↓
 ↑
Имя:

Пароль:

 
Войти при помощи

Размер шрифта
14px
Ширина текста
100%
Выравнивание
     

Показывать иллюстрации
  • Большие
  • Маленькие
  • Без иллюстраций

Обратная сторона луны (джен)


Всего иллюстраций: 8
Автор:
Беты:
miledinecromant Бетство пролог-глава 408, главы 414-416. Гамма всего проекта: сюжет, характеры, герои, вотэтоповорот, Мhия Корректура всего проекта
Фандом:
Рейтинг:
R
Жанр:
Общий
Размер:
Макси | 5528 Кб
Статус:
Закончен
Предупреждение:
Смерть персонажа
Эта история про одного оборотня и изнанку волшебного мира - ведь кто-то же продал то самое яйцо дракона Квиреллу и куда-то же Флетчер продавал стянутые из древнейшего дома Блэков вещички? И, конечно, о тех, кто стоит на страже, не позволяя этой изнанке мира стать лицевой его частью - об аурорах и министерских работниках, об их буднях, битвах, поражениях и победах. А также о журналистах и медиках и, в итоге - о Волшебной Британии.
В общем, всё как всегда - это история о людях и оборотнях. И прежде всего об одном из них. А ещё о поступках и их последствиях.
Отключить рекламу
Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓

↑ Свернуть ↑
  Следующая глава

Глава 230

Не сумев привести Хадрат в чувство на месте, Гельдерик с волчатами аппарировали вместе с ней туда, где обычно летом ловили и коптили рыбу. Всё, что там было — это маленькая землянка на практически недоступном без аппарации берегу горной реки. Места в ней хватало на троих при условии, что они лежали бы вплотную друг к другу. Ночь была довольно холодной, поэтому Хадрат, помыв, устроили там, и вместе с ней оставили одну из самых сведущих в целительстве молодых волчиц. Остальные занялись обустройством лагеря — а Гельдерик, раздав все необходимые распоряжения, сел на очищенный от коры старый сосновый ствол и задумался.

И без всяких вопросов было понятно, что в лагере случилось что-то очень плохое, и соваться туда нельзя, не расспросив Хадрат. Скорее всего, лагерь захвачен аврорами — если это было так, то стая оказалась в очень тяжёлой ситуации: во-первых, они, по всей вероятности, лишились всего своего добра, от шнурков до палаток, и потеряли все запасы, включая и похищенное у Белби. Конечно, кое-что они успели припрятать и в других схронах, но всё же основная добыча оставалась в лагере, а того, что было в других местах, было совсем немного. Во-вторых, вероятно, у них снова возникала проблема с каргами, с которыми они, конечно, расплатились по прошлым долгам, но предложить им волчатам нечего. Ну и в-третьих, конечно, оставался вопрос, как их накрыли. Как нашли? Кто их выдал? А если никто — как авроры умудрились их выследить?

А ещё следовало понять, что произошло с теми, кто оставался в лагере и, в частности, с Нидгаром. Вряд ли они так уж просто сдались, и что, их всех перебили? Хелевы авроры! Что же им всем теперь делать? Как никогда им сейчас нужен был Варрик, и Гельдерик попытался позвать его — так, как делал всегда, просто произнеся вслух его имя. Однако это не сработало: Варрик не появился ни сразу, ни спустя какое-то время, и сколько ни повторял его имя Гельдерик, сперва как привык, негромко, а под конец почти сорвавшись на крик, он так и не пришёл.

Хадрат очнулась под утро. Дремавшая рядом с ней волчица тут же позвала Гельдерика, не сомкнувшего глаз этой ночью, и осталась снаружи, оставив их наедине.

— Рассказывай, — сказал он, садясь рядом с Хадрат на землю. — Говорить сможешь?

Она рассказала — что помнила и что смогла. Его взгляд жёг её и казался то неприятно-сочувственным, то презрительным, то насмешливым. Её, выставившую из стаи саму Эбигейл, сначала сбросили в выгребную яму авроры, а затем свои же нашли под кустом! Под кустом, как какую-то… она не могла подобрать нужного слова, от одной мысли об этом позоре в ней закипала кровь, а глаза застилали жгучие, злые слёзы. Гельдерик же, выслушав её, не сказал ей ни единого худого слова, в молчании похлопал сочувственно по плечу и оставил отлёживаться. Но она встала — встала и выползла наружу, где снова отчасти поймала, отчасти ощутила затылком такие же, как у него, насмешливо-презрительные взгляды, которые, правда, на нее рисковали бросать большей частью украдкой.

К вечеру Хадрат настолько измучилась, что даже уснуть не смогла, и, провалявшись полночи без сна — за день волчата успели притащить пару палаток и поставить их, и более-менее обустроить лагерь — тихо встала и ушла на самый берег реки, прихватив с собой бутылку дешёвого виски, которую отыскала в наспех созданном складе.


