↓
 ↑
Регистрация
Имя

Пароль

 
Войти при помощи
Размер шрифта
14px
Ширина текста
100%
Выравнивание
     
Цвет текста
Цвет фона

Показывать иллюстрации
  • Большие
  • Маленькие
  • Без иллюстраций

Обратная сторона луны (джен)



Автор:
Беты:
miledinecromant Бетство пролог-глава 408, главы 414-416. Гамма всего проекта: сюжет, характеры, герои, вотэтоповорот, Мhия Корректура всего проекта
Фандом:
Рейтинг:
R
Жанр:
Общий
Размер:
Макси | 5528 Кб
Статус:
Закончен
Предупреждения:
Смерть персонажа
 
Проверено на грамотность
Эта история про одного оборотня и изнанку волшебного мира - ведь кто-то же продал то самое яйцо дракона Квиреллу и куда-то же Флетчер продавал стянутые из древнейшего дома Блэков вещички? И, конечно, о тех, кто стоит на страже, не позволяя этой изнанке мира стать лицевой его частью - об аврорах и министерских работниках, об их буднях, битвах, поражениях и победах. А также о журналистах и медиках и, в итоге - о Волшебной Британии.
В общем, всё как всегда - это история о людях и оборотнях. И прежде всего об одном из них. А ещё о поступках и их последствиях.
Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓

↑ Свернуть ↑
  Следующая глава

Глава 94

Декабрьское полнолуние две тысячи пятнадцатого года было, как говорили в подобных случаях оборотни, двойным, то есть луна звала их за собой их не одну ночь, а две. День между ними — как раз тот самый день, на который приходилось астрономическое полнолуние — они, если везло, спали, а вечером всё начиналось сначала — и следующие сутки они спали снова, и просыпались совершенно измученными, чувствуя себя куда хуже, чем после обычных, разовых трансформаций. А в этом декабре оно было не просто двойным — оно пришлось аккурат на Сочельник и следующий за ним день. Поэтому ни Гвеннит, ни Скабиор отметить Рождество не сумели — зато у её родителей был настоящий праздник, причём с настоящим Младенцем, их собственным и родным. В их доме собралась вся семья — и маленький Кристиан, сам пока что этого не понимая, впервые в своей жизни принял участие в настоящем семейном празднике.

Однако во многие дома волшебной Британии это Рождество не принесло той веселой, легкой и праздничной атмосферы, как это обычно бывало из года в год. Так, не мог в полную силу радоваться ему национальный герой и Главный Аврор Гарри Поттер, который, даже сидя за праздничным столом в Норе в окружении многочисленных близких и держа на руках дочь, не мог не думать о своих пропавших товарищах и потому отвечал порой невпопад.

Праздник же в семьях пропавших и вовсе был горьким — настолько, что кое-где и вовсе праздником не был.

И даже в домах, вроде бы напрямую никак не связанных с этой историей, в это Рождество грустили.

Не звенел колокольчиками и не искрился в свечах дух Рождества у Бэддоков, с печалью глядящих на непривычно тихого Малькольма — который как раз и вёл расследование со стороны Департамента, обретая и теряя надежду с каждым новым арестом. Или же у Малфоев — которые, казалось бы, вообще не имели ко всему этому ни малейшего отношения. Но Астория весь вечер была задумчива и грустна — и тихо ушла посреди приёма, а когда муж отыскал её в их спальне, она лежала в своей изысканной мантии на кровати поверх покрывала и зябко куталась в плед, обычно покоящийся в изножии, однако, услышав шаги, подняла на Драко глаза и попросила:

— Скажи всем, пожалуйста, что я нехорошо себя чувствую. Я позже приду… прости. Я очень устала.

— Ты грустишь, — мягко возразил он, садясь рядом с ней и обнимая её — Астория прижалась к нему и печально кивнула.

