↓
 ↑
Регистрация
Имя

Пароль

 
Войти при помощи
Размер шрифта
14px
Ширина текста
100%
Выравнивание
     
Цвет текста
Цвет фона

Показывать иллюстрации
  • Большие
  • Маленькие
  • Без иллюстраций

Обратная сторона луны (джен)



Автор:
Беты:
miledinecromant Бетство пролог-глава 408, главы 414-416. Гамма всего проекта: сюжет, характеры, герои, вотэтоповорот, Мhия Корректура всего проекта
Фандом:
Рейтинг:
R
Жанр:
Общий
Размер:
Макси | 5528 Кб
Статус:
Закончен
Предупреждения:
Смерть персонажа
 
Проверено на грамотность
Эта история про одного оборотня и изнанку волшебного мира - ведь кто-то же продал то самое яйцо дракона Квиреллу и куда-то же Флетчер продавал стянутые из древнейшего дома Блэков вещички? И, конечно, о тех, кто стоит на страже, не позволяя этой изнанке мира стать лицевой его частью - об аврорах и министерских работниках, об их буднях, битвах, поражениях и победах. А также о журналистах и медиках и, в итоге - о Волшебной Британии.
В общем, всё как всегда - это история о людях и оборотнях. И прежде всего об одном из них. А ещё о поступках и их последствиях.
Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓

↑ Свернуть ↑
  Следующая глава

Глава 401

— Гвен, — Арвид привлёк её к себе и какое-то время держал в объятьях, прижимаясь губами к её виску. Был поздний вечер, и они только легли, погасив свет. Дом окутала спокойная тишина: Кристи давно уже спал в своей комнате, из-под закрытой двери которой в коридор пробивался слабый луч света, а значит, Скабиор, до сих пор живший вместе со своим крестником, как обычно, читал перед сном, а Лето где-то бродил — а может, уже тоже спал со своим хозяином. Ночь была светлой — луна начала убывать день назад, и это был первый вечер, когда Гвеннит чувствовала себя совершенно здоровой.

— Да-а? — игриво протянула она, поднимая голову и находя своими губами его губы.

— Подожди, — попросил он, отвечая на её поцелуй. — Мне нужно сказать кое-что.

— Ари? — мгновенно встревожилась Гвеннит.

— Да нет, — успокаивающе проговорил он. — Ничего не случилось… ничего нового. Просто… в понедельник я собираюсь поговорить о своем возвращении с Паем. Если меня, наконец, признают здоровым и годным для несения службы, я должен буду отправиться в Академию Аврората до середины июля. Но я буду возвращаться по выходным, — быстро добавил он, прижимая её к себе.

— Это хорошо, — очень расстроенно прошептала Гвеннит, тоже обнимая его. — Я… я буду скучать, — всхлипнула она, кусая губы, чтобы не разреветься.

— И бояться, — понимающе договорил за неё Арвид. — Не нужно, родная… это же просто школа. Там, пожалуй, безопасней, чем в Хогвартсе: там нет ни движущихся лестниц, ни Запретного леса вокруг, и даже котлы на зельеварении уже никто не взрывает. Со мной ничего не случится, — пообещал он. А она, вспомнив, как уже слышала однажды от него эти слова, и чем потом это закончилось, всё же расплакалась. — Т-ш-ш, — ласково проговорил он, губами стирая с её глаз слёзы. — В Академии никогда ничего страшного ни с кем не случается. Ни разу никто не погиб… давай я тебе о ней расскажу, — предложил он, приподнимаясь на подушке и устраивая Гвеннит у себя на руках. — Там хорошо, в общем-то… хотя и непросто. Спальни там больше, чем в Хогвартсе…

Они проговорили полночи — Арвид, рассказывая, сам оживился, погрузившись в воспоминания и перемежая описания Академии историями из своего не столь далекого курсантского прошлого. Разговор этот почти успокоил Гвеннит, и всё же она грустила и сама не знала, хочет ли поддержать мужа и пожелать ему благополучно получить допуск к прохождению подготовки, или всё-таки больше обрадуется, если ему в нём откажут.

