↓
 ↑
Регистрация
Имя

Пароль

 
Войти при помощи
Размер шрифта
14px
Ширина текста
100%
Выравнивание
     
Цвет текста
Цвет фона

Показывать иллюстрации
  • Большие
  • Маленькие
  • Без иллюстраций

Обратная сторона луны (джен)



Автор:
Беты:
miledinecromant Бетство пролог-глава 408, главы 414-416. Гамма всего проекта: сюжет, характеры, герои, вотэтоповорот, Мhия Корректура всего проекта
Фандом:
Рейтинг:
R
Жанр:
Общий
Размер:
Макси | 5528 Кб
Статус:
Закончен
Предупреждения:
Смерть персонажа
 
Проверено на грамотность
Эта история про одного оборотня и изнанку волшебного мира - ведь кто-то же продал то самое яйцо дракона Квиреллу и куда-то же Флетчер продавал стянутые из древнейшего дома Блэков вещички? И, конечно, о тех, кто стоит на страже, не позволяя этой изнанке мира стать лицевой его частью - об аврорах и министерских работниках, об их буднях, битвах, поражениях и победах. А также о журналистах и медиках и, в итоге - о Волшебной Британии.
В общем, всё как всегда - это история о людях и оборотнях. И прежде всего об одном из них. А ещё о поступках и их последствиях.
Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓

↑ Свернуть ↑
  Следующая глава

Глава 17

Не менее регулярно он водил её и в «Белую Виверну» — не самый паршивый кабак (трудно соревноваться в этом плане с «Кабаньей головой»), больше известный, впрочем, как место встреч тех, кто предпочитал решать рабочие вопросы не за письменным столом и не за скрипучей деревянной конторкой, а в более располагающей для бесед обстановке. Однако этим промозглым декабрьским днём он оставил Гвеннит в "Спинни Серпент", строго наказав ждать его возвращения, и отправился в «Виверну» один. Ёжась от холодного дождя, попадавшего ему за шиворот, Скабиор почти что вбежал в таверну и, отфыркиваясь, высушил на себе одежду. Огляделся — и, заметив в одном из углов Флетчера, пошёл прямо к нему. Сел, трансфигурировал себе стакан, плеснул в него из стоящей на столе подозрительного вида бутылки и в несколько больших глотков выпил.

— Дрянь какая, — весело сказал он. — И почему ты всегда выбираешь подобную гадость? Что принёс?

— О, — довольно проговорил тот. — Тебе понравится! Но это редкая вещь, Скабиор, о-очень редкая! И дорогая. Но на любителя, — тот подмигнул ему и облизнулся.

— У тебя всё на любителя, — хмыкнул Скабиор. — Показывай.

— Не здесь, — таинственно проговорил Флетчер. — Редкость же! Поймают — сядем оба!

— Ну, ты-то точно не сядешь, — усмехнулся Скабиор. — С таким-то покровителем. За что он тебя так любит, а, Флетчер? Чем ты так дорог самому Гарри Поттеру?

— Так мы же воевали с ним вместе! — охотно начал свой вечный рассказ Мундангус Флетчер. — У нас же практически боевое братство было! — хвастливо проговорил он.

Скабиор слышал этот рассказ — в самых различных вариантах — уже раз сто, но, как и всегда, в нужных местах кивал, а в иных даже выражал бурное восхищение: подобные беседы всегда расслабляли Флетчера, и он мог рассказать заодно что-нибудь действительно интересное и полезное, например, где, как и кого можно по-тихому обнести. Обычно он хлебные места не сдавал, но время от времени, подпоив и расслабив его подобными разговорами, можно было его разговорить. Этим сейчас Скабиор и занимался: слушал, подливал тому в стакан странную жидкость, вероятно, видящую гордое звание «виски» в своих самых сладких мечтах, сочувствовал, восхищался… и выжидал.

