↓
 ↑
Регистрация
Имя

Пароль

 
Войти при помощи
Размер шрифта
14px
Ширина текста
100%
Выравнивание
     
Цвет текста
Цвет фона

Показывать иллюстрации
  • Большие
  • Маленькие
  • Без иллюстраций

Обратная сторона луны (джен)



Автор:
Беты:
miledinecromant Бетство пролог-глава 408, главы 414-416. Гамма всего проекта: сюжет, характеры, герои, вотэтоповорот, Мhия Корректура всего проекта
Фандом:
Рейтинг:
R
Жанр:
Общий
Размер:
Макси | 5528 Кб
Статус:
Закончен
Предупреждения:
Смерть персонажа
 
Проверено на грамотность
Эта история про одного оборотня и изнанку волшебного мира - ведь кто-то же продал то самое яйцо дракона Квиреллу и куда-то же Флетчер продавал стянутые из древнейшего дома Блэков вещички? И, конечно, о тех, кто стоит на страже, не позволяя этой изнанке мира стать лицевой его частью - об аврорах и министерских работниках, об их буднях, битвах, поражениях и победах. А также о журналистах и медиках и, в итоге - о Волшебной Британии.
В общем, всё как всегда - это история о людях и оборотнях. И прежде всего об одном из них. А ещё о поступках и их последствиях.
Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓

↑ Свернуть ↑
  Следующая глава

Глава 91

Открывшаяся дверь неприятно ударила Джона в спину.

— Извините, — сказала Гвеннит, вновь выходя на порог. На ней был белый свитер и длинная, в пол, ярко-красная юбка — в этом наряде она казалось очень юной и строгой одновременно. — Пойдёмте.

Он поглядел на неё непонимающе и сказал:

— Я просто сижу тут. На ступенях. Я разве мешаю вам?

— Входите же, — её голос чуть дрогнул, то ли от нетерпения, то ли ещё от чего-то. — Заходите в дом. Скорей, а то холодно, — она поёжилась и отступила назад, оставив дверь наполовину открытой.

Он поднялся — с трудом, колени двигались плохо, и спина разгибалась почему-то с трудом — и, тщательно вытерев ноги, вошёл, наконец, в дом своего погибшего сына. Его невестка стояла посреди маленькой прихожей и, сразу же высушив на нём ботинки, сказала:

— Мантию снимите, — и кивнула на вешалку.

Он снял — это правильно… он же сидел в ней сейчас на снегу. И вообще много где сидел… она грязная — кажется, к совсем крохам в таком нельзя… Джон подумал вдруг, что совсем не помнит сына в этом возрасте — да и видел ли он его? Он вечно пропадал на работе и никогда не интересовался младенцами — никогда прежде. Значит, и не поймёт, похож ли этот на Арвида. «Крис-ти-ан», — по слогам проговорил он про себя. Неужели она и вправду настолько уверена, что его сын вернётся? Глупо… наивная дура. Нет, так думать нельзя… сейчас — нельзя.

— Сюда, — проговорила Гвеннит, указывая на приоткрытую дверь.

Гостиная.

Небольшая совсем — да и дом небольшой, впрочем, для совсем молодой семьи его должно было вполне хватать. Небольшая — и полупустая, там не было почти ничего, кроме симпатичного светлого дивана, книжных полок и детской кроватки, в которой сейчас спит младенец. Рядом — зря, ох, зря Джон надеялся, что его здесь не будет — стоял Скабиор. Стоял, положив руки на бортик, и в одной из них была палочка, и глядел спокойно и даже вполне дружелюбно, но остро и очень внимательно. Без страха… А вот девочка — девочка да, боялась его.

Гвеннит подошла к кроватке и встала напротив Скабиора — и тоже достала палочку. Но если тот держал её совершенно расслабленно, так, словно только что делал что-то и просто остановился при появлении Долиша, то Гвеннит сжимала её недвусмысленно и очень демонстративно — разве что напрямую на Джона не наводила. Что ж… и на том спасибо.

