↓
 ↑
Регистрация
Имя

Пароль

 
Войти при помощи
Размер шрифта
14px
Ширина текста
100%
Выравнивание
     
Цвет текста
Цвет фона

Показывать иллюстрации
  • Большие
  • Маленькие
  • Без иллюстраций

Обратная сторона луны (джен)



Автор:
Беты:
miledinecromant Бетство пролог-глава 408, главы 414-416. Гамма всего проекта: сюжет, характеры, герои, вотэтоповорот, Мhия Корректура всего проекта
Фандом:
Рейтинг:
R
Жанр:
Общий
Размер:
Макси | 5528 Кб
Статус:
Закончен
Предупреждения:
Смерть персонажа
 
Проверено на грамотность
Эта история про одного оборотня и изнанку волшебного мира - ведь кто-то же продал то самое яйцо дракона Квиреллу и куда-то же Флетчер продавал стянутые из древнейшего дома Блэков вещички? И, конечно, о тех, кто стоит на страже, не позволяя этой изнанке мира стать лицевой его частью - об аврорах и министерских работниках, об их буднях, битвах, поражениях и победах. А также о журналистах и медиках и, в итоге - о Волшебной Британии.
В общем, всё как всегда - это история о людях и оборотнях. И прежде всего об одном из них. А ещё о поступках и их последствиях.
Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓

↑ Свернуть ↑
  Следующая глава

Глава 243

В четверг около четырех МакДугал отправил своего пациента камином домой — и тот, едва ступив в комнату, попал в объятья Гвеннит.

— Привет, маленькая, — шепнул он, привычно касаясь губами её макушки и вдыхая один из самых родных запахов на земле. — Как вы тут?

— Я обещала, что буду заботиться о тебе, — сказала она, поднимая голову и глядя на него снизу вверх. — И я буду.

— Ладно, — он засмеялся. — Я никогда не возражал против чего-то подобного. Целитель теперь будет часто у нас бывать, — он дошёл вместе с ней до дивана и сел, усадив её рядом с собой, так и не выпустив из объятий. — Он заглянет к вечеру — полагаю, они встретятся с Поттером. А ты просто обязана испечь для меня свой яблочный пирог, — улыбнулся он, гладя её тёмные волосы. — В рамках заботы.

— Я испеку, — она положила голову ему на плечо и переплела свои пальцы с его. — Я знаю, что ты поправишься, — сказала она. — Я просто… я представила, что тебя тоже не будет — и…

— Да ну куда я денусь? — оборвал он её, меньше всего желая сейчас увидеть её слёзы. — Я есть. И я всегда буду. Только не реви, пожалуйста, — с шутливой мольбой проговорил он, и они рассмеялись.

Пока Гвеннит готовила тесто для пирога, Скабиор чистил и нарезал яблоки, обмакивая их в смесь сахара и корицы, и по привычке отправил несколько долек в рот. А пока пирог пёкся, они сидели на кухне и болтали о всякой ерунде, играя с проснувшимся Кристи, которого Скабиор решительно усадил себе на колени и держал весь вечер, переместившись к приходу МакДугала в гостиную на диван.

Осмотром пациента тот остался доволен, и, показав Гвеннит диагностическое заклинание, успокоил её, сказав, что через пару дней о случившемся вполне можно будет забыть, особенно если пациент станет относиться к себе чуть внимательнее и будет соблюдать режим сна и питания, и попрощался. Скабиор, провожая его, шутливо заметил, что ничего более страшного, чем сказать подобное Гвеннит, он придумать не мог, потому что его теперь, вероятно, станут кормить и укладывать по часам. И, судя по решительному выражению лица Гвеннит, она действительно всерьёз вознамерилась предпринять что-то подобное.

— Берегите его, моя дорогая, — произнес МакДугал, галантно целуя маленькую руку Гвеннит. — Ваш отец совершенно к этому не привык — а вы мне кажетесь довольно разумной и настойчивой молодой леди.

— Я всё сделаю, — пообещала она. — Когда ему можно будет вставать?