И дождался. За ужин, правда, пришлось платить самому, но дело того стоило: Флетчер между делом почти выболтал пару адресов, и теперь осталось только сходить туда и осмотреться на месте. А ещё получить, всё-таки, ту вещь, ради которой они встречались.

Вещь оказалась старинным золотым подсвечником, причём весьма агрессивным: он первым делом попытался тяпнуть Скабиора за палец, но тот, отлично умеющий обращаться с подобными артефактами и всегда готовый к какой-нибудь подлости, вовремя отдёрнул руку и снова накинул на него тряпку, в которую тот был прежде завёрнут. И задумался. Золото стоит дорого — но, на самом деле, это не так хорошо, как может показаться на первый взгляд, потому что его цена резко сокращает круг потенциальных покупателей. Серебряные вещи куда как удобнее… а что оборотни боятся серебра — даже не враньё, а просто какая-то глупость. Конечно, серебро может им навредить — если попадёт внутрь, причём в тот момент, когда они не в человечьем, а в зверином обличье. Но в остальном… Когда-то в юности его очень заинтересовал этот вопрос, настолько, что, как только появилось аконитовое, он раздобыл его и проверил, выяснив, таким образом, что через шерсть серебро никакого вреда не причиняет, все рассказы о волшебных серебряных ошейниках просто сказки, и даже лизать серебро можно. А вот к открытой ране прикладывать его не стоит — эту жгущую боль он потом помнил долго, а крохотная ранка, к которой он тогда приложил заранее припасённую серебряную статуэтку, никуда после трансформации не делась и потом заживала очень долго и плохо.

Однако на сей раз ему досталось золото — и он сейчас размышлял, стоит ли вообще овчинка выделки. Разве что в «Ноггин и Боунс» отдать… хотя, конечно, эта вещь скорее для Борджина. И ведь тот возьмёт… Но цену занизит так, что смысла не будет. И Флетчер это отлично знает, иначе бы сам к ним пошёл и не терял процент на посреднике.

С третьей стороны, всегда есть магглы… хотя за такие штуки его по головке не погладит уже соответствующий отдел глубоко любимого Министерства. Если поймает, конечно. Да и это возможно лишь в случае, если он сообразит, как успокоить вещицу — а то магглы очень уж удивятся, если безобидный на вид предмет внезапно попытается им пальцы отгрызть.

Сторговавшись, в итоге, он отдал подсвечник обратно, пообещав отыскать покупателя, распрощался… и, выйдя на улицу, увидел сжавшуюся на ступеньках Гвеннит, по обе стороны от которой сидели два весьма неприятных подвыпивших джентльмена. Святая Моргана, ты позабыла вложить в голову своей дочери мозг? Или зачем-то сегодня его забрала? Что она вообще делает тут — велено ж было в борделе ждать! В чём дело-то? А главное — как выследила?

— Брысь отсюда, — рыкнул Скабиор, наводя на них палочку. — Или рисунок моих подошв я изображу прямо на ваших убогих лицах.

Те переглянулись — и отступили. Вопреки тому, что рассказывали порой о Лютном, драки случались здесь редко — чаще всё сводилось к такому переглядыванию, после которого обе стороны, как правило, расходились — ну, или дрались по-серьёзному. Скабиора тут знали — и, по большей части, старались не связываться.

— Ты откуда взялась? — он бесцеремонно поднял её за ворот — и отодвинулся, когда Гвеннит потянулся обнять и прижаться. — Что делаешь тут, говорю? Я тебе где велел ждать?

— Тебя долго не было… Я беспокоилась, — сказала она смущённо.

— И что? Ты когда шла сюда — ты чем думала? Что делать предполагала? Если обнаружишь меня в опасности? Тебе даже колдовать пока что нельзя! Ты соображаешь вообще? Ты понимаешь, что тебя могли изнасиловать прямо тут, на ступеньках — и никто бы не помешал — зато присоединились бы охотно? И мне бы пришлось уже по-настоящему драться? Ты идиотка совсем? — распекал он её, крепко держа за локоть и таща за собой по улице. — Я тебя больше вообще никуда не возьму!