Конечно, она боялась... хотя, что он мог ей сделать? Не понимала, глупая девочка, что сейчас все козыри у неё — и даже Гарри Поттер на её стороне. Джон ведь прекрасно знал, что думает про него Главный Аврор — и понимал, что тот его просто терпит, возможно, уважая за профессионализм, но так и не забыл и не простил его верности министерству во время последней войны. И если Гвеннит и вправду придёт к нему и обвинит Джона в преследовании, Поттер наверняка ей поможет, причём с огромным удовольствием и удовлетворением. Но, впрочем, Мерлин с ним, с Поттером — у неё есть нечто куда более драгоценное, нечто… некто, кем она и только она владеет сейчас безраздельно. И чего с такой лёгкостью может его лишить. Так что сейчас он, Джон, так же, как и его жена, полностью в руках этой… девочки. «Девочки», — повторил он про себя с некоторым удивлением, поняв, что так и называет её сам для себя. Не тварь. Девочка…

— Не будите его, — сказала Гвеннит вполголоса, опуская левую руку рядом с головкой сына. — Вы хотели посмотреть — смотрите.

— Спасибо, — неловко проговорил он, разглядывая маленькое личико. Потом поглядел на его мать — но так и не понял, на кого похож мальчик. — Я хочу попросить — ещё раз, — тускло проговорил он, ожидая резкой обидной реплики. Он увидел, как раздулись ноздри у Гвеннит, как сверкнули возмущённо огромные серые глаза…

— О чём? — очень вежливо и даже любезно поинтересовался Скабиор. Гвеннит обожгла его взглядом — но смолчала. Не ругаться же с ним при этом… она всё скажет ему — но потом. После.

— Привести сюда мою жену. Она тоже не видела… мальчика.

Ну не мог он произнести это «Кристиан». Просто не мог… особенно рядом с тем, в чью честь ребёнок был назван.

— Его зовут Кристиан, — сказала с нажимом Гвеннит.

— Гвен? — мягко окликнул её Скабиор. Она снова посмотрела на него почти в бешенстве — и встретила успокаивающий и насмешливый взгляд.

— Вашу жену, — повторила она. — Ну, хорошо. Приводите. Но я не могу сейчас сразу сказать, когда. Я… я напишу вам. Или в министерстве найду. Может быть, после праздников.

— Спасибо, — тихо проговорил он, и повторил, — спасибо.

Он всё смотрел и смотрел на крохотную ручку в жёлто-голубом рукавчике, сжатую в кулачок: четыре пальчика обхватывают пятый… а потом вдруг, не очень соображая от накопившейся усталости и нахлынувших эмоций, что делает, медленно протянул руку и потянулся к ней — Гвеннит испуганно дёрнулась, чтобы перехватить его, но неожиданно оказалась остановлена Скабиором, ловко перехватившем её руку. Он одним движением обогнул кроватку и оказался рядом с Гвеннит, склонился к ней и шепнул еле слышно:

— Он совсем не опасен. Ты не чувствуешь?

Она замотала головой, и он успокаивающе сжал её предплечье.

— Не мешай, — очень тихо проговорил он. — Гвен, будь добрее.

— Я не желаю, чтобы он его трогал, — громко прошептала она, нервно дрожа.

— Он ничем не повредит. Гвен…

— Я не хочу! Не смейте трогать его! — воскликнула Гвеннит, вырвавшись из рук Скабиора и оттолкнув Джона с такой неожиданной в ней совершенно силой, что тот едва устоял на ногах. — Вы просили лишь посмотреть — вам никто не разрешал его трогать! Уходите, — она загородила собой кроватку. — Уходите, и не приходите больше сюда — вы даже самое простое обещание держать не умеете!

— Я провожу, — быстро сказал Скабиор, встав между ними. Потом взял Джона под локоть и настойчиво повёл его к двери. — Вам сейчас лучше уйти, — сказал он ему негромко. — На сегодня довольно.

Джон молча позволил себя вывести — он шёл как во сне, а самые кончики его пальцев хранили тепло крохотной младенческой ручки, и он сжал руку в кулак, чтобы на сколько-то продлить это ощущение. Скабиор подал ему мантию — Долиш так же молча оделся и, не сказав ни слова, вышел, не обратив внимания на откровенно заинтересованный и сочувствующий взгляд своего провожатого.