— Ну, — задумчиво протянул МакДугал, улыбнувшись погрозившему ему кулаком Скабиору. — Ему совсем не обязательно лежать, не вставая. Просто проследите, чтобы он в ближайшие пару дней избегал серьёзных нагрузок, как психических, так и магических, тяжести таскать и марафоны бегать ему тоже не стоит. Главное сейчас — положительные эмоции, сон, отдых и правильное питание. А вот заниматься вам можно, — добавил он с хитрой улыбкой. — Лучше пока учите теорию, новые заклинания осваивать пока что не нужно. И проследите, чтобы он все необходимые зелья пил, — безжалостно добавил целитель — а Скабиор с изумлением поймал себя на ощущении, что ему вся эта сцена просто невероятно нравится.

Поттер постучал в дверь в своё обычное время — в восемь вечера — и с искренней, кажется, радостью заулыбался при виде Скабиора.

— Рад, что вам лучше, — сказал он, с благодарностью кивая Гвеннит, налившей ему чай. — Я был неправ, свалив на вас всё и разом. Я понимаю, для вас это очень непросто.

— Дай нам поговорить, — попросил Скабиор Гвеннит. — Мы недолго.

— Конечно, — кивнула она, забирая, наконец, у него Кристи, выразившего свой протест против этой несправедливости громким рёвом, и поднимаясь с ним наверх.

— Вы говорили уже с Хати и Сколь? — спросил Скабиор, когда её шаги ещё не отзвучали на лестнице.

— Пока нет, — сказал Поттер. — Спешить некуда… подождём с вызовом на допрос до понедельника — насколько я понял с ваших слов, дети слишком потрясены случившимся и от этого потрясения могут и не опознать никого?

— Могут, — кивнул Скабиор, мрачнея.

Что же с этими маленькими упрямцами делать? Варрика они не послушали… попробовать провести к ним Эбигейл? Да, наверное — её-то они должны будут выслушать. Зачем только он им рассказал про раскол в стае? А если они выберут не её сторону? Какую же глупость он сделал… куда его понесло? Зачем? Кто его тянул за язык?

Выражение его лица, мрачное, расстроенное и растерянное одновременно заставило Поттера сказать то, чего он говорить, в общем, поначалу не собирался — но ему хотелось поддержать Скабиора и, по возможности, поскорее поставить его на ноги. Поэтому он слегка отступил от правил, которые с некоторых пор пообещал себе соблюдать в их общении, и вполне откровенно сказал:

— В понедельник я напишу их тёте с вопросом, можно ли допросить детей. Думаю, если они не будут готовы к этому опознанию, она мне откажет — например, сославшись на состояние их здоровья. Я попрошу представить мне заключение целителя, потом созову комиссию из Мунго, на всё это уйдёт ещё несколько дней. В конце концов, суд может счесть, что дети слишком запуганы для того, чтобы решиться на опознание, но это на самый крайний случай. Я надеюсь, обойдётся без этого.

— Я тоже, — тихо проговорил Скабиор.

Да, наверное, Эбигейл… но это потом — а как они там вообще? В чужом доме, с чужой старухой… впрочем, этот эпитет к мадам Монаштейн, конечно, не подходил, но всё равно же — с чужой. А его они, наверное, больше слушать не захотят…

— Вы здорово сработали, — сказал Поттер. — Если Нидгар и остальные не изменят своих показаний в отношении мисс и мистера Мун, возможно, суду будет достаточно этого. В конце концов, на детей наложили Конфундус — разве в таких случаях можно полностью доверять их памяти? — очень мягко проговорил он.

Скабиор глянул на него удивлённо — и улыбнулся, встретив его очень весёлый взгляд.

— Думаю, — медленно сказал он, — они пока очень напуганы перспективой очередной встречи с тем, кто их втравил во всё это. Наверняка он сильно напугал их. А в этом возрасте такой страх бывает очень сложно преодолеть.

— Бывает, — кивнул Поттер. — Но если они всё же решатся дать показания — ваше присутствие на допросе, я думаю, их поддержит.