— Прости! — заревела она почти в голос, но он давным-давно уже привык к её слезам и сейчас они только сильнее его разозлили.

— Ты понимаешь, что меня убить из-за тебя могут? Потому что, если девчонка сидит на улице одна — да ещё практически посреди ночи, до полуночи меньше часа же! — она ничья и не принадлежит никому? То есть тому, кто нашёл её первым? Хорошо, сейчас на тебя какое-то отребье запало — а если б нет? Почему я должен рисковать из-за твоей дури?

— Прости-и, — рыдая, повторила она.

— Ты же ведь много раз про Грейбека слышала? — распаляясь всё больше, зло спросил он.

— Д-да, — прошептала она испуганно.

— Напомни мне, кто это был?

— Оборотень, — отозвалась она еле слышно.

— «Оборотень», — передразнил он язвительно. — Этот оборотень, встреть он тебя тут одну, сожрал бы тебя в самом буквальном смысле этого слова — вот просто перегрыз бы сперва твое нежное горло, — он резко остановился и схватил её пальцами за шею, перепугав этим до полусмерти. — А потом, пока ты ещё была бы жива — потому что от этого умирают не сразу, а живут ещё пару минут — он бы отрывал от тебя живой куски мяса зубами, и ты чувствовала бы, как его клыки вонзаются в твое тело. Причём всё это — вовсе не обязательно при полной луне! Ты думаешь, у него тут не осталось последователей? Учеников и подражателей, Хель их забери? Пойдём, — он резко развернулся и потащил её обратно по пустому в такой поздний час переулку. — Я тебе покажу кое-что — чтобы ты не думала, что я тут на пустом месте психую.

Они быстро прошли часть Лютного и остановились у одной из улочек-лестниц, ведущих к Диагон-элле.

— Люмос, — поднял палочку Скабиор. — Вот, полюбуйся.

Гвеннит замерла, изумлённо разглядывая освещённую пламенем десятков маленьких свечек стену, на которую были наклеены старые плакаты и колдографии с изображениями знакомого ей по учебникам Волдеморта, а также тех, кто когда-то был Упивающимся Смертью и носил чёрную метку. Особенно много здесь было колдографий и рисунков Беллатрикс Лестрейндж — первые из которых представляли собой розыскные плакаты, во множестве выпущенные после массового побега этих чудовищ из Азкабана. Кроме изображений, здесь были стихи, посвящённые кому-то из изображённых на плакатах людях, свежие и уже сухие цветы и много-много свечей.

— Смотри хорошенько, — он встряхнул её за воротник, — и представляй, как один из этих двинутых почитателей-некрофилов — к коим, кстати, относятся и члены твоего школьного клуба — увидит тебя и вообразит себя духовным наследником покойного Фенрира Грейбека. Поймает, оттащит в какой-нибудь подвал — а там свяжет, — он вдруг бросился на неё и с силой прижал к стене, заведя её руки за спину и зажав их между стеной и телом, — бросит на пол, — он приник к ней так тесно, словно бы вправду собирался изнасиловать, и рванул на груди курку, расстёгивая её грубо и резко. Девушка смотрела на него в полном ужасе — он ухмыльнулся хищно и слегка отстранился, продолжая смотреть ей в глаза, а со стены напротив на неё со старого плаката глядело жуткое безносое красноглазое лицо. — А потом он сделает с тобой то, что делал Грейбек: поставит тебя раком и поимеет так жёстко, что порвет внутренности, а потом вспорет живот и намотает твои кишки тебе на шею, а затем вскроет грудную клетку, вытащит твоё еще трепыхающееся сердце — и вопьётся в него зубами… я как-то видел. А потом, как ни в чем не бывало, пойдет по своим делам, а ты останешься гнить в том подвале, — закончил он, остывая и передёргиваясь от отвращения. Отпустил Гвеннит, шагнул назад, вынул платок и обтёр её бледное, перепуганное, зарёванное лицо. — Так-то, девочка. Всё, застегнись — и поклянись мне, что никогда больше никуда тут без меня не пойдёшь. Во всяком случае, покуда не вырастешь и не научишься себя защищать.