Вернувшись в гостиную, Скабиор застал Гвеннит сидящей на диване с малышом на руках — тот так всё и спал, а она прижимала его к груди и тихо плакала. Он подошёл, сел на пол у её ног и положил ладони ей на колени.

— Ты испугалась, — вполголоса проговорил он.

— Не надо было вообще его сюда звать, — прошептала она, слизывая с губ слёзы.

— Давай положим его в кроватку, пока не проснулся, и поговорим, — попросил Скабиор, протягивая руки, чтобы взять младенца. И она отдала — как всегда, с самого рождения легко отдавала его Скабиору. Тот взял — привычно уже и ловко: это был не первый младенец, которого он держал на руках — легко поднялся и вернул малыша в кроватку. Потом сел рядом с Гвеннит и притянул её к себе, обняв за плечи.

— Это было справедливо, маленькая, — сказал он, привычно доставая носовой платок и вытирая ей слёзы. — Справедливо — и очень жестоко. Лет пять назад я бы порадовался за тебя…

— А сейчас? — она всхлипнула.

— А сейчас я не знаю, — признал он. — Но ты в своём праве. Это твой волчонок, и ты его охраняешь.

— Когда я увидела, как он к нему тянется, — она передёрнулась, — у меня в глазах потемнело… как я не вцепилась ему в горло — не знаю. А сейчас сама не пойму, почему… он же не убивать его собирался — а я…

Она вновь всхлипнула и посмотрела на него немного испуганно.

— Ты же оборотень, — он улыбнулся с непонятной гордостью. — Видела когда-нибудь кормящую суку? Даже не волчицу — просто собаку? Видела, как она реагирует на чужих, которые пытаются тронуть её щенков? Собаки и хозяев-то не всегда подпускают… а ты волчица, а этот — отнюдь не хозяин. Он враг… ну, ты так воспринимаешь его. Верно?

— Да, — она честно кивнула, с облегчением переводя дух.

— Это я дурак — не сообразил тебя предупредить. Первые месяцы, пока кормишь — так будет. Потом пройдёт — но пока что это надо учитывать. А я и забыл совершенно — так давно видел в последний раз. Прости.

— Ну что ты, — она очень смутилась и спрятала лицо у него на груди. — Он счёл меня сумасшедшей, наверное, — сказала она со смешком. — Ну и пусть. Всё равно он не может ничего сделать.

— Не может, конечно, — согласился Скабиор, гладя её по волосам. — Не думаю, кстати, что ты права. У него был совсем другой вид.

— Какой?

— Опущенный, — подумав, сказал он с усмешкой, — и не имеет значения в данном случае, что ты женщина. Будь бы он волком, я бы сказал, что он тебе подчинился.

— Он? — она даже выпрямилась от изумления. — Мне?!

— Он, — Скабиор рассмеялся, с удовольствием на неё глядя. — Тебе, маленькая. Ты просто не понимаешь пока подобные вещи… ты же не видела никогда. А я много раз наблюдал. Ты сейчас можешь приказать ему, что угодно… ну, почти что угодно, — поправился он. — И я бы на твоём месте этим воспользовался.

— Воспользовался? — повторила она вопросительно.

— Конечно. Я не предлагаю дружить домами — но я был вполне серьёзен, когда говорил тебе, что в твоих маленьких ручках сейчас его… и, возможно, его жены — жизнь. Не напрямую, конечно — но всё же. Ничего не имею против того, чтобы он сдох — просто считаю, что ты должна решаться на такое осознанно.

— Арвид не стал бы, — очень тихо прошептала Гвеннит. — Он бы помирился. Простил…

— А тогда, — резковато произнёс Скабиор, — иди и верни его. Вряд ли он сейчас ушёл далеко. И объясни ему, что тут произошло.

Гвеннит смотрела на него нерешительно, и он, выпустив её из объятий, слегка подтолкнул её:

— Ступай. Я могу сам, конечно, но это не моё дело.