— Не думаю, что от отдела на их допросе стоит присутствовать мне, — помолчав, неохотно сказал Скабиор. — Мне кажется, мистер Квинс подойдёт для этого куда лучше. Не потому, — добавил он, словно оправдываясь, — что мне лень…

— Я понимаю, — оборвал его Поттер. — Сомневаюсь, что мне когда-нибудь придёт в голову заподозрить вас в лени,— улыбнулся он. — Хотя, должен признаться, до недавнего времени я был к этому склонен — и вы меня удивили. Эфир мы перенесли на воскресенье — и давайте в субботу решим, будете ли вы способны присутствовать в студии. Если нет — передвинем ещё раз, ничего страшного.

— Буду, — пообещал Скабиор. — Удивил-то я вас хотя бы приятно? — пошутил он.

— У меня язык не повернётся сказать ни «да», ни «нет», — засмеялся, подумав, Поттер. — Давайте в будущем обойдёмся без подобных эксцессов. Поберегите себя — не лишайте фонд его лица так стремительно! — шутливо попросил он.

— Ну, разве что ради фонда, — рассмеялся в ответ Скабиор. И сказал уже намного спокойнее: — И извините за радио. Я туда не хотел, конечно, но могу поклясться, что не до такой степени.

— Не страшно, — улыбкой ответил ему Поттер. — И если уж вам и извиняться — то не передо мной, а перед толпой болельщиков «Паддлмир Юнайтед» и «Кенмарских Коршунов», которые решили заранее выяснить, кто же выиграет субботний матч, и по этому поводу провели у нас всю прошлую ночь. — Он сделал паузу и, насладившись удивлённым выражением лица Скабиора, засмеялся и пояснил: — Вместо нас с вами в эфир пустили интервью с Вудом и Флинтом — оба играют последний сезон, как вы знаете…

— Слышал, — кивнул Скабиор, которого квиддич всегда интересовал, однако отнюдь не как болельщика. Его интерес носил исключительно профессиональный характер, а именно шулерский и воровской: он аккуратно следил за турнирной таблицей и рейтингом игроков, для того, чтобы тщательнее спланировать очередной налёт на дома беспечных болельщиков, поддержать разговор за игровым столом и знать, кому повезло со ставками. А поскольку в последний год Скабиор практически отошёл от дел, то и квиддичем перестал интересоваться, читая, впрочем, по привычке спортивный разворот в «Пророке».

— Ну и ближе к ночи обе группы устроили знатную потасовку — настолько, что слегка позабыли про Статут, и ночевать им пришлось в наших камерах, — договорил Поттер.

— Весело там было у вас, наверное, — улыбнулся Скабиор.

— Не то слово, — вздохнул Поттер. — ДМП полдня сегодня со штрафами разбирались. И это ведь одна восьмая финала, — покачал головой он, — представить страшно, что будет дальше. И если мы подгадаем процесс под какую-нибудь из значимых игр — хорошо бы, конечно, дождаться финала, но и полуфинал подойдёт очень неплохо — я думаю, он пройдёт быстро и практически незаметно. Квиддич затмевает всё, — пошутил он.

Оставшийся вечер прошёл так же непринужденно — в шутках, к которым присоединилась вернувшаяся Гвеннит, и в лёгкой, необременительной болтовне. Впрочем, просидел Поттер недолго и, сославшись на то, что мистеру Винду следует отдыхать, ушёл в начале десятого. И едва Гвеннит закрыла за ним дверь, Скабиор подошёл к камину и, уже опускаясь перед ним на колени, попросил Гвеннит ненадолго оставить его одного.

Мадам Монаштейн оказалась дома и ответила почти сразу. Выглядела она, как всегда, подтянутой и улыбчивой, но на вопрос о детях только грустно вздохнула:

— Для них эти новости оказались серьёзным ударом. Сперва они вообще заявили, что их все бросили и все предали, но сами они так ни за что не поступят, и раз так — то не станут ни есть, ни учиться, ни давать какие-либо показания.

— Я могу их понять, — грустно сказал Скабиор. — Но не представляю, что с этим делать. Их всё равно допросят — рано или поздно. Хотя Поттер и не хочет спешить, — добавил он осторожно, вовсе не желая вдобавок ко всему ещё и выплёвывать слизней.

