↓
 ↑
Регистрация
Имя

Пароль

 
Войти при помощи
Размер шрифта
14px
Ширина текста
100%
Выравнивание
     
Цвет текста
Цвет фона

Показывать иллюстрации
  • Большие
  • Маленькие
  • Без иллюстраций

Обратная сторона луны (джен)



Автор:
Беты:
miledinecromant Бетство пролог-глава 408, главы 414-416. Гамма всего проекта: сюжет, характеры, герои, вотэтоповорот, Мhия Корректура всего проекта
Фандом:
Рейтинг:
R
Жанр:
Общий
Размер:
Макси | 5528 Кб
Статус:
Закончен
Предупреждения:
Смерть персонажа
 
Проверено на грамотность
Эта история про одного оборотня и изнанку волшебного мира - ведь кто-то же продал то самое яйцо дракона Квиреллу и куда-то же Флетчер продавал стянутые из древнейшего дома Блэков вещички? И, конечно, о тех, кто стоит на страже, не позволяя этой изнанке мира стать лицевой его частью - об аврорах и министерских работниках, об их буднях, битвах, поражениях и победах. А также о журналистах и медиках и, в итоге - о Волшебной Британии.
В общем, всё как всегда - это история о людях и оборотнях. И прежде всего об одном из них. А ещё о поступках и их последствиях.
Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓

↑ Свернуть ↑
  Следующая глава

Глава 364

Они вышли в молчании, и какое-то время стояли у входа в палатку, глядя на темнеющую громаду холма тяжёлыми взглядами. В пещеру вместе с напарником Бэддок аппарировал в дурном расположении духа, однако, отогнав неприятные и мрачные мысли, он построил людей в боевой порядок, и они продолжили поиски в недрах холма. Дабуламанзи, или мистер Пятый, как они в конечном итоге обращались к невыразимцу под его раскатистый смех, вновь шёл замыкающим, оставляя, как краем глаза заметил Бэддок, какие-то едва заметные знаки на стенах.

Теперь, когда все пленники были свободны, Бэддок надеялся найти хотя бы тело Саджада. Он просто обязан был его отыскать — если он не может вернуть его жене и сёстрам живым, то должен дать им хотя бы возможность его похоронить и оплакать. Он был почему-то совершенно уверен, что тело Саджада не могли успеть закопать… или что у них тут было принято делать с покойниками — у них попросту не должно было хватить времени. Судя по хронологии, он погиб, когда Фоссет уже заколдовала мальчишку, а грибной чудо-дым уже расползся по помещениям — да и, судя по тому, как их встретили, готовиться к обороне здесь начали параллельно с поисками умудрившегося ускользнуть Арвида. И если даже Маллигана забыли в чулане, значит, и похороны врага вполне могли подождать.

Коридор сделал очередной поворот, и они оказались на широкой развилке, посовещавшись, отряд двинулся по коридору, ведущему, судя по всему, вверх, к жилым уровням. Они продолжили вскрывать двери в том же неспешном темпе, и Малькольм подсознательно ожидал увидеть за каждой из них изломанное и сваленное, словно старая деревянная кукла, с торчащими из него обломками костей тело — и действительно, тело ему удалось отыскать, однако оно оказалось вполне живым и противоположного пола: за одной из дверей, неожиданно запертой, они обнаружили хрупкую девушку, которая сидела на полу, обхватив колени руками. Она громко вскрикнула при их появлении и, шарахнувшись назад, торопливо отползла к стенке.

От неё волнами исходила животная паника — она словно пыталась забиться в трещины своей кельи, отгораживаясь от пришельцев руками. Худенькая, с копной вьющихся тёмных волос и большими светлыми глазами, она смотрела на них так, словно они пришли не просто её убивать, но будут сперва пытать и глумиться, а возможно, даже насиловать.

— Мисс, — обратился к ней Бэддок как можно мягче, останавливаясь на пороге и демонстративно отводя палочку в сторону, тем более, что у девушки руки были пусты. Он знал, что, даже если она попытается на него броситься, его люди успеют её обездвижить раньше. — Не бойтесь, мы не причиним вам вреда. Я — Малькольм Бэддок, командир Ударного подразделения Департамента магического правопорядка, — представился он. — Прошу вас, пойдёмте с нами, — произнес он, внимательно следя за её реакцией, и, стараясь не напугать. — Штур… всё уже закончилось… и вам ничего не угрожает, даю свое слово.