* * *

Скабиора, уснувшего с Гвеннит в её спальне, разбудила сова, влетевшая в открытое окно и больно клюнувшая его в руку. Сонно выругавшись, он отвязал от её лапки письмо с министерским штемпелем. Птица немедленно улетела, а он тут же вскочил и ушёл к себе в комнату, где и вскрыл конверт очень осторожно, стараясь не касаться его руками. Но конверт оказался самым обычным и содержал письмо с требованием прибыть в отдел защиты оборотней — как можно быстрее. Встревоженный, он наспех умылся, оделся и, не став тратить время на завтрак, аппарировал на Уайтхолл-стрит, вошёл через сомнительный служебный вход, снова поймав себя на чувстве нереальности происходящего, предъявил палочку, спустился на лифте на нужный уровень и в десять уже открывал дверь отдела.

— Вы быстро, — одобрительно проговорила Спраут, кивая ему на стоящий за столом свободный стул. — Мы, конечно, договорились, что до сдачи экзаменов вы будете появляться здесь формально, но, полагаю, в данном случае вам следовало бы поучаствовать в нашей работе по-настоящему. Заодно и поучитесь, и посмотрите, что мы здесь ещё делаем. Этой ночью задержаны сразу одиннадцать оборотней, — она протянула ему пергамент, — и мы должны проверить, как их содержат и были ли соблюдены все необходимые процедуры. Кевин вам поможет — в конце концов, вы же его стажёр, — слегка улыбнулась она.

— Да, конечно, — механически кивнул Скабиор.

Задержаны.

Одиннадцать оборотней — это могла быть только часть стаи, больше неоткуда было взяться такому количеству. Но как? Почему? На чём же конкретно их взяли? И кого именно?

— Мистер Винд? — окликнула его Спраут. Скабиор досадливо мотнул головой — кажется, задумавшись, он пропустил что-то важное.

— Извините, — вежливо проговорил он. — Это с непривычки. Я вчера лёг очень поздно.

— Понимаю, — сдержанно кивнула она. — Надеюсь, это не помешает вашей работе?

— Нет, конечно, — попытался он улыбнуться, но вышло скверно.

— Тогда приступайте, — велела Спраут. — И помните, пожалуйста, что мистер Квинс — ваш куратор.

— Я помню, — Скабиор бросил на Квинса быстрый взгляд. Святая Моргана… А впрочем, сейчас это, наверное, даже и к лучшему. Кого-кого, а этого при необходимости нейтрализовать будет несложно. Тот ответил ему подчёркнуто серьёзным взглядом, и Скабиор, не смотря на общее своё состояние, не сдержал усмешку и первым поднялся.

— Мистер Квинс, — проговорил он выжидающе и, пропустив молодого человека вперёд, последовал за ним, отставая на полшага.

Появление Скабиора в качестве представителя отдела защиты оборотней стало для Поттера крайне неприятным сюрпризом. Кого-кого, а его он сейчас хотел видеть меньше всего. Какого Мордреда они прислали именно его? Договорились же вроде, что до сдачи экзаменов присутствие мистера Винда в отделе будет чисто формальным! Но возразить ему было нечего — так что, поприветствовав мистера Квинса и его стажёра, мрачное выражение лица которого лишь подтверждало опасения Поттера, Главный Аврор пригласил их на освидетельствование арестованных, кажется, впервые в жизни жалея о том, что некоторые отделы министерства так хорошо исполняют свою работу.

Опасения Поттера начали сбываться, едва они подошли к камерам, где содержались задержанные волчата. Стоило им увидеть Скабиора, они замерли, не сводя с него пристального, внимательного и словно бы голодного взгляда. Да и он тоже глядел на них достаточно выразительно. Не хватало ещё, чтобы это заметил этот… как же его… Квинс, кажется? Который, похоже, относился к своим обязанностям на удивление тщательно и дотошно, заходя в каждую камеру и осматривая каждого арестованного, чуть ли не стаскивая с них одежду. Те, как ни странно, не протестовали — но Поттер видел, как Скабиор, поймав взгляд очередного задержанного, смотрел на него пристально и слегка, но вполне недвусмысленно кивал, то ли приказывая, то ли успокаивая. И арестованные не сопротивлялись, и даже позволяли Квинсу прикасаться к себе, пусть и весьма неохотно. Когда же они добрались до камеры, где сидел самый старший из них, высокий мощный мужчина с настолько буйной растительностью на голове, что она оставляла открытой лишь верхнюю часть лица, тот глянул на Квинса так, что тот ощутимо вздрогнул и отступил назад. Мужчина перевёл мрачный пристальный взгляд на Скабиора, и Поттер всерьёз испугался, что он сейчас скажет что-нибудь неуместное.

— Мистер Квинс, — сказал Поттер. — При всём уважении, вы, я надеюсь, не собираетесь провести здесь целый день? Вам ещё нужно с заключениями целителя ознакомиться и всё проверить.

— Проверю, — кивнул Квинс, упрямо поджав губы. — Сначала я… мы должны закончить с самими задержанными.

— Да в порядке они, — с трудом скрывая раздражение, проговорил Скабиор. — Очевидно же.