Она вздохнула и поднялась — неохотно и неуверенно. Оглянулась на него — он улыбнулся и подмигнул ей. Потом тоже встал, подошёл, приобнял за плечи и повёл к двери.

— Оденься, — он сел на корточки, подавая — как делал на последних неделях её беременности — ей сапоги. Она покраснела, смутившись, и оперлась о его плечо, позволяя обуть себя, потом, когда он подал пальто, спросила, застёгиваясь:

— Ты постоишь у двери и послушаешь?

— Конечно, — пообещал он. — Иди. Не бойся ничего — я ручаюсь, он тебе сейчас не опасен.

— Я не то, что боюсь… я не знаю, — она вздохнула. — Я просто не хочу ни видеть его, ни знать. Но, — она снова вздохнула и улыбнулась, — Арвид обрадуется, когда вернётся.

Она надела шапку и вышла — а он остался стоять на пороге, наложив незаметно на неё следящие чары. Он был совершенно уверен, конечно, в том, что ей сейчас говорил — но осторожность ведь никогда не бывает лишней.

Глава опубликована: 09.01.2016
Предыдущая главаСледующая глава
20 комментариев из 34364 (показать все)
Про обоих, как все же сложатся отношения. И вообще про Сириуса, как он адаптируется в новом мире
Alteyaавтор
vilranen
Про обоих, как все же сложатся отношения. И вообще про Сириуса, как он адаптируется в новом мире
С трудом, я думаю.)))
Автор, спасибо за удовольствие от прочтения) написать такой объём без «воды» - ооооочень дорогого стоит! Читается легко и складно.
Alteyaавтор
Neposedda
Автор, спасибо за удовольствие от прочтения) написать такой объём без «воды» - ооооочень дорогого стоит! Читается легко и складно.
Спасибо!)))
Neposedda
Автор, спасибо за удовольствие от прочтения) написать такой объём без «воды» - ооооочень дорогого стоит! Читается легко и складно.
Сейчас только посмотрел - этот фанфик стоит на 2 месте по объему. На первом - "Молли навсегда".
А когда-то я считал МРМ гигантским...
Я сейчас на 367 главе, и смутил один момент. "Никогда в жизни в трезвом уме он не пришёл бы сюда — и ему ведь предлагали остаться…" и следом, через пару абзацев - "иногда всё же бывал здесь, освоив тонкое искусство говорить с родственниками о политике и погоде". Поттер к родственникам на Тисовую бухой что ли шляется?)
Пассаж про Поттеровскую ностальгию по детству золотому выглядит странно и отчетливо попахивает стокгольмским синдромом. Аврору Поттеру не до проработки детских травм?)
Alteyaавтор
James Moran
Я сейчас на 367 главе, и смутил один момент. "Никогда в жизни в трезвом уме он не пришёл бы сюда — и ему ведь предлагали остаться…" и следом, через пару абзацев - "иногда всё же бывал здесь, освоив тонкое искусство говорить с родственниками о политике и погоде". Поттер к родственникам на Тисовую бухой что ли шляется?)
Пассаж про Поттеровскую ностальгию по детству золотому выглядит странно и отчетливо попахивает стокгольмским синдромом. Аврору Поттеру не до проработки детских травм?)
В первом случае имеется в виду, что он не пришёл бы сейчас (наверное, надо добавить?). ) А в целом - он, конечно, сюда ходит и с роднёй общается. Какой стокгольмский синдром? Всё это было сто лет назад. Это просто родственники - и я, кстати, не сторонница тех, кто считает, что Гарри мучили и издевались. Обычно он рос - особенно для английского ребёнка. Да, старая одежда - но, в целом, ничего особенного.
И он давно оставил все обиды в прошлом. Близости у него с роднёй особой нет - но и обид тоже. Так... иногда встречаются. Там ещё племянники его двоюродные, кстати.
А ностальгия... она не по золотому детству. А просто по детству. Не более.
Показать полностью
Alteya
Пожалуй что) иначе какая-то внутренняя несогласованность получается.

