↓
 ↑
Регистрация
Имя

Пароль

 
Войти при помощи
Размер шрифта
14px
Ширина текста
100%
Выравнивание
     
Цвет текста
Цвет фона

Показывать иллюстрации
  • Большие
  • Маленькие
  • Без иллюстраций

Обратная сторона луны (джен)



Автор:
Беты:
miledinecromant Бетство пролог-глава 408, главы 414-416. Гамма всего проекта: сюжет, характеры, герои, вотэтоповорот, Мhия Корректура всего проекта
Фандом:
Рейтинг:
R
Жанр:
Общий
Размер:
Макси | 5528 Кб
Статус:
Закончен
Предупреждения:
Смерть персонажа
 
Проверено на грамотность
Эта история про одного оборотня и изнанку волшебного мира - ведь кто-то же продал то самое яйцо дракона Квиреллу и куда-то же Флетчер продавал стянутые из древнейшего дома Блэков вещички? И, конечно, о тех, кто стоит на страже, не позволяя этой изнанке мира стать лицевой его частью - об аврорах и министерских работниках, об их буднях, битвах, поражениях и победах. А также о журналистах и медиках и, в итоге - о Волшебной Британии.
В общем, всё как всегда - это история о людях и оборотнях. И прежде всего об одном из них. А ещё о поступках и их последствиях.
Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓

↑ Свернуть ↑
  Следующая глава

Глава 341

Причард ждал, внимательно прислушиваясь к окружавшим его в темноте звукам — если он всё рассчитал правильно, то за ушедшим вместе с охранником Маллиганом, который плёл корзины в приятной компании и должен был вернуться теперь очень нескоро, должны были вернуться сначала Саджад, а затем, практически сразу после него, и Фоссет. Причём оба — с работ, не с «уроков», а значит, они оба будут уставшие, но в ясном уме, насколько это возможно, говоря о Саджаде, а на то, чтобы передохнуть, у них будет еще целая четверть часа.

О'Нил уже сидела с ним рядом — он чувствовал боком тепло её тела и слышал её тихое бормотание, а значит, физически она чувствовала себя неплохо.

Когда появился Саджад, Причард выдохнул с облегчением. Он был уверен в составленном им расписании, уже много раз проверив его, и в своем плане, пусть и претерпевшем странные метаморфозы, но не утратившим, на его взгляд, последовательности, простоты и оригинальности, но всегда оставался случай, который мог вмешаться в последний момент — и не думать о нём Причард не мог.

Теперь оставалось дождаться Фоссет, без которой вся эта затея пошла бы книззлу под хвост, а затем просто ждать — и надеяться, что у одного из самых юных участников их грандиозного замысла тоже всё сложится максимально удачно. Причард снова сосредоточился на звуке медленно капающей воды и начал считать удары своего сердца — только этим часам он мог доверять, впрочем, других у него и не было. И каждый шестидесятый удар он перекладывал мелкие камушки из одной кучи в другую — так в его плане возникли минуты, часы, дни, а вместе с ними возможность в какой-то мере предугадывать ближайшее будущее и строить планы.

Слева от Причарда зашуршало, когда трущиеся друг о друга корни, образующие решетку, раздвинулись, открывая проход, и в «общую камеру», точно по графику, вошла Фоссет. Когда охрана оставила их, она, тихонько поприветствовав Причарда, легла на землю, устроив голову у него на коленях, и замерла — ему даже показалось, что она заснула, однако, когда мальчишеский голос тихо и напряжённо произнес:

— Эй! Это я. Киф.

Она тут же отозвалась:

— Ты молодец, — сказала она, плавно вставая и медленно, чтобы корень на её лодыжке не доставил ей неудобств, подошла к выходу. — Спасибо тебе.

Худенький темноволосый мальчик в обычном для здешних обитателей светлом хитоне и таких же штанах — так его описывал Долиш, однако нарисовать его образ в своём воображении Причард так до конца и не смог.

— Вот, я все принес — мальчишка осторожно просунул худую руку между корнями решетки, и Фоссет приняла из его рук моток тряпок. — Там нет никого, но я посторожу.

— Мы поторопимся, — пообещала она, забирая их и возвращаясь назад, сев опять рядом с Причардом. — Тряпки у меня, — сказала она.

— Начинай, — решительно велел он.