Глава опубликована: 10.11.2015
Предыдущая главаСледующая глава
20 комментариев из 34364 (показать все)
Про обоих, как все же сложатся отношения. И вообще про Сириуса, как он адаптируется в новом мире
Alteyaавтор Онлайн
vilranen
Про обоих, как все же сложатся отношения. И вообще про Сириуса, как он адаптируется в новом мире
С трудом, я думаю.)))
Автор, спасибо за удовольствие от прочтения) написать такой объём без «воды» - ооооочень дорогого стоит! Читается легко и складно.
Alteyaавтор Онлайн
Neposedda
Автор, спасибо за удовольствие от прочтения) написать такой объём без «воды» - ооооочень дорогого стоит! Читается легко и складно.
Спасибо!)))
Neposedda
Автор, спасибо за удовольствие от прочтения) написать такой объём без «воды» - ооооочень дорогого стоит! Читается легко и складно.
Сейчас только посмотрел - этот фанфик стоит на 2 месте по объему. На первом - "Молли навсегда".
А когда-то я считал МРМ гигантским...
Я сейчас на 367 главе, и смутил один момент. "Никогда в жизни в трезвом уме он не пришёл бы сюда — и ему ведь предлагали остаться…" и следом, через пару абзацев - "иногда всё же бывал здесь, освоив тонкое искусство говорить с родственниками о политике и погоде". Поттер к родственникам на Тисовую бухой что ли шляется?)
Пассаж про Поттеровскую ностальгию по детству золотому выглядит странно и отчетливо попахивает стокгольмским синдромом. Аврору Поттеру не до проработки детских травм?)
Alteyaавтор Онлайн
James Moran
Я сейчас на 367 главе, и смутил один момент. "Никогда в жизни в трезвом уме он не пришёл бы сюда — и ему ведь предлагали остаться…" и следом, через пару абзацев - "иногда всё же бывал здесь, освоив тонкое искусство говорить с родственниками о политике и погоде". Поттер к родственникам на Тисовую бухой что ли шляется?)
Пассаж про Поттеровскую ностальгию по детству золотому выглядит странно и отчетливо попахивает стокгольмским синдромом. Аврору Поттеру не до проработки детских травм?)
В первом случае имеется в виду, что он не пришёл бы сейчас (наверное, надо добавить?). ) А в целом - он, конечно, сюда ходит и с роднёй общается. Какой стокгольмский синдром? Всё это было сто лет назад. Это просто родственники - и я, кстати, не сторонница тех, кто считает, что Гарри мучили и издевались. Обычно он рос - особенно для английского ребёнка. Да, старая одежда - но, в целом, ничего особенного.
И он давно оставил все обиды в прошлом. Близости у него с роднёй особой нет - но и обид тоже. Так... иногда встречаются. Там ещё племянники его двоюродные, кстати.
А ностальгия... она не по золотому детству. А просто по детству. Не более.
Показать полностью
Alteya
Пожалуй что) иначе какая-то внутренняя несогласованность получается.

Ностальгирующий по детству в чулане Поттер вызывает у меня разрыв шаблона. Каждому своё, конечно, но это уже как-то нездорóво.
Я вообще не нахожу заселение ребенка в чулан сколько-нибудь нормальным, не считая всего прочего. Это, конечно, не мучения и издевательства в физическом смысле, но в моральном - вполне.
Общаются и не с такими родственниками, безусловно, но зачем? Лишнее мучение для всех.
Alteyaавтор Онлайн
James Moran
Alteya
Пожалуй что) иначе какая-то внутренняя несогласованность получается.