Ностальгирующий по детству в чулане Поттер вызывает у меня разрыв шаблона. Каждому своё, конечно, но это уже как-то нездорóво.
Я вообще не нахожу заселение ребенка в чулан сколько-нибудь нормальным, не считая всего прочего. Это, конечно, не мучения и издевательства в физическом смысле, но в моральном - вполне.
Общаются и не с такими родственниками, безусловно, но зачем? Лишнее мучение для всех.
Alteyaавтор
James Moran
Alteya
Пожалуй что) иначе какая-то внутренняя несогласованность получается.

Ностальгирующий по детству в чулане Поттер вызывает у меня разрыв шаблона. Каждому своё, конечно, но это уже как-то нездорóво.
Я вообще не нахожу заселение ребенка в чулан сколько-нибудь нормальным, не считая всего прочего. Это, конечно, не мучения и издевательства в физическом смысле, но в моральном - вполне.
Общаются и не с такими родственниками, безусловно, но зачем? Лишнее мучение для всех.
Вы преувеличиваете.)»
Ну правда.
Чулан - это плохо, конечно. Но в целом ничего ужасного с Гарри не случилось, и Гарри это понимает. И - главное - никакой особой травмы у него нет. Вы говорите о человеке, которого в 12 чуть Василиск не сожрал.))) и у которого до сих пор шрам на левый руке.
А главное - это же его единственная кровная родня. И он в чем-то их даже вполне понимает.
В конце концов, он уже действительно взрослый. И
Levana Онлайн
Случилось бы ужасное, было бы поздно. Кроме чулана были еще решетки на окнах, кормежка под дверью и многое другое. Хотя я могу представить некое общение Гарри с Дадли, но не с тетей - во многом потому, что ей и самой вряд ли это нужно. Она попрощаться-то с ним сил в себе не нашла.

Не удержалась - по следам недавней дискуссии)
Alteyaавтор
Levana
Случилось бы ужасное, было бы поздно. Кроме чулана были еще решетки на окнах, кормежка под дверью и многое другое. Хотя я могу представить некое общение Гарри с Дадли, но не с тетей - во многом потому, что ей и самой вряд ли это нужно. Она попрощаться-то с ним сил в себе не нашла.

Не удержалась - по следам недавней дискуссии)
Это уже потом в рамках борьбы со страшной магией.
Причём борьбы, в общем, на равных - вернее, как с равным. Гарри абсолютно не забитый и не несчастный ребёнок, обратите внимание. И любить и дружить умеет - а значит… у него есть такой опыт. Вопрос: откуда?
А тетя… в книгах они прощались. Пусть и странно.
И ей тоже тяжело и сложно, и она тоже не идеальна и просто человек - и похоже, что Гарри это понял.
Поставьте себя на ее место.))
Levana Онлайн
Alteya
Levana
Это уже потом в рамках борьбы со страшной магией.
Причём борьбы, в общем, на равных - вернее, как с равным. Гарри абсолютно не забитый и не несчастный ребёнок, обратите внимание. И любить и дружить умеет - а значит… у него есть такой опыт. Вопрос: откуда?
А тетя… в книгах они прощались. Пусть и странно.
И ей тоже тяжело и сложно, и она тоже не идеальна и просто человек - и похоже, что Гарри это понял.
Поставьте себя на ее место.))
Не могу. Как бы я ни относилась к родителям ребенка (хотя сестра ей не угодила лишь тем, что волшебница, и тянулась к ней, и защищала от Северуса), ребенок это ребенок. Мне было бы стыдно селить его в чулане. Да и с чего бы? Его принесли младенцем. Расти его, люби его и будет тебе второй сын.
Levana Онлайн
А Гарри такой просто потому, что это не психологический роман, а сказка)
Alteyaавтор
Levana
Вы не так смотрите.))
Во-первых, они с Вернером и вправду могли хотеть второго ребёнка - а тут Гарри, а трёх они уже не тянут. И это обидно и больно.
Во-вторых, не будет он сын. Потому что он волшебник, а петуния знает, что волшебники, подрастая, уходят в свой другой мир - куда им зола нет, и который уже отнял у неё сестру. Она знает, что они для Гарри - просто временная передержка, и что он уйдёт от них, обязательно уйдёт, и они станут чужими. Как с Лили. А вот своего второго ребёнка у них уже из-за него не будет…
А ещё она боится Гарри. Боится магии… а деваться некуда. И выбросы эти магмческие неконтролируемые… и вот случись что - они же никак не защитятся.
Та же надутая тетушка - это же, на самом деле, жутко. Особенно жутко тем, что Гарри этого не хотел! Оно само! А значит, непредотвратимо.
Представьте, что у вас дома живет ребёнок с автоматом. Играет с ним, возится… и с гранатами. А забрать вы их у него не можете. И он иногда их просто куда-нибудь кидает… или вот теряет. Может и чеку вынуть… не до конца… и вот граната лежит… где-то… почти без чеки… а потом котик пробежит, хвостиком заденет, чека выскочит окончательно и бум…
А вы ничего не можете с этим сделать.