Одним из ключевых мест в его плане была та часть, где они выбирались из камеры. Но если с охраной сложностей не должно было возникнуть, так как саму камеру практически не охраняли, то проблему с проклятыми, проросшими через всё, что только можно в этих пещерах, живыми корнями, преграждавшими выход и цепко удерживающими своих пленников, ещё предстояло решить. На самом деле, Причард думал над этой задачей, подготавливая свой первый побег, и тогда же, вспоминая всё, что помнил из курса аврорской прикладной гербологии, в общем-то, решение отыскал, а теперь, наконец, у него появилась возможность проверить его на практике.

— Это практически дьявольские силки — сказал он тогда. — Хотя мозгов у них явно побольше, и действовать нужно так, чтобы они не переломали нам кости.

Фоссет устроила моток у Причарда на коленях, чтобы он не отсырел, а затем развернула. Она вытащила кусок ветоши, бывшей некогда чьим-то хитоном, пропитанной маслом, на котором здесь готовили, а затем с треском разорвала ветхую ткань на широкие полосы и аккуратно начала наматывать промасленную полоску на середину корня, обвившегося вокруг её лодыжки, а, закончив, завязала ткань бантиком, оставив свисать концы.

Причард протянул ей скрученный его огрубевшими пальцами в длинную трубочку лист пергамента, и она, выдохнув, достала из кармана ещё одну драгоценность: половинку спичечного коробка и несколько спичек. И, чиркнув одной из них, запалила пергамент, а затем, взяв из рук Причарда этот импровизированный факел, поднесла его к промасленным концам ветоши, свисающим с корня.

Те ярко вспыхнули и весело занялись даже в царившей здесь сырости. Когда пламя охватило всю ткань, обмотанную вокруг корня, по нему прошла судорога, его гибкий конец резко дернулся, очень больно сжав её ногу, а затем резко выпустил её из своей хватки. Весь корень извивался, словно змея, стараясь сбросить с себя полыхавшую тряпку, из-под которой уже повалил дым, и Фоссет едва успела увернуться, чтобы он не задел её по лицу. Она отодвинулась, стараясь держаться подальше от остальных корней, насколько это было возможно, потому что почти весь пол и все стены пещеры были ими буквально покрыты.

— Получилось! — возбуждённо проговорила Фоссет, затушив успевший наполовину сгореть лист подошвой. — Сейчас я тебя освобожу, — пообещала она Причарду, отрывая очередную полоску ветоши. — Только, наверное, стоит намотать ветошь и на все остальные, а потом сразу поджечь…

— Эм-м, — вдруг раздался детский голос от входа. — Скажите, мэм, а разве нельзя сжечь эти корни магией? — спросил Киф и удивлённо, и несколько неуверенно. — Нам показывали, что с помощью палочки можно зажечь яркий свет, а еще воду вызвать…

На секунду в пещере воцарилось молчание, а затем Причард экспрессивно и грязно выругался, поминая тушёный бараний мозг и женских особей троллей, Фоссет же покачав головой пробормотала:

— Я идиотка… Грэм, мы все тут уже…

— Смирись с этим фактом. — Причард закатил свои невидящие глаза. — А теперь бери себя в руки и освободи уже всех, — распорядился он и, обернувшись в сторону входа, сказал: — Ты молодец, парень. У нас у всех тут уже желе вместо мозгов, и это, видимо, не конечная стадия.

Фоссет всё так же плавно и медленно, чтобы не потревожить многочисленные корни вокруг, добралась снова до входа, где Киф уже просовывал между корней решетки свою палочку. И Фоссет, замерев на пару секунд и с трудом уняв дрожь, охватившую её от прикосновения к тёплому от детской руки дереву, улыбнулась — и вернулась к своим товарищам.

Освобождение сперва Причарда, а затем и безучастных ко всему происходящему О'Нил и Саджада прошло легко, и быстро: Фоссет взмахивала волшебной палочкой и Причард слышал, как корни осыпаются на пол песком — вполне разумно с её стороны заранее попрактиковаться в трансфигурации перед тем, что ей предстоит. Пожалуй, из Пикса и Долиша выйдут отличные совы.

— Думаю, нам всем стоит поторопиться и покинуть уже эту камеру, — сказала она, выводя Причарда из задумчивости.

— Действуй, — кивнул он, вставая и крепко беря под руку вздрогнувшую и попытавшуюся отстранится О'Нил, которой помогла встать Фоссет. Затем она подошла к Саджаду и сперва просто его позвала, а затем потрясла за плечо и попыталась заставить его подняться, но ничего не добилась: он просто не реагировал на неё, лишь крепче обхватывая себя руками закрывая при её прикосновениях глаза.