Доктор Пай, как выяснилось уже в понедельник, не возражал против возвращения Арвида в Академию, хотя был в своих прогнозах достаточно сдержан — он скорректировал Арвиду курс зелий и направил его к своему коллеге пройти дополнительную диагностику, ещё раз проверить рефлексы, зрение и прочие устоявшиеся со времен Гесфестуса Гора вещи. В отделении Недугов от заклятий Арвид совершенно случайно столкнулся с Пиксом — который, после взаимных приветствий и коротких рассказов о том, как у кого обстоят дела, шутливо пожаловался:

— Хорошо тебе… а меня ещё Сметвик терзает — сам понимаешь, грибы, дым и лёгкие… я уже скоро, кажется, научусь так глубоко вдыхать, что однажды взлечу. Впрочем, Сандру он тоже мучает — с последствиями той трансфигурации… так что мы с ней на пару его ненавидим, хотя, казалось бы, милейший же старикан, — он улыбнулся. — Но вроде, он вот-вот уже должен от нас, наконец, отцепиться — а затем меня ждет обстоятельная беседа с Паем. Так что остались только формальности — нужно будет дождаться, пока они победят свою бюрократию, — весело проговорил он, но под этой весёлостью Арвид почувствовал, что тот всё равно волнуется.

Бумаги должны были быть готовы к концу недели, и всё это время Арвид делил между возведением башни, визитами в Мунго, сыном, женой и родителями. Ещё с начала строительства его дни были настолько насыщены, что, дабы всё успевать, Арвид сел и по старой привычке составил для себя график, которого и старался придерживаться.

Гвеннит, увидев однажды этот листок, изумилась — и, выслушав его полушутливое объяснение, вдруг почему-то замигала и сморгнула набежавшие на глаза слёзы. И на встревоженный вопрос Арвида, что случилось, ответила, что не заметила, как он постепенно стал совсем таким же, как прежде…

В пятницу Арвид вернулся из Мунго домой возбуждённым и радостным — и, едва дождавшись с работы Гвеннит, рассказал ей, что получил-таки положительное заключение и даже успел подписать у Поттера все бумаги — и в понедельник утром он вместе с Фоссет и Пиксом должен быть уже в Академии, где будет отныне проводить все будние дни, возвращаясь домой лишь на выходные. Гвеннит это всё же расстроило — и, глядя на её растерянное лицо, Арвид слегка виновато развёл руками:

— Это не слишком надолго. Я надеюсь, что мы успеем всё сдать к концу семестра — иначе застрянем там ещё и на осень. Если всё получится, я в середине июля уже вернусь.

— Да нет, — покачала она головой. — Я помню… ты говорил. Я просто не ожидала, что это случится так… так скоро, — она обняла мужа. — Но это здорово… и я рада, на самом деле, — улыбнулась она. — Хотя я буду скучать...

— Хотел бы я сказать, что я тоже, — искренне улыбнулся Арвид, — но, если эти недели будут похожи на те три года, что я там отучился, скучать мне будет попросту некогда: мы более-менее приходили в себя как раз в воскресенье. А его я буду проводить здесь.

— Я буду скучать за двоих, — заулыбалась она уже ярче. — Хотя мне тоже некогда будет — стройку же надо заканчивать…

Вечер они посвятили сборам — и пока Гвеннит собирала мужу чистые вещи, с усилием отмахиваясь от возникающих у неё ассоциаций, как однажды она уже их складывала, и чем всё это закончилось, Арвид куда-то исчез, а, вернувшись, подошёл к ней и поставил на кровать… будильник.

— Уложить его тоже? — спросила Гвеннит.

— Это не для меня, — таинственно улыбнулся он. Гвеннит бросила на него непонимающий взгляд, и Арвид протянул ей будильник. — Смотри. Он не только время показывает.

Она с любопытством взглянула на него — и действительно, кроме привычных стрелок была и ещё одна, ярко-красная, а сам ободок циферблата был разбит на равные секции, в центре которых располагались слова «дом», «работа», «школа», «Мунго», «в пути» и, наконец, «смертельная опасность».

— Купил во «Вредилках Уизли», — сказал он. — Ты теперь сможешь всегда знать, где я сейчас — и тебе будет спокойнее, — Арвид взял её руки, в которых она держала будильник, в свои и поцеловал.

— Спасибо, — растроганно прошептала Гвеннит, осторожно поставив будильник на тумбочку у кровати и обнимая мужа. — Ари… я знаю, знаю, что на этот раз ничего не случится — но я…

— Ты боишься, — кивнул он, обнимая её. — Я понимаю. Действительно понимаю — я бы тоже, пожалуй, боялся. Но всё будет хорошо, — он поцеловал её. — Вот увидишь.

Какое-то время они целовались, позабыв о сборах — но время утекало сквозь пальцы, и уже утром Арвид должен был стоять в строю на плацу в Академии Аврората, так что им пришлось прерваться и всё же вернуться к вещам.

Свою старую курсантскую форму Арвид приготовил заранее. С некоторым сомнением он отыскал её в одной из коробок на чердаке, принёс её вниз и, разложив на кровати, долго разглядывал.