— Я знала Грэма столько же, сколько саму себя… мы выросли вместе. Но я верю Малькольму, Драко…

Конечно, она ему верила. Он тоже был из их компании — хотя и попал в неё чуть позже, лет примерно с пяти. И с самого детства глядел в рот Грэхему… как, впрочем, и все они, потому что тот умел придумывать самые невероятные игры и изобретать приключения совершенно на ровном месте — а главное, умудрялся потом находить из них выход. Даже когда они однажды случайно выпустили из клеток только что полученных Аланом Причадом, отцом Грэхема, растопырников, (которые мигом разбежались по всему дому и, к несчастью, нашли путь из него), Грэм умудрился сочинить удивительно убедительную историю о том, что они просто хотели покормить животных, но когда дверца клетки была открыта, те как прыгнули и перепугали бедную Тори (Астория помнила, как умудрилась изобразить в тот момент несчастные глаза, полные пережитого страха), а она отдёрнула руку, а дверца раскрылась, а растопырники как побежали, а у них же нет ещё палочек, а Тори испугалась ещё сильнее (вот тут-то она сумела, наконец, заплакать), а девочек же защищать надо… Алан так хохотал, что махнул рукой и даже не стал ничего рассказывать остальным родителям.

О произошедшем в июне на крохотном островке Малфои, как и большинство британских волшебников, узнали из первых полос «Пророка», который в очередной раз скорбел вместе с гражданами, но не преминул пройтись по репутации Аврората и «Придиры», где всерьёз рассуждали на предмет полых холмов в Ирландии и загадочном наследии их обитателей, а ещё советовали не оставлять одинаковую обувь на улице — Малькольм же пришёл к ним только через неделю, рассказав честно всё, что напрямую не запрещалось уставом, и, фактически, сообщив им таким образом, что шансов найти пропавших совсем немного. Второй раз он появился у них ближе к концу лета, и по одному только выражению его лица Астория всё поняла и сглотнула сжавший горло комок. Драко тихо пересел к ней поближе — она стиснула руку мужа и молча выслушала Бэддока, горько и коротко рассказавшего о том, что поиски ни к каким результатам так и не привели, а теперь вот и невыразимцы не смогли ничего сделать. Конечно, они продолжат — но…

Когда он ушёл, Астория молча пошла искать Поттера — и нашла большого серого книззла там же, где он и обретался все последние недели: лежащим на широком подоконнике в музыкальном салоне и печально глядящим на сад и цветущие в нём сейчас розы. Она попыталась взять его на руки — он вроде бы пошёл к ней, но, едва она попыталась его унести, вырвался и вернулся на своё место. И она сдалась — забралась на подоконник с ногами и, устроив зверя у себя на коленях, осталась так сидеть до самого вечера.

Серый Поттер так и поселился там, в салоне, предпочитая проводить время на подоконнике, куда ему постелили матрасик, специально сшитый для него эльфами — и стойко игнорировал все попытки забрать его на ночь в спальню, время от времени предпринимаемые маленьким Скорпиусом, с которым он почти что дружил, однако всё равно не позволял никаких фамильярностей. Но мальчик, в итоге, отыскал-таки способ стащить его с подоконника — устраиваясь время от времени спать прямо в салоне. В такие ночи книззл под утро сдавался и приходил спать к нему в ноги…

Раз в месяц Астория заходила к родителям Грэхема — потому что это, в общем-то, было единственным, что она могла для них сделать. Малфои даже пригласили Причардов на Рождество — и те нашли в себе силы прийти и даже, кажется, смогли немного отвлечься…

Но праздновать так же радостно и легко, как и прежде, ни у кого, конечно, уже не получалось…


* * *


Визит в гости к Долишам, получившийся, скорее, новогодним, чем рождественским, прошёл не совсем так, как представляли, кажется, все участники. Они договорились о нём за два дня — и, чем ближе подходил назначенный час, тем больше нервничали все четверо — пусть и совершенно по-разному.

— Если он или она скажут хоть что-нибудь про тебя или про меня — мы сразу уйдём, — решительно заявила Гвеннит, стоя перед открытым шкафом.

— Совсем что угодно? — насмешливо переспросил Скабиор, валяясь на застеленной постели и играя с пытающимся схватить его палец малышом.

