↓
 ↑
Регистрация
Имя:

Пароль:

 
Войти при помощи

Размер шрифта
14px
Ширина текста
100%
Выравнивание
     

Показывать иллюстрации
  • Большие
  • Маленькие
  • Без иллюстраций

Обратная сторона луны (джен)



Всего иллюстраций: 8
Автор:
Беты:
miledinecromant Бетство пролог-глава 408, главы 414-416. Гамма всего проекта: сюжет, характеры, герои, вотэтоповорот, Мhия Корректура всего проекта
Фандом:
Рейтинг:
R
Жанр:
Общий
Размер:
Макси | 5528 Кб
Статус:
Закончен
Предупреждения:
Смерть персонажа
Эта история про одного оборотня и изнанку волшебного мира - ведь кто-то же продал то самое яйцо дракона Квиреллу и куда-то же Флетчер продавал стянутые из древнейшего дома Блэков вещички? И, конечно, о тех, кто стоит на страже, не позволяя этой изнанке мира стать лицевой его частью - об аврорах и министерских работниках, об их буднях, битвах, поражениях и победах. А также о журналистах и медиках и, в итоге - о Волшебной Британии.
В общем, всё как всегда - это история о людях и оборотнях. И прежде всего об одном из них. А ещё о поступках и их последствиях.
Отключить рекламу
Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓

↑ Свернуть ↑
  Следующая глава

Глава 66

Однако первым с Ритой Скитер увиделся всё-таки Поттер — попросту выйдя из своего кабинета и буквально наткнувшись на неё, все такую же яркую и вызывающую, сидевшую практически под самой его дверью.

— Мистер Поттер!

— О, мисс Скитер, — недобро улыбнулся Главный Аврор, широко распахивая перед ней дверь. — Вы удивительно кстати… Прошу вас, — пригласил он и, едва она вошла, шепнул секретарю срочно вызвать сюда мадам Уизли, закрыл дверь и, прислонившись к ней спиной, сказал: — Могу я узнать, почему вы приписали бристольские нападения мистеру Винду?

Взгляд Скитер стал невероятно честным и слегка недоумевающим:

— Ах, мистер Поттер, — мягко проговорила она, — вы, вероятно, просто невнимательно прочитали. Мы не называли никаких имён в статье про…

— Мисс Скитер, — с лёгким раздражением перебил её Поттер, — мы же все тут прекрасно понимаем, что вторая статья там не просто так. Давайте не будем делать друг из друга идиотов.

— Что вы, — она удивлённо вскинула брови, — и в мыслях не было… «Пророк» всего лишь не даёт стране забыть свою недавнюю, полную боли историю — должен же кто-то, кроме профессора Биннса, взять на себя эту работу, тем более, раз уж даже чиновники министерства начали её забывать.

— Итак, — сурово произнесла Гермиона, заходя в кабинет, — мы полагаем, что сегодняшняя передовица «Пророка» — это сознательно инспирированная попытка дискредитации недавно принятого закона о новой мере наказания в виде общественных работ — которая, как любое радикальное нововведение, конечно же, имеет своих противников, влияние которых, вероятно, оказалось достаточно велико для того, чтобы заказать подобную статью в ведущей газете Британии.

Молча выслушавшая всё это с чрезвычайно кротким видом Скитер воззрилась на неё так, словно увидела только что — потом улыбнулась широко и проговорила почти что лениво:

— О, мадам Уизли! Я смотрю, в ваших руках сегодня нет банки. Какая оплошность.

— Ну что вы, мисс Скитер, — ответила не менее широкой и ослепительной улыбкой Гермиона, — разве можно сажать людей в банку? Ведь это — если мне, разумеется, не изменяет память — до двух лет Азкабана. Чуть меньше, чем за незаконную анимагию, но мы обе с вами, кажется, хорошо в свое время изучили этот раздел законодательства. Нужно открывать для себя новые горизонты: учитывая, насколько явной и отвратительной манипуляцией является сегодняшняя передовица «Пророка» и то, что она очевидным образом подрывает доверие к министерству, благодаря директивам, принятым с легкой руки покойного Скримджера, которые никто так и не удосужился отменить, у нашего доблестного аврората — и лично у мистера Поттера — есть полное право задержать вас на семьдесят два часа и спокойно, детально и очень тщательно допросить.

