↓
 ↑
Регистрация
Имя:

Пароль:

 
Войти при помощи

Размер шрифта
14px
Ширина текста
100%
Выравнивание
     

Показывать иллюстрации
  • Большие
  • Маленькие
  • Без иллюстраций

Обратная сторона луны (джен)



Всего иллюстраций: 8
Автор:
Беты:
miledinecromant Бетство пролог-глава 408, главы 414-416. Гамма всего проекта: сюжет, характеры, герои, вотэтоповорот, Мhия Корректура всего проекта
Фандом:
Рейтинг:
R
Жанр:
Общий
Размер:
Макси | 5528 Кб
Статус:
Закончен
Предупреждения:
Смерть персонажа
Эта история про одного оборотня и изнанку волшебного мира - ведь кто-то же продал то самое яйцо дракона Квиреллу и куда-то же Флетчер продавал стянутые из древнейшего дома Блэков вещички? И, конечно, о тех, кто стоит на страже, не позволяя этой изнанке мира стать лицевой его частью - об аврорах и министерских работниках, об их буднях, битвах, поражениях и победах. А также о журналистах и медиках и, в итоге - о Волшебной Британии.
В общем, всё как всегда - это история о людях и оборотнях. И прежде всего об одном из них. А ещё о поступках и их последствиях.
Отключить рекламу
Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓

↑ Свернуть ↑
  Следующая глава

Глава 455

— Вы нашли? — спросил Скабиор с порога, даже не успев затворить за собой дверь.

— Зачем бы я иначе позвал вас? — разумно поинтересовался в ответ МакДугал. — Как обещал — уложился в срок, — он кивнул Скабиору на стул и положил перед ним пергамент. — Пожалуй, это наиболее безопасный способ, — сказал он без всякой радости.

Скабиор жадно пробежал глазами короткий текст. Потом, просияв, посмотрел на МакДугала:

— Это обряд, — Скабиор сжал пергамент в руках, словно бы опасаясь, что тот его отберёт.

— Обряд безопаснее зелий, — кивнул МакДугал. — Не всегда, разумеется, но в данном вопросе — определённо. Как я уже говорил, у вас будет максимум семьдесят два часа — трое суток. Но я бы советовал не тянуть до предела и остановиться на семидесяти.

— Согласен, — кивнул Скабиор.

— Проблема в том, что вам понадобится кто-то, кто будет проводить обратный обряд, — продолжил МакДугал, но Скабиор отмахнулся:

— Там будет, кому. Я посмотрел — он несложный.

— Несложный — если призрак согласится уйти, — предупредил МакДугал. — Я уже говорил…

— Он захочет, — перебил Скабиор. — Простите, — тут же извинился он. — Но просто поверьте. Итак, он уйдёт… И что будет со мной? Я просто очнусь — и?

— И у вас будут серьёзные проблемы с владением своим телом, — вздохнув, деловито заговорил МакДугал. — Было бы проще всего, если бы я знал, где и когда я могу вас забрать — потому что восстановиться самостоятельно вам будет очень и очень непросто.

— Я думаю, — медленно проговорил Скабиор, — будет проще, если я пришлю к вам кого-нибудь, кто просто проводит вас.

— Не доверяете? — понимающе спросил МакДугал.

— Не до конца, — честно ответил Скабиор. — Хотя, — он слегка улыбнулся, — на самом деле, в том, что будет происходить, нет совершенно ничего криминального. Просто личное, — он поймал взгляд МакДугала и повторил, — очень личное. Вы не против варианта с провожатым?

— Нет, — МакДугал вздохнул. — Пусть так — если вам будет спокойнее.

— Как долго я буду потом болеть? — деловито поинтересовался Скабиор.

— Мне сложно сказать, — признался МакДугал. — Люди обычно тратят на это дней десять — но вы оборотень, и Мерлин знает, ускорит это процесс, замедлит его или вовсе никак не отразится на нём. Я не нашёл никаких данных.

— Ну, вот и получите их заодно, — пошутил Скабиор. — Значит, дней десять…

Он не видел в этом проблемы. В конце концов, он работал в Отделе уже второй год и ни разу ещё не брал отпуск — похоже, теперь самое время. Он уже обсудил этот вопрос со Спраут и не встретил никаких возражений — значит, возьмёт три недели, а не две, как намеревался. Поправится раньше — выйдет досрочно… А, может быть, и не выйдет. Там видно будет.