— Что это? — с любопытством спросила Гвеннит, оборачиваясь от почти уложенного чемодана.

— Моя старая форма, которую я носил, когда был курсантом — ответил Арвид, накрывая её руки своими. — Вот думаю, влезу я в неё или нет. Новую шить сейчас очень некстати… но мне было двадцать, когда я её в последний раз надевал. И сколько она всего вынесла, — улыбнулся он. — Тут каждая штопка имеет свою историю. И даже каждая пуговица, пожалуй — я их, в общей сложности, комплекта три потерял, наверное. По одному за год. И никакое Акцио не помогало, потому что потерю я обычно замечал слишком поздно.

— Мне кажется, брюки тебе точно велики будут, — сказала Гвеннит.

— Велики — не малы, — разумно ответил Арвид. — Там ремень есть…

Переодевшись, он подтянул ремень, проделав в нём дополнительную дырочку, застегнул и, одёрнув китель, вдруг рассмеялся.

— Тебе очень идёт, — сказала, тоже невольно заулыбавшись, Гвеннит.

— Да уж, — он оттянул ворот. — Выглядит так, словно снято с чужого плеча… придётся, видимо, уменьшать, — он взял палочку и беззвучно прошептал заклинание. Китель сел, как влитой — и Арвид, улыбнувшись довольно, проделал ту же операцию с брюками. — Не дело это, конечно, — вздохнул он, закончив. — Но велико — не мало… слетит заклятье — не страшно.

— И тебе не будет неловко перед курсантками? — шутливо спросила Гвеннит.

— Поверь, — проговорил он очень проникновенно. — Где-где, а в Академии мне точно будет не до курсанток. Выспаться бы успевать — о большем я не мечтаю.


* * *


В Академию Аврората курсанты Фоссет, Долиш и Пикс прибыли в семь утра в понедельник, двадцать второго мая, ровно за час до утреннего построения. Встретил их лично директор Академии Уильямсон — высокий широкоплечий мужчина за шестьдесят с густыми светлыми волосами, в которых виднелась седина, и с небольшой аккуратной рыжеватой, наполовину седой бородкой.

— Рад видеть вас снова, — сказал он, когда они по форме доложили о своём прибытии. — Надеюсь, ваша стажировка будет успешной. Жить будете с курсантами третьего года — и вот ваша программа, — он протянул каждому по пергаменту. — Добро пожаловать, — с искренней улыбкой добавил он. — Есть вопросы?

— Нет, сэр! — громко ответили они в один голос и улыбнулись в ответ.

Глава опубликована: 12.12.2016
Предыдущая главаСледующая глава
20 комментариев из 34364 (показать все)
Про обоих, как все же сложатся отношения. И вообще про Сириуса, как он адаптируется в новом мире
Alteyaавтор
vilranen
Про обоих, как все же сложатся отношения. И вообще про Сириуса, как он адаптируется в новом мире
С трудом, я думаю.)))
Автор, спасибо за удовольствие от прочтения) написать такой объём без «воды» - ооооочень дорогого стоит! Читается легко и складно.
Alteyaавтор
Neposedda
Автор, спасибо за удовольствие от прочтения) написать такой объём без «воды» - ооооочень дорогого стоит! Читается легко и складно.
Спасибо!)))
Neposedda
Автор, спасибо за удовольствие от прочтения) написать такой объём без «воды» - ооооочень дорогого стоит! Читается легко и складно.
Сейчас только посмотрел - этот фанфик стоит на 2 месте по объему. На первом - "Молли навсегда".
А когда-то я считал МРМ гигантским...
Я сейчас на 367 главе, и смутил один момент. "Никогда в жизни в трезвом уме он не пришёл бы сюда — и ему ведь предлагали остаться…" и следом, через пару абзацев - "иногда всё же бывал здесь, освоив тонкое искусство говорить с родственниками о политике и погоде". Поттер к родственникам на Тисовую бухой что ли шляется?)
Пассаж про Поттеровскую ностальгию по детству золотому выглядит странно и отчетливо попахивает стокгольмским синдромом. Аврору Поттеру не до проработки детских травм?)
Alteyaавтор
James Moran
Я сейчас на 367 главе, и смутил один момент. "Никогда в жизни в трезвом уме он не пришёл бы сюда — и ему ведь предлагали остаться…" и следом, через пару абзацев - "иногда всё же бывал здесь, освоив тонкое искусство говорить с родственниками о политике и погоде". Поттер к родственникам на Тисовую бухой что ли шляется?)
Пассаж про Поттеровскую ностальгию по детству золотому выглядит странно и отчетливо попахивает стокгольмским синдромом. Аврору Поттеру не до проработки детских травм?)
В первом случае имеется в виду, что он не пришёл бы сейчас (наверное, надо добавить?). ) А в целом - он, конечно, сюда ходит и с роднёй общается. Какой стокгольмский синдром? Всё это было сто лет назад. Это просто родственники - и я, кстати, не сторонница тех, кто считает, что Гарри мучили и издевались. Обычно он рос - особенно для английского ребёнка. Да, старая одежда - но, в целом, ничего особенного.
И он давно оставил все обиды в прошлом. Близости у него с роднёй особой нет - но и обид тоже. Так... иногда встречаются. Там ещё племянники его двоюродные, кстати.
А ностальгия... она не по золотому детству. А просто по детству. Не более.
Показать полностью
Alteya
Пожалуй что) иначе какая-то внутренняя несогласованность получается.