Девушка продолжала сидеть, вжавшись в стену и глядя на него широко распахнутыми от ужаса глазами, зрачки которых сейчас были настолько расширены, что вокруг них виднелся лишь едва заметный светлый ободок радужки.

Бэддок задумался.

Конечно, её можно было вывести силой — хоть с применением магии, хоть без — но ему не хотелось так поступать с человеком, находящимся на грани паники, так как это могло бы закончиться непредсказуемо. К тому же она явно не принимала никакого участия в битве и по неизвестной причине заперта в одиночестве, хотя каждая палочка у защитников должна быть на счету. Однако она просидела весь штурм здесь — как он решил, в своей комнате: он видел аккуратно застеленную вышитым льняным покрывалом постель, маленький столик с вырезанными из дерева миской, ложкой, кружкой с водой. Чуть поодаль лежала восковая дощечка и стило. Но кто и зачем её тут закрыл?

Он очень пожалел, что в их отряде нет женщины — и, улыбнувшись открыто и дружелюбно, мягко продолжил её уговаривать:

— Прошу вас, мисс, пойдёмте со мной. Я не хочу пугать вас — но я не могу оставить вас здесь. Пожалуйста, — попросил он, протягивая к ней руку.

Она вскочила, продолжая закрываться от них скрещенными впереди руками — и вдруг… заплакала. Продолжая настороженно и испуганно глядеть на них всех, она присела на корточки и взяла со стола деревянные миску, чашку и ложку, а потом сдёрнула с постели покрывало и простыни и быстро замотала посуду в них. Бэддок ей не мешал — напротив, он отступил назад, освобождая проход для неё, но, видимо, недостаточно, потому что девушка, замерев в шаге от него, крепко-крепко прижала к себе свой свёрток и напряжённо обвела их всех взглядом.

Бэддок отступил ещё на пару шагов, сделав знак своим людям отойти подальше — а когда она, наконец, вышла в коридор, спросил очень мягко:

— Вы знаете, где находится выход?

Она долго-долго молчала, а потом крайне неохотно и еле заметно покачала головой и, отступив к стене коридора, теперь вжалась в неё, ухватившись рукой за переплетение торчащих оттуда корней, которые при её прикосновении слегка пошевелились.

Один из его людей дернулся, явно намываясь уничтожить проклятые отростки, однако мистер Эну удержал его за плечо, широко и белозубо улыбнувшись девушке. По выражению её лица Бэддок понял, что невыразимец пугает девушку куда меньше, чем он сам и его парни — на него она смотрела, скорее, с осмысленной осторожностью, чем со страхом.

— Прошу вас, — снова обратился к ней Бэддок. — Нам нужно идти, мисс. Мы вас проводим к вашим. Скажите, — спросил он, поражённый вдруг неожиданной мыслью, — вы когда-нибудь были снаружи холма?

Она снова еле заметно мотнула головой — и, погладив корешки пальцами, словно прощаясь, отпустила их и покорно шагнула к невыразимцу.

Когда они втроем аппарировали во внутренний двор, под пролившийся, наконец, мелкий весенний дождь, девушка замерла, подняв голову к небу, и долго стояла так, позволяя каплям воды падать ей на лицо и скатываться на шею. Бэддок, державшийся на пару шагов позади, сделал знак одной из дежурных, и, передав то ли задержанную, то ли спасённую, долго следил, как её уводили к палатке с остальными выжившими при штурме.

— Мир — это кожа хамелеона, — философски изрек Дабуламанзи, которого дождь будто бы просто не мог коснуться — и они аппарировали обратно.

Группа Бэддока продолжила поиски, обходя всё новые и новые коридоры и открывая всё новые и новые комнаты. Когда они пересекли коридор, уже проверенный, судя по карте, Долишем, они снова вернулись к развилке и двинулась вниз, продолжив исследовать помещение за помещением. В какой-то момент Бэддок и его люди наткнулись на пещеру с козами и козлятами — и, поразмыслив, решили оставить их пока тут, хотя Малькольм и пошутил:

— Надеюсь, среди них нет незарегистрированных анимагов — но на всякий случай проверим. Мистер Пятый? — он кивнул невыразимцу. Тот сделал несколько взмахов палочкой и, покачав головой, добавил:

— И заколдованных принцесс среди них тоже нет.

И они двинулись дальше, пока за одной из-за дверей, наконец, не нашли, то что искали.