— Мистер Винд! — возмущённо воскликнул Квинс. — Это может быть лишь видимость — заметьте, никто из них так и не произнёс ни слова! Это подозрительно, и…

— Вам слова нужны? — спросил Скабиор — и тут же подчёркнуто вежливо обратился к арестованному: — Скажите, пожалуйста, у вас есть претензии к аврорату? По поводу содержания или процедуры ареста?

— Нет, — с усмешкой ответил тот.

— Нет, — повторил Скабиор, очень выразительно посмотрев на Квинса. — Это нужно где-нибудь зафиксировать?

— В протоколе, — кивнул тот, удивлённо на него глядя. — Но я же…

— У вас есть ещё вопросы к задержанному? — тоже чрезвычайно вежливо спросил Поттер.

— Пока нет, — сказал Квинс. — Но мне нужно опросить остальных, и…

— Вот и пойдёмте, — не выдержал Скабиор, беря его за локоть. — Опрашивать.

Сцена в этой камере повторилась, с небольшими вариациями, и в следующих — и когда все ответы были, наконец-то, получены, Поттер отвёл Квинса со Скабиором в одну из допросных, где на столе уже были разложены одиннадцать протоколов о задержании и заключений МакДугала.

— Располагайтесь, — приветливо сказал Поттер. — Вы спокойно работайте — а мы с мистером Виндом пока вас оставим. Ненадолго, — сказал он — и, не дав Квинсу возможности возразить, вышел, кивнув Скабиору следовать за собой.

Когда они вышли, Поттер тихонько вздохнул и незаметно наложил на дверь одно из самых сильных запирающих заклинаний. Конечно же, он надеялся успеть закончить разговор со Скабиором до того, как Квинс справится со своей работой — но кто его знает… а там — мало ли. Ну, заперли. Случайно. Чего только в аврорате не случается…

— Мистер Винд, — сказал Поттер, едва заведя того в свой кабинет. — Времени у нас мало, поэтому спрошу в лоб: эти люди определённо вас знают, и...

— Оборотни, — зачем-то язвительно поправил его Скабиор, хотя менее уместный момент для сарказма представить было непросто. — Знают, конечно.

— Оборотни, — раздражённо кивнул Поттер. — Мне нужно знать, опознают ли они вас, и если опознают — в качестве кого вы будете фигурировать в их показаниях?

— Я уже говорил вам: я не имею к краже никакого отношения. Действительно не имею! — разозлился он. — Они даже не знают, что я за ними следил!

— Вы не ответили на вопрос, — жёстко оборвал его Поттер. — Опознают ли они вас, и если да — что о вас могут выложить?

— Дайте мне поговорить с ними, — помолчав, тихо попросил Скабиор. — Прошу вас. Скажите мне, что им грозит — и позвольте мне поговорить с ними. Они… они же себя смертниками считают, — он заглянул в глаза Поттеру, и тот увидел в его взгляде боль, страх и вину.

— Да ну какие смертники, — вздохнул он. — Будет им аконитовое, конечно. Их одиннадцать человек — никто их всей группой за кражу на смерть не отправит. Не знаю только, стоит ли им говорить об этом, — добавил он подчёркнуто задумчиво.

— Стоит, — твёрдо сказал Скабиор, с облегчением проводя пальцами по своему влажному лбу и явно повеселев. — Дайте мне поговорить с ними! — попросил он настойчиво снова. И скажите мне, за что их конкретно арестовали?

— Хорошо, — помолчав, сказал Поттер. — Но вы плохо понимаете, в каком они положении. Кража, мистер Винд — это всего лишь один из эпизодов. Они — банда, причём крупная банда, и у нас к ним давно уже накопилась масса претензий, и Белби — это, конечно же, возмутительно, но это лишь капля в море. За ними числится не один эпизод, в частности — мы знаем и можем доказать, что они имеют самое прямое отношение к рынку подпольных зелий. Плюс контрабанда, плюс… да у нас улик более? чем достаточно, чтобы прямо сейчас выдвинуть им целый букет обвинений по зельям, и одно это тянет уже лет на пять. А судя по тому, что мы обнаружили в лагере, и об ограблении Белби они узнали отнюдь не из прессы. Судьба их в значительной степени зависит сейчас от того, будут ли они с нами сотрудничать — и даже тогда, в зависимости от степени вины каждого сроки будут в самом благоприятном случае, от трёх до пяти лет. И это не считая того, что у нас ещё есть в запасе — мы говорим только о тех обвинениях, которые я сейчас вам озвучил.

— Спасибо, — Скабиор, ожидавший услышать что-нибудь вроде «от десяти до пятнадцати», просиял — а Поттер только отмахнулся устало и почему-то вовсе не радостно.

— Идите, — сказал он ему. — Только недолго. Потом вернётесь — у меня к вам ещё разговор.

Глава опубликована: 06.05.2016


Показать комментарии (будут показаны последние 10 из 33676 комментариев)
Добавить комментарий
Чтобы добавлять комментарии, войдите

Если вы не зарегистрированы, зарегистрируйтесь
Предыдущая главаСледующая глава
↓ Содержание ↓

↑ Свернуть ↑

Отключить рекламу
Закрыть
Закрыть
Закрыть
↑ Вверх