— Он не хочет, — сказала она, наконец. — Грэм, я не знаю, что делать… далеко мы с ним так не уйдём — а оставлять его здесь нельзя. Допустим, я отлевитирую его в коридор — но дальше…

— Это решаемо, — оборвал он её.

— Как? — горько спросила она. — Далеко я с ним не уйду, и…

— Если они не хотят идти по своей воле, — сказал он негромко, но твёрдо, стараясь удержать вырывающуюся из его рук О'Нил — то пойдут по чужой.

— Грэм, — она медленно помотала головой после небольшой паузы. — Грэм, ты же не имеешь ввиду… Да ты что! — заговорила она быстро и горячо. — Этого в твоем плане не было, так нельзя, они же…

— Теперь есть, — перебил он, дёрнув уголком губ. — Или ты думаешь, — неспешно проговорил он, кривя их в неприятной усмешке, — мне стоило это озвучить при Поттере-младшем, а затем бесконечно с ним препираться?

— Грэм, непростительное… к своим… так нельзя, — возразила она упрямо и почти умоляюще. — Мы не можем, мы же…

— Мы — нет, — кивнул он. — Я — нет, — сказал он, вскидывая голову и словно бы пытаясь отыскать её взгляд. — А вот ты — да.

— Грэм! — она даже шарахнулась в сторону, но он опять перебил:

— Есть другие идеи? — и поскольку она не нашла, что сказать, продолжил: — Ты должна. Этот шанс — единственный. Ты понимаешь это?

— Да, — помолчав, прошептала она.

— Сандра, — сказал он чуть мягче, протягивая к ней руку и сжимая протянутую ею в ответ, — им уже настолько прополоскали мозги, что ты даже при всём желании не сможешь им навредить. Прикажи им исполнять мои приказы — и мы двинемся к остальным. Или ты Азкабана боишься? — то ли пошутил, то ли всерьёз спросил он.

— Не Азкабана, — прошептала она. — А того, как потом смотреть им в глаза.

— Если не поторопишься, старший аврор Фоссет, то, возможно, и смотреть будет некому, — отрезал Причард — И если тебе так легче, то это приказ.

— Да, командир, — Фоссет прикрыла глаза, — я всё сделаю.

Она подошла к О'Нил, рассеянно накручивающей сейчас прядь своих грязных волос на безымянный палец, и ласково погладила её по лицу, шепча что-то успокаивающее и нежное, а когда та посмотрела, наконец, на неё, твёрдо произнесла, наводя на неё палочку:

— Империо.

Взгляд О'Нил затуманился, и Сандра, облизнув губы, чётко проговорила:

— Я приказываю тебе исполнять все приказы Грэхема Причарда и только его.

— Подними руку, — тут же приказал тот — и когда О'Нил послушно это проделала, удовлетворённо кивнул. — Давай дальше.

Фоссет, потерев лоб, глубоко-глубоко вздохнула и, направив палочку на сидящего на полу Саджада, произнесла вновь:

— Империо.

Второе Империо далось ей тяжелей и она ухватилась рукой за стену.

— Я приказываю… — её дыхание слегка сбилось и, несколько раз глубоко вдохнув, она все же закончила: — Я приказываю исполнять все приказы старшего аврора Причарда.

— Встань, — велел тот, и когда Саджад послушно поднялся, с облегчением выдохнул: — Отличная работа. Ты молодец, Сандра, — он улыбнулся. — Всё — выходим, вы с мальчишкой вперёд, мы замыкаем.

Вышли они легко: корни осыпались перед ними песком, очень впечатлив этим Кифа, и едва они все пересекли порог пещеры, Причард широко и счастливо улыбнулся и, глубоко вздохнув, коротко приказал:

— Марш.

И они двинулись по коридору: впереди Фоссет с палочкой наготове, за ней — Киф, а следом за ним — Саджад. Замыкал их маленькую процессию Причард, крепко державший ведущую его О’Нил под локоть.

Они шли осторожно, но быстро, не встречая по дороге помех, а когда несколько раз они слышали вдали голоса, Киф уводил их в другой коридор.

Когда они миновали несколько уже хорошо им знакомых пещер, Причард почувствовал в воздухе едкий запах дыма и гари, а затем коридор за очередным поворотом оказался наполнен отвратительным дымом, густым и бурым, клубы которого двигались им навстречу.

— Что там? — хмурясь, спросил Причард. — Пожар?

— Дым, — сказала Фоссет.

— Должно быть, вышли на след младшего Долиша, — проговорил Причард с досадой.

— Не похоже — ответила Фоссет, закашлявшись и взяв Кифа за руку, и подалась назад. — Не представляю, что это могло бы быть.