Тело Саджада было уже обмыто и лежало на высеченном из камня столе, завёрнутое в большой кусок небелёного холста. Вероятно, на него наложили чары, и сказать, сколько он пролежал так, было уже невозможно: кожа до сих пор оставалась чистой, если не считать нескольких старых царапин, вероятно, полученных еще до того, как его швыряло об стены, однако других повреждений заметно не было — видимо, все самое неприятное успели убрать. Лицо Саджада было спокойным и расслабленным — казалось, он то ли спит, то ли, как он порой делал, медитирует.

Вот только проснуться ему было не суждено.

Саджад вообще умел хорошо сосредотачиваться, насколько Бэддок помнил его по тренировкам, а еще подстраиваться под товарищей. В тройках он никогда не был ведущим, зато великолепно сплетал щиты и всегда грамотно оценивал ситуацию. Особо близко он ни с кем не сходился, но со всеми поддерживал ровные отношения. Никогда не выходил из себя, даже когда приходилось иметь дело с самыми неприятным из задержанных… была в нем какая-то вежливая восточная мягкость, однако под ней скрывался человек достаточно решительный и местами упрямый. В нем было много всего намешано, и Малькольм так до конца и не успел в нем разобраться.

А теперь он лежит здесь, завернутый в эту тряпку, и Малькольму усилием воли приходится гнать от себя мысли о том, почему произошло именно так. Виноватых искать не имело ни малейшего смысла, а жене и сёстрам Саджада следовало знать лишь то, что их муж и брат расстался с жизнью в бою. Всё остальное не облегчит их боли, и вообще не принесёт ничего. Достаточно будет и того, кто будет винить себя в его смерти — когда, наконец, устанет валяться в госпитале и откроет глаза.

Они не стали аппарировать с телом и, отдавая дань товарищу, левитировали его, завернутого уже не в холст, но в черную с серебром мантию бойца ДМП, в полном молчании — мистер Эну держался где-то совсем позади, то ли уважая скорбь, то ли, воспользовавшись удачным моментом, делал то, что не было предназначено для посторонних глаз.

Но Бэддоку и его бойцам сейчас не было до него никакого дела.

Их поиски на сегодня были закончены, и с найденным нужно было смириться и как-то продолжить жить.

Глава опубликована: 05.10.2016
Предыдущая главаСледующая глава
20 комментариев из 34364 (показать все)
Про обоих, как все же сложатся отношения. И вообще про Сириуса, как он адаптируется в новом мире
Alteyaавтор
vilranen
Про обоих, как все же сложатся отношения. И вообще про Сириуса, как он адаптируется в новом мире
С трудом, я думаю.)))
Автор, спасибо за удовольствие от прочтения) написать такой объём без «воды» - ооооочень дорогого стоит! Читается легко и складно.
Alteyaавтор
Neposedda
Автор, спасибо за удовольствие от прочтения) написать такой объём без «воды» - ооооочень дорогого стоит! Читается легко и складно.
Спасибо!)))
Neposedda
Автор, спасибо за удовольствие от прочтения) написать такой объём без «воды» - ооооочень дорогого стоит! Читается легко и складно.
Сейчас только посмотрел - этот фанфик стоит на 2 месте по объему. На первом - "Молли навсегда".
А когда-то я считал МРМ гигантским...
Я сейчас на 367 главе, и смутил один момент. "Никогда в жизни в трезвом уме он не пришёл бы сюда — и ему ведь предлагали остаться…" и следом, через пару абзацев - "иногда всё же бывал здесь, освоив тонкое искусство говорить с родственниками о политике и погоде". Поттер к родственникам на Тисовую бухой что ли шляется?)
Пассаж про Поттеровскую ностальгию по детству золотому выглядит странно и отчетливо попахивает стокгольмским синдромом. Аврору Поттеру не до проработки детских травм?)
Alteyaавтор
James Moran
Я сейчас на 367 главе, и смутил один момент. "Никогда в жизни в трезвом уме он не пришёл бы сюда — и ему ведь предлагали остаться…" и следом, через пару абзацев - "иногда всё же бывал здесь, освоив тонкое искусство говорить с родственниками о политике и погоде". Поттер к родственникам на Тисовую бухой что ли шляется?)
Пассаж про Поттеровскую ностальгию по детству золотому выглядит странно и отчетливо попахивает стокгольмским синдромом. Аврору Поттеру не до проработки детских травм?)
В первом случае имеется в виду, что он не пришёл бы сейчас (наверное, надо добавить?). ) А в целом - он, конечно, сюда ходит и с роднёй общается. Какой стокгольмский синдром? Всё это было сто лет назад. Это просто родственники - и я, кстати, не сторонница тех, кто считает, что Гарри мучили и издевались. Обычно он рос - особенно для английского ребёнка. Да, старая одежда - но, в целом, ничего особенного.
И он давно оставил все обиды в прошлом. Близости у него с роднёй особой нет - но и обид тоже. Так... иногда встречаются. Там ещё племянники его двоюродные, кстати.
А ностальгия... она не по золотому детству. А просто по детству. Не более.
Показать полностью
Alteya
Пожалуй что) иначе какая-то внутренняя несогласованность получается.