— Да. Совсем, — отрезала она, беря одну из своих блузок.

— То есть, если они тебе скажут что-нибудь вроде «вы очень хорошо выглядите» — мы сразу уходим? — поинтересовался он с невинной улыбкой.

— Крис! — с возмущённым смехом воскликнула она, бросая в него блузкой. — Ты издеваешься надо мной!

— Я тебя смешу, — возразил он на удивление мягко. — Помочь тебе с выбором?

— Помоги, — кивнула она, садясь рядом с ним. — Я боюсь нести туда Кристи, — призналась она. — Зачем я вообще всё это предложила? И почему ты меня не остановил?

— Можем и не пойти, — согласился он с лёгкостью. — Напишешь письмо с извинениями — и все дела… можно их сюда пригласить — какая разница-то?

— Там ёлка, — тихо проговорила она. — Помнишь?

— Помню, — вздохнул он и, сев, обнял её за плечи. — Тогда давай собираться — и перестань злиться заранее.

— Почему ты не волнуешься? — требовательно спросила она.

— Потому что мне наплевать, что они обо мне думают, — широко улыбнулся он. — Но я считаю, то, что ты делаешь — правильно, и поэтому я пойду с тобой и буду вести себя смирно, — он легко поднялся и, подойдя к шкафу, достал оттуда голубую мантию с голубой же, но более тёмной отделкой. — Будем придерживаться классики, — предложил он. — Во всяком случае, ты. А меня им придётся принять, как есть — и посмотрим, как у них это получится.

Долиши же тоже переживали — но совсем иначе и не о том.

— Мы же ничего про неё не знаем! — нервно говорила Пруденс за завтраком. — Не знаем, что она любит и что вовсе не ест…

— Мясо, — усмехнулся Джон. — Она наверняка любит мясо. Чем проще приготовленное — тем лучше. Как и он, впрочем, — добавил он с нажимом.

— Джон, — неуверенно проговорила его жена. — А ты уверен, что это… необходимо? Впускать в дом и… этого… его?

— Его зовут Кристиан Винд, — жёстко ответил он. — И да — я не склонен сейчас спорить с нею. И даже могу понять, — добавил он подчёркнуто спокойно. — Конечно, ей будет спокойнее здесь в его обществе.

— Но он… он же, — Пруденс страдальчески нахмурилась, подбирая слова.

— Вор, шулер и бывший егерь, да, — холодно проговорил он — и, смягчившись, добавил, — я тоже от него отнюдь не в восторге. Но я хочу, чтобы ты поняла: у нас нет выбора. Если мы хотим видеть внука — нам придётся смириться и с этим человеком.

— Джон…

— Хватит, Несс, — оборвал он. — Смирись — и постарайся быть вежливее. Я надеюсь, нам не придётся особенно много с ним общаться.

Он оказался прав — и даже больше, чем прав: Скабиор действительно держался на удивление скромно и в разговоре участия почти не принимал — хотя похвалил и обед, и ёлку.

Гвеннит держалась так настороженно, что поначалу даже есть не могла — так же, как не могла и выпустить из рук сына, и лишь Скабиору удалось, в конце концов, забрать малыша у неё и этим, как ни странно, слегка успокоить. Он сам очень удивился, когда понял, что ей спокойнее видеть своего сына на руках у него, а не на своих собственных — а, поняв, уже больше не выпускал его в течение всего вечера. Гвеннит всё время держалась рядом — они даже ёлку рассматривали вместе, и Скабиор очень осторожно трогал крошечной ручкой своего крестника яркие игрушки, двигающиеся, очень красивые и явно весьма дорогие (и его самого неожиданно совершенно заворожил один шар, большой и прозрачный, внутри которого кружился и танцевал снег, и стенки которого от прикосновения покрывались нежным и тонким инеем — этот шар напоминал ему что-то, но что именно, Скабиор, как ни старался, вспомнить не смог). Гвен к концу немного оттаяла и даже попросила показать ей комнату Арвида.

Бывшую его комнату, разумеется.