— Им нужно время, — спокойно сказала она. — А вы не волнуйтесь уж слишком: грызть мебель вместо мяса они уже перестали: хорошо приготовленные отбивные творят чудеса с объявляющими голодовку подростками. Отойдут, — улыбнулась она. — Возможно, вам стоит дня через два ещё раз побеседовать с ними.

— Не думаю, — возразил он. — Я поговорю, если надо, конечно — но мне кажется, что сейчас им будет неприятно видеть меня.

— Посмотрим, — кивнула она. — Хотите — буду держать вас в курсе.

— Я был бы вам очень признателен, — искренне проговорил Скабиор. — Вы позволите завтра вечером вновь побеспокоить вас подобным же образом?

— Разумеется, — кивнула она, добавив: — Хорошо, что кому-то они небезразличны.

Разговор этот Скабиора немного успокоил: по крайней мере, они не сбежали и не сделали другой фатальной глупости. Даст Мерлин, одумаются. Ну и Эбигейл к ним привести можно будет.

Остаток вечера и часть ночи Скабиор с Гвеннит провалялись на ковре вместе с Кристи, не зажигая света и болтая о всяческой ерунде, а спать легли вместе. И он, обнимая свою названную дочь и своего крестника, заснул с мыслью, что вот она, его стая, а больше никто в этом мире не стоит его переживаний.

А утром их разбудила сова, принесшая письмо от мадам Монаштейн, в котором она коротко сообщала, что дети согласились дать показания и опознать Нидгара, как человека, втравившего их в эту историю.

Глава опубликована: 18.05.2016
Предыдущая главаСледующая глава
20 комментариев из 34364 (показать все)
Про обоих, как все же сложатся отношения. И вообще про Сириуса, как он адаптируется в новом мире
Alteyaавтор
vilranen
Про обоих, как все же сложатся отношения. И вообще про Сириуса, как он адаптируется в новом мире
С трудом, я думаю.)))
Автор, спасибо за удовольствие от прочтения) написать такой объём без «воды» - ооооочень дорогого стоит! Читается легко и складно.
Alteyaавтор
Neposedda
Автор, спасибо за удовольствие от прочтения) написать такой объём без «воды» - ооооочень дорогого стоит! Читается легко и складно.
Спасибо!)))
Kireb Онлайн
Neposedda
Автор, спасибо за удовольствие от прочтения) написать такой объём без «воды» - ооооочень дорогого стоит! Читается легко и складно.
Сейчас только посмотрел - этот фанфик стоит на 2 месте по объему. На первом - "Молли навсегда".
А когда-то я считал МРМ гигантским...
Я сейчас на 367 главе, и смутил один момент. "Никогда в жизни в трезвом уме он не пришёл бы сюда — и ему ведь предлагали остаться…" и следом, через пару абзацев - "иногда всё же бывал здесь, освоив тонкое искусство говорить с родственниками о политике и погоде". Поттер к родственникам на Тисовую бухой что ли шляется?)
Пассаж про Поттеровскую ностальгию по детству золотому выглядит странно и отчетливо попахивает стокгольмским синдромом. Аврору Поттеру не до проработки детских травм?)
Alteyaавтор
James Moran
Я сейчас на 367 главе, и смутил один момент. "Никогда в жизни в трезвом уме он не пришёл бы сюда — и ему ведь предлагали остаться…" и следом, через пару абзацев - "иногда всё же бывал здесь, освоив тонкое искусство говорить с родственниками о политике и погоде". Поттер к родственникам на Тисовую бухой что ли шляется?)
Пассаж про Поттеровскую ностальгию по детству золотому выглядит странно и отчетливо попахивает стокгольмским синдромом. Аврору Поттеру не до проработки детских травм?)
В первом случае имеется в виду, что он не пришёл бы сейчас (наверное, надо добавить?). ) А в целом - он, конечно, сюда ходит и с роднёй общается. Какой стокгольмский синдром? Всё это было сто лет назад. Это просто родственники - и я, кстати, не сторонница тех, кто считает, что Гарри мучили и издевались. Обычно он рос - особенно для английского ребёнка. Да, старая одежда - но, в целом, ничего особенного.
И он давно оставил все обиды в прошлом. Близости у него с роднёй особой нет - но и обид тоже. Так... иногда встречаются. Там ещё племянники его двоюродные, кстати.
А ностальгия... она не по золотому детству. А просто по детству. Не более.
Показать полностью
Alteya
Пожалуй что) иначе какая-то внутренняя несогласованность получается.