Ностальгирующий по детству в чулане Поттер вызывает у меня разрыв шаблона. Каждому своё, конечно, но это уже как-то нездорóво.
Я вообще не нахожу заселение ребенка в чулан сколько-нибудь нормальным, не считая всего прочего. Это, конечно, не мучения и издевательства в физическом смысле, но в моральном - вполне.
Общаются и не с такими родственниками, безусловно, но зачем? Лишнее мучение для всех.
Alteyaавтор
James Moran
Alteya
Пожалуй что) иначе какая-то внутренняя несогласованность получается.

Ностальгирующий по детству в чулане Поттер вызывает у меня разрыв шаблона. Каждому своё, конечно, но это уже как-то нездорóво.
Я вообще не нахожу заселение ребенка в чулан сколько-нибудь нормальным, не считая всего прочего. Это, конечно, не мучения и издевательства в физическом смысле, но в моральном - вполне.
Общаются и не с такими родственниками, безусловно, но зачем? Лишнее мучение для всех.
Вы преувеличиваете.)»
Ну правда.
Чулан - это плохо, конечно. Но в целом ничего ужасного с Гарри не случилось, и Гарри это понимает. И - главное - никакой особой травмы у него нет. Вы говорите о человеке, которого в 12 чуть Василиск не сожрал.))) и у которого до сих пор шрам на левый руке.
А главное - это же его единственная кровная родня. И он в чем-то их даже вполне понимает.
В конце концов, он уже действительно взрослый. И
Levana Онлайн
Случилось бы ужасное, было бы поздно. Кроме чулана были еще решетки на окнах, кормежка под дверью и многое другое. Хотя я могу представить некое общение Гарри с Дадли, но не с тетей - во многом потому, что ей и самой вряд ли это нужно. Она попрощаться-то с ним сил в себе не нашла.

Не удержалась - по следам недавней дискуссии)
Alteyaавтор
Levana
Случилось бы ужасное, было бы поздно. Кроме чулана были еще решетки на окнах, кормежка под дверью и многое другое. Хотя я могу представить некое общение Гарри с Дадли, но не с тетей - во многом потому, что ей и самой вряд ли это нужно. Она попрощаться-то с ним сил в себе не нашла.

Не удержалась - по следам недавней дискуссии)
Это уже потом в рамках борьбы со страшной магией.
Причём борьбы, в общем, на равных - вернее, как с равным. Гарри абсолютно не забитый и не несчастный ребёнок, обратите внимание. И любить и дружить умеет - а значит… у него есть такой опыт. Вопрос: откуда?
А тетя… в книгах они прощались. Пусть и странно.
И ей тоже тяжело и сложно, и она тоже не идеальна и просто человек - и похоже, что Гарри это понял.
Поставьте себя на ее место.))
Levana Онлайн
Alteya
Levana
Это уже потом в рамках борьбы со страшной магией.
Причём борьбы, в общем, на равных - вернее, как с равным. Гарри абсолютно не забитый и не несчастный ребёнок, обратите внимание. И любить и дружить умеет - а значит… у него есть такой опыт. Вопрос: откуда?
А тетя… в книгах они прощались. Пусть и странно.
И ей тоже тяжело и сложно, и она тоже не идеальна и просто человек - и похоже, что Гарри это понял.
Поставьте себя на ее место.))
Не могу. Как бы я ни относилась к родителям ребенка (хотя сестра ей не угодила лишь тем, что волшебница, и тянулась к ней, и защищала от Северуса), ребенок это ребенок. Мне было бы стыдно селить его в чулане. Да и с чего бы? Его принесли младенцем. Расти его, люби его и будет тебе второй сын.
Levana Онлайн
А Гарри такой просто потому, что это не психологический роман, а сказка)
Alteyaавтор
Levana
Вы не так смотрите.))
Во-первых, они с Вернером и вправду могли хотеть второго ребёнка - а тут Гарри, а трёх они уже не тянут. И это обидно и больно.
Во-вторых, не будет он сын. Потому что он волшебник, а петуния знает, что волшебники, подрастая, уходят в свой другой мир - куда им зола нет, и который уже отнял у неё сестру. Она знает, что они для Гарри - просто временная передержка, и что он уйдёт от них, обязательно уйдёт, и они станут чужими. Как с Лили. А вот своего второго ребёнка у них уже из-за него не будет…
А ещё она боится Гарри. Боится магии… а деваться некуда. И выбросы эти магмческие неконтролируемые… и вот случись что - они же никак не защитятся.
Та же надутая тетушка - это же, на самом деле, жутко. Особенно жутко тем, что Гарри этого не хотел! Оно само! А значит, непредотвратимо.
Представьте, что у вас дома живет ребёнок с автоматом. Играет с ним, возится… и с гранатами. А забрать вы их у него не можете. И он иногда их просто куда-нибудь кидает… или вот теряет. Может и чеку вынуть… не до конца… и вот граната лежит… где-то… почти без чеки… а потом котик пробежит, хвостиком заденет, чека выскочит окончательно и бум…
А вы ничего не можете с этим сделать.