Скабиору тоже пришлось идти — хотя он предпочёл бы остаться: ему казалось, что ей нужно побыть там одной, однако Гвеннит просто взяла его под руку и повела за собой, так и не забрав у него сына, и он пошёл, разумеется, морщась от сильнейшего чувства неловкости и в кои-то веки понимая не её, а почти незнакомых и не слишком симпатичных ему людей. Пруденс в какой-то момент, кажется, решила всё-таки возразить, но Джон опередил жену, не дав ей сказать ни слова, с силой сжав её локоть и отрицательно покачав головой. И она привычно подчинилась ему и смолчала, лишь прожигая спину Скабиору своим взглядом — но это-то он вполне мог стерпеть.

А когда они, наконец, ушли, пригласив Долишей прийти на чай через две недели, Пруденс обессиленно разрыдалась, уткнувшись в грудь мужа, и он, привычно обняв её, впервые за… сложно сказать, сколько времени почувствовал под руками тепло её такого знакомого тела и прижался губами к её… он не заметил, когда и как поседевшим волосам.

Глава опубликована: 10.01.2016
Предыдущая главаСледующая глава
20 комментариев из 34364 (показать все)
vilranen Онлайн
Про обоих, как все же сложатся отношения. И вообще про Сириуса, как он адаптируется в новом мире
Alteyaавтор Онлайн
vilranen
Про обоих, как все же сложатся отношения. И вообще про Сириуса, как он адаптируется в новом мире
С трудом, я думаю.)))
Автор, спасибо за удовольствие от прочтения) написать такой объём без «воды» - ооооочень дорогого стоит! Читается легко и складно.
Alteyaавтор Онлайн
Neposedda
Автор, спасибо за удовольствие от прочтения) написать такой объём без «воды» - ооооочень дорогого стоит! Читается легко и складно.
Спасибо!)))
Neposedda
Автор, спасибо за удовольствие от прочтения) написать такой объём без «воды» - ооооочень дорогого стоит! Читается легко и складно.
Сейчас только посмотрел - этот фанфик стоит на 2 месте по объему. На первом - "Молли навсегда".
А когда-то я считал МРМ гигантским...
Я сейчас на 367 главе, и смутил один момент. "Никогда в жизни в трезвом уме он не пришёл бы сюда — и ему ведь предлагали остаться…" и следом, через пару абзацев - "иногда всё же бывал здесь, освоив тонкое искусство говорить с родственниками о политике и погоде". Поттер к родственникам на Тисовую бухой что ли шляется?)
Пассаж про Поттеровскую ностальгию по детству золотому выглядит странно и отчетливо попахивает стокгольмским синдромом. Аврору Поттеру не до проработки детских травм?)
Alteyaавтор Онлайн
James Moran
Я сейчас на 367 главе, и смутил один момент. "Никогда в жизни в трезвом уме он не пришёл бы сюда — и ему ведь предлагали остаться…" и следом, через пару абзацев - "иногда всё же бывал здесь, освоив тонкое искусство говорить с родственниками о политике и погоде". Поттер к родственникам на Тисовую бухой что ли шляется?)
Пассаж про Поттеровскую ностальгию по детству золотому выглядит странно и отчетливо попахивает стокгольмским синдромом. Аврору Поттеру не до проработки детских травм?)
В первом случае имеется в виду, что он не пришёл бы сейчас (наверное, надо добавить?). ) А в целом - он, конечно, сюда ходит и с роднёй общается. Какой стокгольмский синдром? Всё это было сто лет назад. Это просто родственники - и я, кстати, не сторонница тех, кто считает, что Гарри мучили и издевались. Обычно он рос - особенно для английского ребёнка. Да, старая одежда - но, в целом, ничего особенного.
И он давно оставил все обиды в прошлом. Близости у него с роднёй особой нет - но и обид тоже. Так... иногда встречаются. Там ещё племянники его двоюродные, кстати.
А ностальгия... она не по золотому детству. А просто по детству. Не более.
Показать полностью
Alteya
Пожалуй что) иначе какая-то внутренняя несогласованность получается.