Ностальгирующий по детству в чулане Поттер вызывает у меня разрыв шаблона. Каждому своё, конечно, но это уже как-то нездорóво.
Я вообще не нахожу заселение ребенка в чулан сколько-нибудь нормальным, не считая всего прочего. Это, конечно, не мучения и издевательства в физическом смысле, но в моральном - вполне.
Общаются и не с такими родственниками, безусловно, но зачем? Лишнее мучение для всех.
Alteyaавтор
James Moran
Alteya
Пожалуй что) иначе какая-то внутренняя несогласованность получается.

Ностальгирующий по детству в чулане Поттер вызывает у меня разрыв шаблона. Каждому своё, конечно, но это уже как-то нездорóво.
Я вообще не нахожу заселение ребенка в чулан сколько-нибудь нормальным, не считая всего прочего. Это, конечно, не мучения и издевательства в физическом смысле, но в моральном - вполне.
Общаются и не с такими родственниками, безусловно, но зачем? Лишнее мучение для всех.
Вы преувеличиваете.)»
Ну правда.
Чулан - это плохо, конечно. Но в целом ничего ужасного с Гарри не случилось, и Гарри это понимает. И - главное - никакой особой травмы у него нет. Вы говорите о человеке, которого в 12 чуть Василиск не сожрал.))) и у которого до сих пор шрам на левый руке.
А главное - это же его единственная кровная родня. И он в чем-то их даже вполне понимает.
В конце концов, он уже действительно взрослый. И
Случилось бы ужасное, было бы поздно. Кроме чулана были еще решетки на окнах, кормежка под дверью и многое другое. Хотя я могу представить некое общение Гарри с Дадли, но не с тетей - во многом потому, что ей и самой вряд ли это нужно. Она попрощаться-то с ним сил в себе не нашла.

Не удержалась - по следам недавней дискуссии)
Alteyaавтор
Levana
Случилось бы ужасное, было бы поздно. Кроме чулана были еще решетки на окнах, кормежка под дверью и многое другое. Хотя я могу представить некое общение Гарри с Дадли, но не с тетей - во многом потому, что ей и самой вряд ли это нужно. Она попрощаться-то с ним сил в себе не нашла.

Не удержалась - по следам недавней дискуссии)
Это уже потом в рамках борьбы со страшной магией.
Причём борьбы, в общем, на равных - вернее, как с равным. Гарри абсолютно не забитый и не несчастный ребёнок, обратите внимание. И любить и дружить умеет - а значит… у него есть такой опыт. Вопрос: откуда?
А тетя… в книгах они прощались. Пусть и странно.
И ей тоже тяжело и сложно, и она тоже не идеальна и просто человек - и похоже, что Гарри это понял.
Поставьте себя на ее место.))
Alteya
Levana
Это уже потом в рамках борьбы со страшной магией.
Причём борьбы, в общем, на равных - вернее, как с равным. Гарри абсолютно не забитый и не несчастный ребёнок, обратите внимание. И любить и дружить умеет - а значит… у него есть такой опыт. Вопрос: откуда?
А тетя… в книгах они прощались. Пусть и странно.
И ей тоже тяжело и сложно, и она тоже не идеальна и просто человек - и похоже, что Гарри это понял.
Поставьте себя на ее место.))
Не могу. Как бы я ни относилась к родителям ребенка (хотя сестра ей не угодила лишь тем, что волшебница, и тянулась к ней, и защищала от Северуса), ребенок это ребенок. Мне было бы стыдно селить его в чулане. Да и с чего бы? Его принесли младенцем. Расти его, люби его и будет тебе второй сын.
А Гарри такой просто потому, что это не психологический роман, а сказка)
Alteyaавтор
Levana
Вы не так смотрите.))
Во-первых, они с Вернером и вправду могли хотеть второго ребёнка - а тут Гарри, а трёх они уже не тянут. И это обидно и больно.
Во-вторых, не будет он сын. Потому что он волшебник, а петуния знает, что волшебники, подрастая, уходят в свой другой мир - куда им зола нет, и который уже отнял у неё сестру. Она знает, что они для Гарри - просто временная передержка, и что он уйдёт от них, обязательно уйдёт, и они станут чужими. Как с Лили. А вот своего второго ребёнка у них уже из-за него не будет…
А ещё она боится Гарри. Боится магии… а деваться некуда. И выбросы эти магмческие неконтролируемые… и вот случись что - они же никак не защитятся.
Та же надутая тетушка - это же, на самом деле, жутко. Особенно жутко тем, что Гарри этого не хотел! Оно само! А значит, непредотвратимо.
Представьте, что у вас дома живет ребёнок с автоматом. Играет с ним, возится… и с гранатами. А забрать вы их у него не можете. И он иногда их просто куда-нибудь кидает… или вот теряет. Может и чеку вынуть… не до конца… и вот граната лежит… где-то… почти без чеки… а потом котик пробежит, хвостиком заденет, чека выскочит окончательно и бум…
А вы ничего не можете с этим сделать.