— Боги мои, что я слышу! — ахнула Скитер, глянув на Гермиону поверх своих усыпанных блестящими камушками очков. — Внутренне трепеща, осмелюсь спросить, не имеет ли в виду мадам Уизли, что «Пророку» стоит вернуться к редакционной политике Варнавы Каффа и снова носить материалы на подпись к министру? Нет-нет, это не может быть правдой! Не могу поверить, что, ощутив пьянящий вкус власти, вы пересмотрели свои твердые взгляды на свободу и независимость прессы?! Но, даже если и нет, — торжествующе закончила она после крохотной паузы, — тогда скажите же мне, неужели наши читатели не имеют права знать правду?

— Ну что вы, мисс Скитер? — вежливо улыбнувшись, проговорил Поттер, пока Гермиона подыскивала достойный ответ. — Бесспорно, никто не может вам запретить свободно выражать свои мысли — однако и вы должны согласиться, что за свои слова следует отвечать. И чётко осознавать свою ответственность перед людьми за то, к чему вы их толкаете, а иногда призываете прямым текстом.

— О, безусловно! — живо подхватила Рита. — Но, мистер Поттер! Вы же — герой, оставивший след в истории, и судите обо всём со своей геройской позиции, вы можете позволить себе всепрощение и толерантность, а несколько тысяч наших читателей — самые обычные люди, и для них не так важно, в чём состоит их высокий гражданский долг, для них важно, что за ними и их детьми никто не придёт ночью. Они хотят чётко знать, кто есть зло — и что именно его им стоит бояться. А учитывая последние неспокойные четверть века, все они хотят знать, может ли министерство их защитить от нависших угроз. И, — добавила она, снова поглядев поверх очков, — раз теперь «Пророк» — независимое издание, значит, мы вправе иметь и отстаивать свою точку зрения и, конечно, защищать свои источники информации.

Гермиона вспыхнула возмущённо и открыла было рот, чтобы ответить что-то не менее резкое, но Гарри опередил её — очень нехорошо улыбнувшись, он кивнул и проговорил немного задумчиво:

— Бесспорно. Никто не вправе посягать на свободу слова. И конечно, вы имеете полное право защищать свои источники. А аврорат имеет и право, и более того, долг отыскать преступника. И в данный момент у меня есть все основания предполагать, что в редакции «Пророка» мы можем найти сообщника, который вызвал всю эту смуту — а поскольку времени у нас не так много, учитывая всю эту некрасивую и раздутую ситуацию, я уверен, что ордер об обыске в редакции в течение часа подпишет уже сам министр, поскольку эта ситуация бьёт прежде всего по его репутации. А потом, — он очень мягко улыбнулся, — я и мои люди придём в редакцию и перевернём там каждый лист и проверим содержимое последней чернильницы. А затем мы допросим всех — от главного редактора и до последнего эльфа. И да, типографию на это время также придется остановить.

— Могу я напомнить вам, — слегка нахмурившись, спросила Скитер, почувствовавшая, что ситуация несколько осложнилась — что вы не имеете права применять веритасерум без добровольного согласия допрашиваемых, и что у людей должен быть выбор…

— Безусловно, — перебила её Гермиона, — конечно же, у людей выбор есть: между веритасерумом и штатным легилиментом.

— А по поводу веритасерума я возьму на себя смелость предположить, что первой, кто добровольно на него согласится, будет моя жена, — жёстко продолжил Гарри. — И мне будет чрезвычайно интересно увидеть тех, кто после этого от него откажется, — добавил он с неприятной усмешкой. В общем, так, мисс Скитер, — подытожил он. — У вас есть два часа, чтобы предоставить в аврорат все сведения о том, как и откуда была получена информация, украсившая первую полосу, и кто назвал вам имя мистера Винда. Это во-первых. Во-вторых, завтрашняя передовица должна объективно отразить ход этого дела — официальный пресс-релиз вы получите чуть позже, как и положено, у мистера Демпстера Уигглсвэйда в ДМП.

