это было сто лет назад. Это просто родственники - и я, кстати, не сторонница тех, кто считает, что Гарри мучили и издевались. Обычно он рос - особенно для английского ребёнка. Да, старая одежда - но, в целом, ничего особенного.
И он давно оставил все обиды в прошлом. Близости у него с роднёй особой нет - но и обид тоже. Так... иногда встречаются. Там ещё племянники его двоюродные, кстати.
А ностальгия... она не по золотому детству. А просто по детству. Не более.
Показать полностью
Alteya
Пожалуй что) иначе какая-то внутренняя несогласованность получается.

Ностальгирующий по детству в чулане Поттер вызывает у меня разрыв шаблона. Каждому своё, конечно, но это уже как-то нездорóво.
Я вообще не нахожу заселение ребенка в чулан сколько-нибудь нормальным, не считая всего прочего. Это, конечно, не мучения и издевательства в физическом смысле, но в моральном - вполне.
Общаются и не с такими родственниками, безусловно, но зачем? Лишнее мучение для всех.
Alteyaавтор
James Moran
Alteya
Пожалуй что) иначе какая-то внутренняя несогласованность получается.

Ностальгирующий по детству в чулане Поттер вызывает у меня разрыв шаблона. Каждому своё, конечно, но это уже как-то нездорóво.
Я вообще не нахожу заселение ребенка в чулан сколько-нибудь нормальным, не считая всего прочего. Это, конечно, не мучения и издевательства в физическом смысле, но в моральном - вполне.
Общаются и не с такими родственниками, безусловно, но зачем? Лишнее мучение для всех.
Вы преувеличиваете.)»
Ну правда.
Чулан - это плохо, конечно. Но в целом ничего ужасного с Гарри не случилось, и Гарри это понимает. И - главное - никакой особой травмы у него нет. Вы говорите о человеке, которого в 12 чуть Василиск не сожрал.))) и у которого до сих пор шрам на левый руке.
А главное - это же его единственная кровная родня. И он в чем-то их даже вполне понимает.
В конце концов, он уже действительно взрослый. И
Случилось бы ужасное, было бы поздно. Кроме чулана были еще решетки на окнах, кормежка под дверью и многое другое. Хотя я могу представить некое общение Гарри с Дадли, но не с тетей - во многом потому, что ей и самой вряд ли это нужно. Она попрощаться-то с ним сил в себе не нашла.

Не удержалась - по следам недавней дискуссии)
Alteyaавтор
Levana
Случилось бы ужасное, было бы поздно. Кроме чулана были еще решетки на окнах, кормежка под дверью и многое другое. Хотя я могу представить некое общение Гарри с Дадли, но не с тетей - во многом потому, что ей и самой вряд ли это нужно. Она попрощаться-то с ним сил в себе не нашла.

Не удержалась - по следам недавней дискуссии)
Это уже потом в рамках борьбы со страшной магией.
Причём борьбы, в общем, на равных - вернее, как с равным. Гарри абсолютно не забитый и не несчастный ребёнок, обратите внимание. И любить и дружить умеет - а значит… у него есть такой опыт. Вопрос: откуда?
А тетя… в книгах они прощались. Пусть и странно.
И ей тоже тяжело и сложно, и она тоже не идеальна и просто человек - и похоже, что Гарри это понял.
Поставьте себя на ее место.))
Alteya
Levana
Это уже потом в рамках борьбы со страшной магией.
Причём борьбы, в общем, на равных - вернее, как с равным. Гарри абсолютно не забитый и не несчастный ребёнок, обратите внимание. И любить и дружить умеет - а значит… у него есть такой опыт. Вопрос: откуда?
А тетя… в книгах они прощались. Пусть и странно.
И ей тоже тяжело и сложно, и она тоже не идеальна и просто человек - и похоже, что Гарри это понял.
Поставьте себя на ее место.))
Не могу. Как бы я ни относилась к родителям ребенка (хотя сестра ей не угодила лишь тем, что волшебница, и тянулась к ней, и защищала от Северуса), ребенок это ребенок. Мне было бы стыдно селить его в чулане. Да и с чего бы? Его принесли младенцем. Расти его, люби его и будет тебе второй сын.
А Гарри такой просто потому, что это не психологический роман, а сказка)
Alteyaавтор
Levana
Вы не так смотрите.))
Во-первых, они с Вернером и вправду могли хотеть второго ребёнка - а тут Гарри, а трёх они уже не тянут. И это обидно и больно.
Во-вторых, не будет он сын. Потому что он волшебник, а петуния знает, что волшебники, подрастая, уходят в свой другой мир - куда им зола нет, и который уже отнял у неё сестру. Она знает, что они для Гарри - просто временная передержка, и что он уйдёт от них, обязательно уйдёт, и они станут чужими. Как с Лили. А вот своего второго ребёнка у них уже из-за него не будет…
А ещё она боится Гарри. Боится магии… а деваться некуда. И выбросы эти магмческие неконтролируемые… и вот случись что - они же никак не защитятся.
Та же надутая тетушка - это же, на самом деле, жутко. Особенно жутко тем, что Гарри этого не хотел! Оно само! А значит, непредотвратимо.
Представьте, что у вас дома живет ребёнок с автоматом. Играет с ним, возится… и с гранатами. А забрать вы их у него не можете. И он иногда их просто куда-нибудь кидает… или вот теряет. Может и чеку вынуть… не до конца… и вот граната лежит… где-то… почти без чеки… а потом котик пробежит, хвостиком заденет, чека выскочит окончательно и бум…
А вы ничего не можете с этим сделать.