Петуния, мягко говоря, неидеальна. И я ее не то чтобы люблю. Но понимаю.))

И раз уж мы приняли описанную реальность, придётся принять и то, что Гарри не просто так, в целом, нормальный ребёнок с нормально сформированным навыком привязанности. А значит…)))
Показать полностью
Можете же. Язык держать за зубами, например. Они ж его провоцировали регулярно. И пугающих выбросов у Лили не показали. А дети... дети они все вырастают и уходят жить своей жизнью, это нормально. И про третьего это все ж теория, не подкрепленная текстом)
Ну и насчет того, что не будет сыном - что ж тогда бедным родителям Геомионы говорить, она одна у них.
В общем, Роулинг хорошо про нее сказала - человек в футляре. Нет, она не садистка конечно, но человек неприятный. И мне кажется, сама не захочет поддерживать это общение. Хотя в жизни всякое бывает)
Alteyaавтор
Levana
А мне кажется, захочет. Но показать это ей будет сложно.))

И дети уходят обычно все же не совсем. Общаются, дружат, гостят… а тут…
И у петунии ведь тоже травма.)) она же тоже хотела стать волшебницей. А увы…
Alteya
а где в Луне/Монете все это кроме вскапывания? аж стало интересно почитать у вас про отношения взрослого Гарри с родственниками, а где - не помню
Alteyaавтор
ansy
Alteya
а где в Луне/Монете все это кроме вскапывания? аж стало интересно почитать у вас про отношения взрослого Гарри с родственниками, а где - не помню
Да нету. ) Мелькало где-то, эпизодами, но я и не вспомню, где.)
Очень понравилось! ^_^
466 глав, с ума сойти! Давно меня в такой запой не уносило)))

Есть пару ошибок, но в общем - очень здорово ;)


>> 378 глава
звезду с кровавой, словно кровь, лентой,

>> У Скабиора с МакДугалом разговор о его сестре заходит, когда тот впервые приходит к МакДугалу домой. А потом в 384й главе они опять говорят о ней, но как будто того разговора не было

>> 392 глава:
Поколдовал над канализацией и восхитился светящимися червячками, и даже кустом малины, который «никак нельзя никуда переносить».
396 глава:
она собиралась посадить на месте его захоронения кусты малины. И делать это пора было уже сейчас — тем более что стройка должна была развернуться, по большей части, с другой стороны дома

>>396 гл
А вот самому Арвиду было куда сложнее — единственный ребёнок в семье, он никогда не имел дела с такими маленькими детьми: слишком молодой для того, чтобы насмотреться на них в семьях друзей и знакомых, сам он был единственным ребёнком у своих тоже не имевших братьев и сестёр родителей.
Alteyaавтор
Loki1101
Спасибо! ))
Да, текст большущий. ) Видимо. ошибки неизбежны. )
Чтобы написать комментарий, войдите

Если вы не зарегистрированы, зарегистрируйтесь

Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓

↑ Свернуть ↑
  Следующая глава
Закрыть
Закрыть
Закрыть
↑ Вверх