Рита откинулась на спинку стула и смерила Поттера долгим оценивающим взглядом. А мальчик-то вырос в весьма импозантного и, что скрывать, сильного и уверенного мужчину… Доведись им оказаться в кладовке для метел сейчас… Она улыбнулась ему своей особой улыбкой и слегка облизнула свои якобы пересохшие губы.

— Возможно, я слегка превышу сейчас свои полномочия, — промурлыкала она почти что интимно, полностью теперь игнорируя Гермиону и подаваясь вперёд, полностью сосредотачивая своё внимание на Главном Авроре Поттере, — но я слабая женщина и устоять перед таким напором не в силах… Поэтому, так и быть, я открою вам два секрета. Первый: к нам в редакцию поступило анонимное сообщение, в котором говорилось, что авроры вышли на след Бристольского оборотня. И второй: материал до последнего был озаглавлен «Оборотень ликвидирован» — и только в последний момент свои люди дали нам знать, что он всего лишь задержан. А вот по поводу веритасерума я вынуждена вас разочаровать: я не назову вам фамилий даже под ним — это не мои люди. Что же касается статьи про егерей, — она вновь откинулась на спинку стула и сделала чрезвычайно расстроенное лицо, — это действительно часть цикла исторической памяти, который был задуман уже давно — в соавторстве с Винкусом Оддпиком. Но вот незадача, — она досадливо покачала головой, — он ещё три дня назад отбыл с редакционным заданием в Аргентину и, насколько я знаю, связаться пока с ним нельзя, а вернётся он очень нескоро.

— Какая досада, — усмехнулся Гарри.

— Увы — но кто же мог знать! — согласилась с ним Рита. — Так что, господин Поттер, как видите, никакого заговора нет и в помине — но не воспользоваться случаем мы попросту не могли. И да, мадам Уизли, — посмотрела она, наконец, на Гермиону. — Должна заметить, я совершенно убеждена, что позволять своим симпатиям влиять на объективность никак нельзя. А то мы, Мерлин знает, до чего можем дойти … вы представляете, — в её голосе вновь зазвучали интимные нотки и она слегка наклонилась в сторону Гермионы, — злые языки утверждают, будто бы мистер Винд — ваш любовник, и раз в месяц вы с ним проводите время вдвоём, — она сделала небольшую паузу и, насладившись выражением лиц своих собеседников, продолжила осуждающе: — Но мы же не будем верить всяким досужим сплетникам, верно? — она поднялась со стула и, оправив свою узкую юбку, улыбнулась, прощаясь. — Но, если хотите, мы можем дать официальное опровержение этих нелепых россказней в «Воскресном Пророке» — и никто не упрекнёт нас в неточности фактов: ведь слухи всего лишь слухи, но то что ходят они — это факт.

С этими словами она развернулась и пошла к двери, громко цокая каблуками, однако слова Поттера заставили её остановиться и обернуться на её голос:

— Мисс Скитер, — проговорил он, тоже вставая из-за стола и пристально на неё глядя. — Вы не всегда точны. Когда-то вы написали, что мои глаза цвета Авады — у меня была возможность однажды хорошо её рассмотреть, и она немного светлей. Надеюсь, вам подобной возможности никогда не представится. Хорошего дня вам, мисс Скитер.


* * *


Проводив Скитер, Гарри потёр виски пальцами и устало взъерошил свои волосы.

— Какой-то безумный день… ничего они нам не скажут, конечно — но хотел бы я знать, откуда они взяли закрытую информацию.

— Напрямую — не скажут, — кивнула Гермиона. — Но мы попробуем выяснить косвенно… в конце концов, у нас тоже источники… вполне вероятно, они получили её тем же путем, что и вы? Все же нельзя им отказать в упорстве и трудолюбии. Кстати, я принесла приказ Гестии — допрашивайте, — она протянула ему бумагу. Поттер встрепенулся, схватил пергамент и буквально вылетел за дверь.

Глава опубликована: 19.12.2015


Показать комментарии (будут показаны последние 10 из 34170 комментариев)
Добавить комментарий
Чтобы добавлять комментарии, войдите

Если вы не зарегистрированы, зарегистрируйтесь
Предыдущая главаСледующая глава
↓ Содержание ↓

↑ Свернуть ↑

Отключить рекламу
Закрыть
Закрыть
Закрыть
↑ Вверх