Ностальгирующий по детству в чулане Поттер вызывает у меня разрыв шаблона. Каждому своё, конечно, но это уже как-то нездорóво.
Я вообще не нахожу заселение ребенка в чулан сколько-нибудь нормальным, не считая всего прочего. Это, конечно, не мучения и издевательства в физическом смысле, но в моральном - вполне.
Общаются и не с такими родственниками, безусловно, но зачем? Лишнее мучение для всех.
Вы преувеличиваете.)»
Ну правда.
Чулан - это плохо, конечно. Но в целом ничего ужасного с Гарри не случилось, и Гарри это понимает. И - главное - никакой особой травмы у него нет. Вы говорите о человеке, которого в 12 чуть Василиск не сожрал.))) и у которого до сих пор шрам на левый руке.
А главное - это же его единственная кровная родня. И он в чем-то их даже вполне понимает.
В конце концов, он уже действительно взрослый. И
Случилось бы ужасное, было бы поздно. Кроме чулана были еще решетки на окнах, кормежка под дверью и многое другое. Хотя я могу представить некое общение Гарри с Дадли, но не с тетей - во многом потому, что ей и самой вряд ли это нужно. Она попрощаться-то с ним сил в себе не нашла.

Не удержалась - по следам недавней дискуссии)
Alteyaавтор Онлайн
Levana
Случилось бы ужасное, было бы поздно. Кроме чулана были еще решетки на окнах, кормежка под дверью и многое другое. Хотя я могу представить некое общение Гарри с Дадли, но не с тетей - во многом потому, что ей и самой вряд ли это нужно. Она попрощаться-то с ним сил в себе не нашла.

Не удержалась - по следам недавней дискуссии)
Это уже потом в рамках борьбы со страшной магией.
Причём борьбы, в общем, на равных - вернее, как с равным. Гарри абсолютно не забитый и не несчастный ребёнок, обратите внимание. И любить и дружить умеет - а значит… у него есть такой опыт. Вопрос: откуда?
А тетя… в книгах они прощались. Пусть и странно.
И ей тоже тяжело и сложно, и она тоже не идеальна и просто человек - и похоже, что Гарри это понял.
Поставьте себя на ее место.))
Alteya
Levana
Это уже потом в рамках борьбы со страшной магией.
Причём борьбы, в общем, на равных - вернее, как с равным. Гарри абсолютно не забитый и не несчастный ребёнок, обратите внимание. И любить и дружить умеет - а значит… у него есть такой опыт. Вопрос: откуда?
А тетя… в книгах они прощались. Пусть и странно.
И ей тоже тяжело и сложно, и она тоже не идеальна и просто человек - и похоже, что Гарри это понял.
Поставьте себя на ее место.))
Не могу. Как бы я ни относилась к родителям ребенка (хотя сестра ей не угодила лишь тем, что волшебница, и тянулась к ней, и защищала от Северуса), ребенок это ребенок. Мне было бы стыдно селить его в чулане. Да и с чего бы? Его принесли младенцем. Расти его, люби его и будет тебе второй сын.
А Гарри такой просто потому, что это не психологический роман, а сказка)
Alteyaавтор Онлайн
Levana
Вы не так смотрите.))
Во-первых, они с Вернером и вправду могли хотеть второго ребёнка - а тут Гарри, а трёх они уже не тянут. И это обидно и больно.
Во-вторых, не будет он сын. Потому что он волшебник, а петуния знает, что волшебники, подрастая, уходят в свой другой мир - куда им зола нет, и который уже отнял у неё сестру. Она знает, что они для Гарри - просто временная передержка, и что он уйдёт от них, обязательно уйдёт, и они станут чужими. Как с Лили. А вот своего второго ребёнка у них уже из-за него не будет…
А ещё она боится Гарри. Боится магии… а деваться некуда. И выбросы эти магмческие неконтролируемые… и вот случись что - они же никак не защитятся.
Та же надутая тетушка - это же, на самом деле, жутко. Особенно жутко тем, что Гарри этого не хотел! Оно само! А значит, непредотвратимо.
Представьте, что у вас дома живет ребёнок с автоматом. Играет с ним, возится… и с гранатами. А забрать вы их у него не можете. И он иногда их просто куда-нибудь кидает… или вот теряет. Может и чеку вынуть… не до конца… и вот граната лежит… где-то… почти без чеки… а потом котик пробежит, хвостиком заденет, чека выскочит окончательно и бум…
А вы ничего не можете с этим сделать.