Петуния, мягко говоря, неидеальна. И я ее не то чтобы люблю. Но понимаю.))

И раз уж мы приняли описанную реальность, придётся принять и то, что Гарри не просто так, в целом, нормальный ребёнок с нормально сформированным навыком привязанности. А значит…)))
Показать полностью
Можете же. Язык держать за зубами, например. Они ж его провоцировали регулярно. И пугающих выбросов у Лили не показали. А дети... дети они все вырастают и уходят жить своей жизнью, это нормально. И про третьего это все ж теория, не подкрепленная текстом)
Ну и насчет того, что не будет сыном - что ж тогда бедным родителям Геомионы говорить, она одна у них.
В общем, Роулинг хорошо про нее сказала - человек в футляре. Нет, она не садистка конечно, но человек неприятный. И мне кажется, сама не захочет поддерживать это общение. Хотя в жизни всякое бывает)
Alteyaавтор
Levana
А мне кажется, захочет. Но показать это ей будет сложно.))

И дети уходят обычно все же не совсем. Общаются, дружат, гостят… а тут…
И у петунии ведь тоже травма.)) она же тоже хотела стать волшебницей. А увы…
Alteya
а где в Луне/Монете все это кроме вскапывания? аж стало интересно почитать у вас про отношения взрослого Гарри с родственниками, а где - не помню
Alteyaавтор
ansy
Alteya
а где в Луне/Монете все это кроме вскапывания? аж стало интересно почитать у вас про отношения взрослого Гарри с родственниками, а где - не помню
Да нету. ) Мелькало где-то, эпизодами, но я и не вспомню, где.)
Очень понравилось! ^_^
466 глав, с ума сойти! Давно меня в такой запой не уносило)))

Есть пару ошибок, но в общем - очень здорово ;)


>> 378 глава
звезду с кровавой, словно кровь, лентой,

>> У Скабиора с МакДугалом разговор о его сестре заходит, когда тот впервые приходит к МакДугалу домой. А потом в 384й главе они опять говорят о ней, но как будто того разговора не было

>> 392 глава:
Поколдовал над канализацией и восхитился светящимися червячками, и даже кустом малины, который «никак нельзя никуда переносить».
396 глава:
она собиралась посадить на месте его захоронения кусты малины. И делать это пора было уже сейчас — тем более что стройка должна была развернуться, по большей части, с другой стороны дома

>>396 гл
А вот самому Арвиду было куда сложнее — единственный ребёнок в семье, он никогда не имел дела с такими маленькими детьми: слишком молодой для того, чтобы насмотреться на них в семьях друзей и знакомых, сам он был единственным ребёнком у своих тоже не имевших братьев и сестёр родителей.
Alteyaавтор
Loki1101
Спасибо! ))
Да, текст большущий. ) Видимо. ошибки неизбежны. )
Чтобы написать комментарий, войдите

Если вы не зарегистрированы, зарегистрируйтесь

Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓

↑ Свернуть ↑
  Следующая глава
Закрыть
Закрыть
Закрыть
↑ Вверх