Ностальгирующий по детству в чулане Поттер вызывает у меня разрыв шаблона. Каждому своё, конечно, но это уже как-то нездорóво.
Я вообще не нахожу заселение ребенка в чулан сколько-нибудь нормальным, не считая всего прочего. Это, конечно, не мучения и издевательства в физическом смысле, но в моральном - вполне.
Общаются и не с такими родственниками, безусловно, но зачем? Лишнее мучение для всех.
Alteyaавтор
James Moran
Alteya
Пожалуй что) иначе какая-то внутренняя несогласованность получается.

Ностальгирующий по детству в чулане Поттер вызывает у меня разрыв шаблона. Каждому своё, конечно, но это уже как-то нездорóво.
Я вообще не нахожу заселение ребенка в чулан сколько-нибудь нормальным, не считая всего прочего. Это, конечно, не мучения и издевательства в физическом смысле, но в моральном - вполне.
Общаются и не с такими родственниками, безусловно, но зачем? Лишнее мучение для всех.
Вы преувеличиваете.)»
Ну правда.
Чулан - это плохо, конечно. Но в целом ничего ужасного с Гарри не случилось, и Гарри это понимает. И - главное - никакой особой травмы у него нет. Вы говорите о человеке, которого в 12 чуть Василиск не сожрал.))) и у которого до сих пор шрам на левый руке.
А главное - это же его единственная кровная родня. И он в чем-то их даже вполне понимает.
В конце концов, он уже действительно взрослый. И
Levana Онлайн
Случилось бы ужасное, было бы поздно. Кроме чулана были еще решетки на окнах, кормежка под дверью и многое другое. Хотя я могу представить некое общение Гарри с Дадли, но не с тетей - во многом потому, что ей и самой вряд ли это нужно. Она попрощаться-то с ним сил в себе не нашла.

Не удержалась - по следам недавней дискуссии)
Alteyaавтор
Levana
Случилось бы ужасное, было бы поздно. Кроме чулана были еще решетки на окнах, кормежка под дверью и многое другое. Хотя я могу представить некое общение Гарри с Дадли, но не с тетей - во многом потому, что ей и самой вряд ли это нужно. Она попрощаться-то с ним сил в себе не нашла.