Ностальгирующий по детству в чулане Поттер вызывает у меня разрыв шаблона. Каждому своё, конечно, но это уже как-то нездорóво.
Я вообще не нахожу заселение ребенка в чулан сколько-нибудь нормальным, не считая всего прочего. Это, конечно, не мучения и издевательства в физическом смысле, но в моральном - вполне.
Общаются и не с такими родственниками, безусловно, но зачем? Лишнее мучение для всех.
Alteyaавтор Онлайн
James Moran
Alteya
Пожалуй что) иначе какая-то внутренняя несогласованность получается.

Ностальгирующий по детству в чулане Поттер вызывает у меня разрыв шаблона. Каждому своё, конечно, но это уже как-то нездорóво.
Я вообще не нахожу заселение ребенка в чулан сколько-нибудь нормальным, не считая всего прочего. Это, конечно, не мучения и издевательства в физическом смысле, но в моральном - вполне.
Общаются и не с такими родственниками, безусловно, но зачем? Лишнее мучение для всех.
Вы преувеличиваете.)»
Ну правда.
Чулан - это плохо, конечно. Но в целом ничего ужасного с Гарри не случилось, и Гарри это понимает. И - главное - никакой особой травмы у него нет. Вы говорите о человеке, которого в 12 чуть Василиск не сожрал.))) и у которого до сих пор шрам на левый руке.
А главное - это же его единственная кровная родня. И он в чем-то их даже вполне понимает.
В конце концов, он уже действительно взрослый. И
Случилось бы ужасное, было бы поздно. Кроме чулана были еще решетки на окнах, кормежка под дверью и многое другое. Хотя я могу представить некое общение Гарри с Дадли, но не с тетей - во многом потому, что ей и самой вряд ли это нужно. Она попрощаться-то с ним сил в себе не нашла.

Не удержалась - по следам недавней дискуссии)
Alteyaавтор Онлайн
Levana
Случилось бы ужасное, было бы поздно. Кроме чулана были еще решетки на окнах, кормежка под дверью и многое другое. Хотя я могу представить некое общение Гарри с Дадли, но не с тетей - во многом потому, что ей и самой вряд ли это нужно. Она попрощаться-то с ним сил в себе не нашла.

Не удержалась - по следам недавней дискуссии)
Это уже потом в рамках борьбы со страшной магией.
Причём борьбы, в общем, на равных - вернее, как с равным. Гарри абсолютно не забитый и не несчастный ребёнок, обратите внимание. И любить и дружить умеет - а значит… у него есть такой опыт. Вопрос: откуда?
А тетя… в книгах они прощались. Пусть и странно.
И ей тоже тяжело и сложно, и она тоже не идеальна и просто человек - и похоже, что Гарри это понял.
Поставьте себя на ее место.))
Alteya
Levana
Это уже потом в рамках борьбы со страшной магией.
Причём борьбы, в общем, на равных - вернее, как с равным. Гарри абсолютно не забитый и не несчастный ребёнок, обратите внимание. И любить и дружить умеет - а значит… у него есть такой опыт. Вопрос: откуда?
А тетя… в книгах они прощались. Пусть и странно.
И ей тоже тяжело и сложно, и она тоже не идеальна и просто человек - и похоже, что Гарри это понял.
Поставьте себя на ее место.))
Не могу. Как бы я ни относилась к родителям ребенка (хотя сестра ей не угодила лишь тем, что волшебница, и тянулась к ней, и защищала от Северуса), ребенок это ребенок. Мне было бы стыдно селить его в чулане. Да и с чего бы? Его принесли младенцем. Расти его, люби его и будет тебе второй сын.
А Гарри такой просто потому, что это не психологический роман, а сказка)
Alteyaавтор Онлайн
Levana
Вы не так смотрите.))
Во-первых, они с Вернером и вправду могли хотеть второго ребёнка - а тут Гарри, а трёх они уже не тянут. И это обидно и больно.
Во-вторых, не будет он сын. Потому что он волшебник, а петуния знает, что волшебники, подрастая, уходят в свой другой мир - куда им зола нет, и который уже отнял у неё сестру. Она знает, что они для Гарри - просто временная передержка, и что он уйдёт от них, обязательно уйдёт, и они станут чужими. Как с Лили. А вот своего второго ребёнка у них уже из-за него не будет…
А ещё она боится Гарри. Боится магии… а деваться некуда. И выбросы эти магмческие неконтролируемые… и вот случись что - они же никак не защитятся.
Та же надутая тетушка - это же, на самом деле, жутко. Особенно жутко тем, что Гарри этого не хотел! Оно само! А значит, непредотвратимо.
Представьте, что у вас дома живет ребёнок с автоматом. Играет с ним, возится… и с гранатами. А забрать вы их у него не можете. И он иногда их просто куда-нибудь кидает… или вот теряет. Может и чеку вынуть… не до конца… и вот граната лежит… где-то… почти без чеки… а потом котик пробежит, хвостиком заденет, чека выскочит окончательно и бум…
А вы ничего не можете с этим сделать.