Петуния, мягко говоря, неидеальна. И я ее не то чтобы люблю. Но понимаю.))

И раз уж мы приняли описанную реальность, придётся принять и то, что Гарри не просто так, в целом, нормальный ребёнок с нормально сформированным навыком привязанности. А значит…)))
Показать полностью
Можете же. Язык держать за зубами, например. Они ж его провоцировали регулярно. И пугающих выбросов у Лили не показали. А дети... дети они все вырастают и уходят жить своей жизнью, это нормально. И про третьего это все ж теория, не подкрепленная текстом)
Ну и насчет того, что не будет сыном - что ж тогда бедным родителям Геомионы говорить, она одна у них.
В общем, Роулинг хорошо про нее сказала - человек в футляре. Нет, она не садистка конечно, но человек неприятный. И мне кажется, сама не захочет поддерживать это общение. Хотя в жизни всякое бывает)
Alteyaавтор Онлайн
Levana
А мне кажется, захочет. Но показать это ей будет сложно.))

И дети уходят обычно все же не совсем. Общаются, дружат, гостят… а тут…
И у петунии ведь тоже травма.)) она же тоже хотела стать волшебницей. А увы…
Alteya
а где в Луне/Монете все это кроме вскапывания? аж стало интересно почитать у вас про отношения взрослого Гарри с родственниками, а где - не помню
Alteyaавтор Онлайн
ansy
Alteya
а где в Луне/Монете все это кроме вскапывания? аж стало интересно почитать у вас про отношения взрослого Гарри с родственниками, а где - не помню
Да нету. ) Мелькало где-то, эпизодами, но я и не вспомню, где.)
Loki1101 Онлайн
Очень понравилось! ^_^
466 глав, с ума сойти! Давно меня в такой запой не уносило)))

Есть пару ошибок, но в общем - очень здорово ;)


>> 378 глава
звезду с кровавой, словно кровь, лентой,

>> У Скабиора с МакДугалом разговор о его сестре заходит, когда тот впервые приходит к МакДугалу домой. А потом в 384й главе они опять говорят о ней, но как будто того разговора не было

>> 392 глава:
Поколдовал над канализацией и восхитился светящимися червячками, и даже кустом малины, который «никак нельзя никуда переносить».
396 глава:
она собиралась посадить на месте его захоронения кусты малины. И делать это пора было уже сейчас — тем более что стройка должна была развернуться, по большей части, с другой стороны дома

>>396 гл
А вот самому Арвиду было куда сложнее — единственный ребёнок в семье, он никогда не имел дела с такими маленькими детьми: слишком молодой для того, чтобы насмотреться на них в семьях друзей и знакомых, сам он был единственным ребёнком у своих тоже не имевших братьев и сестёр родителей.
Alteyaавтор Онлайн
Loki1101
Спасибо! ))
Да, текст большущий. ) Видимо. ошибки неизбежны. )
Чтобы написать комментарий, войдите

Если вы не зарегистрированы, зарегистрируйтесь

Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓

↑ Свернуть ↑
  Следующая глава
Закрыть
Закрыть
Закрыть
↑ Вверх