— Кристиан, — МакДугал задержал его, уже собравшегося уходить. — Могу я спросить, что будет происходить с вашим телом? Еда, выпивка, секс — что именно?

— Понятия не имею, — пожал Скабиор плечами. — Вероятно, всё перечисленное… Это важно?

— Я не советовал бы алкоголь ни в каком виде, — сказал МакДугал. — Так же, как и любые изменяющие сознание вещества и серьёзные физические нагрузки.

— Почему? — заинтересованно спросил Скабиор.

— По разным причинам, — начал пояснять МакДугал. — Всё, что меняет сознание…

— Это понятно, — перебил его Скабиор. — Почему нагрузки нельзя?

— Потому что призрак, что будет управлять вашим телом, не сможет адекватно рассчитать их, — предостерегающе ответил МакДугал. — Были случаи, когда люди гибли от перенапряжения — или получали серьёзные повреждения.

— Я предупрежу, чтобы он не пытался таскать статую Нельсона на спине, — рассмеялся Скабиор. — Спасибо. Я вам должен, — он протянул ему руку. — До встречи.

— Очень надеюсь на это, — серьёзно кивнул МакДугал. — Когда вы начнёте? Мне бы хотелось знать примерное время, когда ожидать от вас весть.

— Не знаю пока, — сказал Скабиор, вставая, и пообещал ещё раз: — Я вам напишу.

* * *

— Это опасно, — сказала, наконец, Эбигейл.

— Только если он потом откажется уходить, — подчёркнуто легко пожал Скабиор плечами, кивнув на Варрика. — Но, поскольку подобной опасности нет…

— Нет, — кивнул тот. — Ты всё проверил? Трое суток — это… очень долго.

— Проверил, — с нетерпением сказал Скабиор. — И даже не сам, а обратился к специалисту. Ты потом его позовёшь? — попросил он Эбигейл. — Он будет ждать.

— Позову, — отозвалась она, очень внимательно рассматривая Скабиора.

— Ну, — этот взгляд смутил его, наконец, и он отвёл глаза в сторону, — можно напоминалку поставить. О времени. Или будильник.

— Мы обязательно это сделаем, — сказала она, продолжая смотреть на него, и Скабиор, чувствуя себя очень неловко, дёрнул свой шейный платок и спросил:

— Что ты так смотришь? Я себя чувствую нашкодившим мальчишкой, которому никак не назначат наказание.

Эбигейл вдруг рассмеялась — то ли в третий, то ли в четвёртый раз на его памяти.

— Ну что ты? — она отвела, наконец, взгляд, и смотрела теперь на Варрика, который тоже непонятно чему улыбался. — Я просто благодарна. Ты сказал, ты будешь болен потом?

— Буду какое-то время, — пожал он плечами и пошутил: — Надо же вспомнить, как это — как говорится, оборотень, почувствуй себя человеком. Ну, так что, — деловито спросил он, — когда мы начнём?

— Это тебе решать, — сказал Варрик.

— Когда ты захочешь, — кивнула и Эбигейл.

— Тогда, — Скабиору очень хотелось ещё хоть немного задержать Варрика здесь — хотя бы на несколько дней, — может быть, в выходные? Вечером в пятницу…

— Хорошо, — Варрик опять улыбнулся. — Я подожду ещё пять дней. Но потом я уйду, — он подошёл к Скабиору, и тот почувствовал привычный холодок… Хотя нет, не привычный. Гораздо более сильный. Или это ему показалось…

— Я не хочу, — честно сказал Скабиор, глядя на него с горечью и надеждой. — Ты нужен здесь. Всем нам.

— Больше нет, — возразил тот. — У вас есть Эбигейл и ты — у других есть Гилд. Моё дело закончено — мне пора. И я благодарен за то, что ты даёшь нам возможность проститься.

— Всё когда-то заканчивается, — негромко проговорила Эбигейл, и эти слова, грустные и спокойные, вызвали у Скабиора острое чувство стыда: кому-кому, но не ей было его утешать.

— Заканчивается, — быстро проговорил Скабиор. — Да. Тогда до пятницы? — он попрощался и ушёл было, однако с порога вернулся и спросил:

— Ты сказал остальным?

— Скажу, — немного помедлив, ответил Варрик. — Потом. Перед самым уходом. Нет ничего хуже долгих прощаний.

— Они давно знают, что это однажды случится, — сказала Эбигейл. — Но пока не знают, когда.