Петуния, мягко говоря, неидеальна. И я ее не то чтобы люблю. Но понимаю.))

И раз уж мы приняли описанную реальность, придётся принять и то, что Гарри не просто так, в целом, нормальный ребёнок с нормально сформированным навыком привязанности. А значит…)))
Показать полностью
Levana Онлайн
Можете же. Язык держать за зубами, например. Они ж его провоцировали регулярно. И пугающих выбросов у Лили не показали. А дети... дети они все вырастают и уходят жить своей жизнью, это нормально. И про третьего это все ж теория, не подкрепленная текстом)
Ну и насчет того, что не будет сыном - что ж тогда бедным родителям Геомионы говорить, она одна у них.
В общем, Роулинг хорошо про нее сказала - человек в футляре. Нет, она не садистка конечно, но человек неприятный. И мне кажется, сама не захочет поддерживать это общение. Хотя в жизни всякое бывает)
Alteyaавтор
Levana
А мне кажется, захочет. Но показать это ей будет сложно.))

И дети уходят обычно все же не совсем. Общаются, дружат, гостят… а тут…
И у петунии ведь тоже травма.)) она же тоже хотела стать волшебницей. А увы…
Alteya
а где в Луне/Монете все это кроме вскапывания? аж стало интересно почитать у вас про отношения взрослого Гарри с родственниками, а где - не помню
Alteyaавтор
ansy
Alteya
а где в Луне/Монете все это кроме вскапывания? аж стало интересно почитать у вас про отношения взрослого Гарри с родственниками, а где - не помню
Да нету. ) Мелькало где-то, эпизодами, но я и не вспомню, где.)
Очень понравилось! ^_^
466 глав, с ума сойти! Давно меня в такой запой не уносило)))

Есть пару ошибок, но в общем - очень здорово ;)


>> 378 глава
звезду с кровавой, словно кровь, лентой,

>> У Скабиора с МакДугалом разговор о его сестре заходит, когда тот впервые приходит к МакДугалу домой. А потом в 384й главе они опять говорят о ней, но как будто того разговора не было

>> 392 глава:
Поколдовал над канализацией и восхитился светящимися червячками, и даже кустом малины, который «никак нельзя никуда переносить».
396 глава:
она собиралась посадить на месте его захоронения кусты малины. И делать это пора было уже сейчас — тем более что стройка должна была развернуться, по большей части, с другой стороны дома

>>396 гл
А вот самому Арвиду было куда сложнее — единственный ребёнок в семье, он никогда не имел дела с такими маленькими детьми: слишком молодой для того, чтобы насмотреться на них в семьях друзей и знакомых, сам он был единственным ребёнком у своих тоже не имевших братьев и сестёр родителей.
Alteyaавтор
Loki1101
Спасибо! ))
Да, текст большущий. ) Видимо. ошибки неизбежны. )
Чтобы написать комментарий, войдите

Если вы не зарегистрированы, зарегистрируйтесь

Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓

↑ Свернуть ↑
  Следующая глава
Закрыть
Закрыть
Закрыть
↑ Вверх