Не удержалась - по следам недавней дискуссии)
Это уже потом в рамках борьбы со страшной магией.
Причём борьбы, в общем, на равных - вернее, как с равным. Гарри абсолютно не забитый и не несчастный ребёнок, обратите внимание. И любить и дружить умеет - а значит… у него есть такой опыт. Вопрос: откуда?
А тетя… в книгах они прощались. Пусть и странно.
И ей тоже тяжело и сложно, и она тоже не идеальна и просто человек - и похоже, что Гарри это понял.
Поставьте себя на ее место.))
Levana Онлайн
Alteya
Levana
Это уже потом в рамках борьбы со страшной магией.
Причём борьбы, в общем, на равных - вернее, как с равным. Гарри абсолютно не забитый и не несчастный ребёнок, обратите внимание. И любить и дружить умеет - а значит… у него есть такой опыт. Вопрос: откуда?
А тетя… в книгах они прощались. Пусть и странно.
И ей тоже тяжело и сложно, и она тоже не идеальна и просто человек - и похоже, что Гарри это понял.
Поставьте себя на ее место.))
Не могу. Как бы я ни относилась к родителям ребенка (хотя сестра ей не угодила лишь тем, что волшебница, и тянулась к ней, и защищала от Северуса), ребенок это ребенок. Мне было бы стыдно селить его в чулане. Да и с чего бы? Его принесли младенцем. Расти его, люби его и будет тебе второй сын.
Levana Онлайн
А Гарри такой просто потому, что это не психологический роман, а сказка)
Alteyaавтор
Levana
Вы не так смотрите.))
Во-первых, они с Вернером и вправду могли хотеть второго ребёнка - а тут Гарри, а трёх они уже не тянут. И это обидно и больно.
Во-вторых, не будет он сын. Потому что он волшебник, а петуния знает, что волшебники, подрастая, уходят в свой другой мир - куда им зола нет, и который уже отнял у неё сестру. Она знает, что они для Гарри - просто временная передержка, и что он уйдёт от них, обязательно уйдёт, и они станут чужими. Как с Лили. А вот своего второго ребёнка у них уже из-за него не будет…
А ещё она боится Гарри. Боится магии… а деваться некуда. И выбросы эти магмческие неконтролируемые… и вот случись что - они же никак не защитятся.
Та же надутая тетушка - это же, на самом деле, жутко. Особенно жутко тем, что Гарри этого не хотел! Оно само! А значит, непредотвратимо.
Представьте, что у вас дома живет ребёнок с автоматом. Играет с ним, возится… и с гранатами. А забрать вы их у него не можете. И он иногда их просто куда-нибудь кидает… или вот теряет. Может и чеку вынуть… не до конца… и вот граната лежит… где-то… почти без чеки… а потом котик пробежит, хвостиком заденет, чека выскочит окончательно и бум…
А вы ничего не можете с этим сделать.

Петуния, мягко говоря, неидеальна. И я ее не то чтобы люблю. Но понимаю.))

И раз уж мы приняли описанную реальность, придётся принять и то, что Гарри не просто так, в целом, нормальный ребёнок с нормально сформированным навыком привязанности. А значит…)))
Показать полностью
Levana Онлайн
Можете же. Язык держать за зубами, например. Они ж его провоцировали регулярно. И пугающих выбросов у Лили не показали. А дети... дети они все вырастают и уходят жить своей жизнью, это нормально. И про третьего это все ж теория, не подкрепленная текстом)
Ну и насчет того, что не будет сыном - что ж тогда бедным родителям Геомионы говорить, она одна у них.
В общем, Роулинг хорошо про нее сказала - человек в футляре. Нет, она не садистка конечно, но человек неприятный. И мне кажется, сама не захочет поддерживать это общение. Хотя в жизни всякое бывает)
Alteyaавтор
Levana
А мне кажется, захочет. Но показать это ей будет сложно.))

И дети уходят обычно все же не совсем. Общаются, дружат, гостят… а тут…
И у петунии ведь тоже травма.)) она же тоже хотела стать волшебницей. А увы…
Alteya
а где в Луне/Монете все это кроме вскапывания? аж стало интересно почитать у вас про отношения взрослого Гарри с родственниками, а где - не помню
Alteyaавтор
ansy
Alteya
а где в Луне/Монете все это кроме вскапывания? аж стало интересно почитать у вас про отношения взрослого Гарри с родственниками, а где - не помню
Да нету. ) Мелькало где-то, эпизодами, но я и не вспомню, где.)
Очень понравилось! ^_^
466 глав, с ума сойти! Давно меня в такой запой не уносило)))

Есть пару ошибок, но в общем - очень здорово ;)


>> 378 глава
звезду с кровавой, словно кровь, лентой,

>> У Скабиора с МакДугалом разговор о его сестре заходит, когда тот впервые приходит к МакДугалу домой. А потом в 384й главе они опять говорят о ней, но как будто того разговора не было

>> 392 глава:
Поколдовал над канализацией и восхитился светящимися червячками, и даже кустом малины, который «никак нельзя никуда переносить».
396 глава:
она собиралась посадить на месте его захоронения кусты малины. И делать это пора было уже сейчас — тем более что стройка должна была развернуться, по большей части, с другой стороны дома

>>396 гл
А вот самому Арвиду было куда сложнее — единственный ребёнок в семье, он никогда не имел дела с такими маленькими детьми: слишком молодой для того, чтобы насмотреться на них в семьях друзей и знакомых, сам он был единственным ребёнком у своих тоже не имевших братьев и сестёр родителей.
Alteyaавтор
Loki1101
Спасибо! ))
Да, текст большущий. ) Видимо. ошибки неизбежны. )
Чтобы написать комментарий, войдите

Если вы не зарегистрированы, зарегистрируйтесь

Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓

↑ Свернуть ↑
  Следующая глава
Закрыть
Закрыть
Закрыть
↑ Вверх