Пять дней пролетели быстро — и в пятницу днём Скабиор, заглянувший в Отдел только утром, сам пришёл к МакДугалу с известием:

— Мы начинаем сегодня. Вечером. Так что вечером понедельника ждите гонца.

— Сядьте-ка, — попросил МакДугал своего взбудораженного нервного гостя. — Я тут нашёл кое-что… Давайте всё-таки подстрахуемся.

— Ну, давайте, — нетерпеливо кивнул Скабиор, садясь. — Это точно не помешает?

— Нет, — МакДугал достал что-то из ящика своего стола. — Расстегните пиджак и рубашку, — попросил он.

— Хотите вырвать мне сердце и положить к себе на хранение? — хмыкнул Скабиор.

— Предложение соблазнительное, — кивнул МакДугал, подходя ближе. Скабиор ощутил запах ладана и какой-то горькой травы и увидел в его руках небольшую чашку с буроватой жидкой субстанцией. — Но всё намного банальнее: я хочу нанести несколько оберегающих символов, которые помогут вам удержаться в вашем же теле.

— Да не будет…

— Это не помешает обряду, — с лёгким нажимом повторил МакДугал, и Скабиор сдался:

— Рисуйте.

* * *

— Знаешь, это действительно соблазнительно, — задумчиво проговорил Варрик, тихо гладя Эбигейл по её коротко остриженным волосам.

— Забрать его тело? — спросила она, поднимая руку и запуская пальцы в длинные волосы… Скабиора. Её муж никогда не носил длинных волос, и сейчас она порой ловила себя на желании обрезать их — потому что это чудовищно не сочеталось, Варрик и длинные волосы.

— И ведь это возможно, — Варрик вытянул руку, внимательно рассматривая недлинные ровные пальцы Скабиора, покрытые сеточкой мелких шрамов. — Я сильнее, и, думаю, смог бы его сдерживать — а потом и прогнать.

Они лежали на матрасе в том самом заброшенном доме на окраине Лондона, и её голова покоилась у него на груди. За окном был неожиданно солнечный день — их второй день. Воскресенье. На столе виднелись остатки вчерашнего ужина — цыплёнок, хлеб, свежие фрукты и овощи… Скабиор постарался, подбирая для них, и, прежде всего, для Варрика, продукты, и раздобыл всё, что могло бы того порадовать — не хватало разве что алкоголя. Саму комнату он тоже прибрал, не только отдраив полы и стерев пыль, но даже вымыв окно, и сейчас здесь было почти уютно.

— А его дочь? — напомнила Эбигейл.

— А что дочь? — пожал он плечами. — Мы бы с тобой поженились — и я бы, конечно же, перебрался жить в «Лес». Никто бы не удивился… А перемены в характере списали бы на мой новый статус. А со временем все бы привыкли… Ты бы хотела? — он приподнял голову и посмотрел на неё.

— Хотела бы, — кивнула она, тоже приподнимаясь, оборачиваясь и встречаясь с ним взглядом. А потом легко перевернулась и легла на него, обнимая всем своим телом и обхватывая руками его голову. Он обнял её, жадно вдыхая знакомый и родной запах, и на какое-то время они замолчали, потому что есть ситуации, когда слова лишь мешают. Они вообще говорили мало — все слова давно уже были сказаны, и не по одному разу: слишком долго у них не было ничего, кроме слов.

А время летело, и семьдесят часов, которые казались поначалу почти бесконечными, закончились быстрее, чем они оба оказались готовы проститься. Когда, за час до этого времени, прозвенел первый будильник, Эбигейл, вздрогнув, притянула к себе своего мужа и прошептала вдруг горячо и отчаянно:

— Не хочу.

Она успела привыкнуть… За прошедшие почти трое суток она снова успела привыкнуть к нему — настоящему, живому, реальному, во плоти… Однажды она уже потеряла его — а теперь ей предстояло испытать это снова, но теперь уже насовсем.

Разве что…

И когда будильник прозвенел второй раз, они обнялись — так крепко, словно хотели стать одним существом — а потом в комнате прозвучало ещё раз:

— Не хочу.

Твёрдо сказанное ими обоими.

Глава опубликована: 09.03.2017


Показать комментарии (будут показаны последние 10 из 34054 комментариев)
Добавить комментарий
Чтобы добавлять комментарии, войдите

Если вы не зарегистрированы, зарегистрируйтесь
Предыдущая главаСледующая глава
↓ Содержание ↓

↑ Свернуть ↑

Отключить рекламу
Закрыть
Закрыть
Закрыть
↑ Вверх