Петуния, мягко говоря, неидеальна. И я ее не то чтобы люблю. Но понимаю.))

И раз уж мы приняли описанную реальность, придётся принять и то, что Гарри не просто так, в целом, нормальный ребёнок с нормально сформированным навыком привязанности. А значит…)))
Показать полностью
Levana Онлайн
Можете же. Язык держать за зубами, например. Они ж его провоцировали регулярно. И пугающих выбросов у Лили не показали. А дети... дети они все вырастают и уходят жить своей жизнью, это нормально. И про третьего это все ж теория, не подкрепленная текстом)
Ну и насчет того, что не будет сыном - что ж тогда бедным родителям Геомионы говорить, она одна у них.
В общем, Роулинг хорошо про нее сказала - человек в футляре. Нет, она не садистка конечно, но человек неприятный. И мне кажется, сама не захочет поддерживать это общение. Хотя в жизни всякое бывает)
Alteyaавтор
Levana
А мне кажется, захочет. Но показать это ей будет сложно.))

И дети уходят обычно все же не совсем. Общаются, дружат, гостят… а тут…
И у петунии ведь тоже травма.)) она же тоже хотела стать волшебницей. А увы…
Alteya
а где в Луне/Монете все это кроме вскапывания? аж стало интересно почитать у вас про отношения взрослого Гарри с родственниками, а где - не помню
Alteyaавтор
ansy
Alteya
а где в Луне/Монете все это кроме вскапывания? аж стало интересно почитать у вас про отношения взрослого Гарри с родственниками, а где - не помню
Да нету. ) Мелькало где-то, эпизодами, но я и не вспомню, где.)
Очень понравилось! ^_^
466 глав, с ума сойти! Давно меня в такой запой не уносило)))

Есть пару ошибок, но в общем - очень здорово ;)


>> 378 глава
звезду с кровавой, словно кровь, лентой,

>> У Скабиора с МакДугалом разговор о его сестре заходит, когда тот впервые приходит к МакДугалу домой. А потом в 384й главе они опять говорят о ней, но как будто того разговора не было

>> 392 глава:
Поколдовал над канализацией и восхитился светящимися червячками, и даже кустом малины, который «никак нельзя никуда переносить».
396 глава:
она собиралась посадить на месте его захоронения кусты малины. И делать это пора было уже сейчас — тем более что стройка должна была развернуться, по большей части, с другой стороны дома

>>396 гл
А вот самому Арвиду было куда сложнее — единственный ребёнок в семье, он никогда не имел дела с такими маленькими детьми: слишком молодой для того, чтобы насмотреться на них в семьях друзей и знакомых, сам он был единственным ребёнком у своих тоже не имевших братьев и сестёр родителей.
Alteyaавтор
Loki1101
Спасибо! ))
Да, текст большущий. ) Видимо. ошибки неизбежны. )
Чтобы написать комментарий, войдите

Если вы не зарегистрированы, зарегистрируйтесь

Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓

↑ Свернуть ↑
  Следующая глава
Закрыть
Закрыть
Закрыть
↑ Вверх