Петуния, мягко говоря, неидеальна. И я ее не то чтобы люблю. Но понимаю.))

И раз уж мы приняли описанную реальность, придётся принять и то, что Гарри не просто так, в целом, нормальный ребёнок с нормально сформированным навыком привязанности. А значит…)))
Показать полностью
Можете же. Язык держать за зубами, например. Они ж его провоцировали регулярно. И пугающих выбросов у Лили не показали. А дети... дети они все вырастают и уходят жить своей жизнью, это нормально. И про третьего это все ж теория, не подкрепленная текстом)
Ну и насчет того, что не будет сыном - что ж тогда бедным родителям Геомионы говорить, она одна у них.
В общем, Роулинг хорошо про нее сказала - человек в футляре. Нет, она не садистка конечно, но человек неприятный. И мне кажется, сама не захочет поддерживать это общение. Хотя в жизни всякое бывает)
Alteyaавтор Онлайн
Levana
А мне кажется, захочет. Но показать это ей будет сложно.))

И дети уходят обычно все же не совсем. Общаются, дружат, гостят… а тут…
И у петунии ведь тоже травма.)) она же тоже хотела стать волшебницей. А увы…
Alteya
а где в Луне/Монете все это кроме вскапывания? аж стало интересно почитать у вас про отношения взрослого Гарри с родственниками, а где - не помню
Alteyaавтор Онлайн
ansy
Alteya
а где в Луне/Монете все это кроме вскапывания? аж стало интересно почитать у вас про отношения взрослого Гарри с родственниками, а где - не помню
Да нету. ) Мелькало где-то, эпизодами, но я и не вспомню, где.)
Очень понравилось! ^_^
466 глав, с ума сойти! Давно меня в такой запой не уносило)))

Есть пару ошибок, но в общем - очень здорово ;)


>> 378 глава
звезду с кровавой, словно кровь, лентой,

>> У Скабиора с МакДугалом разговор о его сестре заходит, когда тот впервые приходит к МакДугалу домой. А потом в 384й главе они опять говорят о ней, но как будто того разговора не было

>> 392 глава:
Поколдовал над канализацией и восхитился светящимися червячками, и даже кустом малины, который «никак нельзя никуда переносить».
396 глава:
она собиралась посадить на месте его захоронения кусты малины. И делать это пора было уже сейчас — тем более что стройка должна была развернуться, по большей части, с другой стороны дома

>>396 гл
А вот самому Арвиду было куда сложнее — единственный ребёнок в семье, он никогда не имел дела с такими маленькими детьми: слишком молодой для того, чтобы насмотреться на них в семьях друзей и знакомых, сам он был единственным ребёнком у своих тоже не имевших братьев и сестёр родителей.
Alteyaавтор Онлайн
Loki1101
Спасибо! ))
Да, текст большущий. ) Видимо. ошибки неизбежны. )
Чтобы написать комментарий, войдите

Если вы не зарегистрированы, зарегистрируйтесь

Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓

↑ Свернуть ↑
  Следующая глава
Закрыть
Закрыть
Закрыть
↑ Вверх