— Головные пузыри наколдуешь? — не задумавшись, спросил Причард.

— Думаю, да, — Фоссет взмахнула палочкой, наколдовывая воздушный пузырь, как положено, сперва вокруг своей головы, а затем вокруг головы Кифа — но когда она навела палочку на Причарда, третье заклинание у неё уже не только не вышло, но и заставило пошатнуться привалиться к стене плечом.

— Сейчас, — пробормотала она. — Я смогу…

— Не трать силы, — возразил Причард и тоже закашлялся, вдохнув дым. — Уходите. Ты должна оказаться на месте, иначе ничего не получится. А мы тебя только затормозим. Иди, им сейчас уже всё без разницы — а мне и подавно, — он усмехнулся. — Удачи. Слушайся её, парень, — сказал он Кифу. — Она отличный аврор. А мы пока найдём, чем заняться.

Глава опубликована: 07.09.2016
Предыдущая главаСледующая глава
20 комментариев из 34364 (показать все)
vilranen Онлайн
Про обоих, как все же сложатся отношения. И вообще про Сириуса, как он адаптируется в новом мире
Alteyaавтор
vilranen
Про обоих, как все же сложатся отношения. И вообще про Сириуса, как он адаптируется в новом мире
С трудом, я думаю.)))
Автор, спасибо за удовольствие от прочтения) написать такой объём без «воды» - ооооочень дорогого стоит! Читается легко и складно.
Alteyaавтор
Neposedda
Автор, спасибо за удовольствие от прочтения) написать такой объём без «воды» - ооооочень дорогого стоит! Читается легко и складно.
Спасибо!)))
Neposedda
Автор, спасибо за удовольствие от прочтения) написать такой объём без «воды» - ооооочень дорогого стоит! Читается легко и складно.
Сейчас только посмотрел - этот фанфик стоит на 2 месте по объему. На первом - "Молли навсегда".
А когда-то я считал МРМ гигантским...
Я сейчас на 367 главе, и смутил один момент. "Никогда в жизни в трезвом уме он не пришёл бы сюда — и ему ведь предлагали остаться…" и следом, через пару абзацев - "иногда всё же бывал здесь, освоив тонкое искусство говорить с родственниками о политике и погоде". Поттер к родственникам на Тисовую бухой что ли шляется?)
Пассаж про Поттеровскую ностальгию по детству золотому выглядит странно и отчетливо попахивает стокгольмским синдромом. Аврору Поттеру не до проработки детских травм?)
Alteyaавтор
James Moran
Я сейчас на 367 главе, и смутил один момент. "Никогда в жизни в трезвом уме он не пришёл бы сюда — и ему ведь предлагали остаться…" и следом, через пару абзацев - "иногда всё же бывал здесь, освоив тонкое искусство говорить с родственниками о политике и погоде". Поттер к родственникам на Тисовую бухой что ли шляется?)
Пассаж про Поттеровскую ностальгию по детству золотому выглядит странно и отчетливо попахивает стокгольмским синдромом. Аврору Поттеру не до проработки детских травм?)
В первом случае имеется в виду, что он не пришёл бы сейчас (наверное, надо добавить?). ) А в целом - он, конечно, сюда ходит и с роднёй общается. Какой стокгольмский синдром? Всё это было сто лет назад. Это просто родственники - и я, кстати, не сторонница тех, кто считает, что Гарри мучили и издевались. Обычно он рос - особенно для английского ребёнка. Да, старая одежда - но, в целом, ничего особенного.
И он давно оставил все обиды в прошлом. Близости у него с роднёй особой нет - но и обид тоже. Так... иногда встречаются. Там ещё племянники его двоюродные, кстати.
А ностальгия... она не по золотому детству. А просто по детству. Не более.
Показать полностью
Alteya
Пожалуй что) иначе какая-то внутренняя несогласованность получается.

Ностальгирующий по детству в чулане Поттер вызывает у меня разрыв шаблона. Каждому своё, конечно, но это уже как-то нездорóво.
Я вообще не нахожу заселение ребенка в чулан сколько-нибудь нормальным, не считая всего прочего. Это, конечно, не мучения и издевательства в физическом смысле, но в моральном - вполне.
Общаются и не с такими родственниками, безусловно, но зачем? Лишнее мучение для всех.
Alteyaавтор
James Moran
Alteya
Пожалуй что) иначе какая-то внутренняя несогласованность получается.

Ностальгирующий по детству в чулане Поттер вызывает у меня разрыв шаблона. Каждому своё, конечно, но это уже как-то нездорóво.
Я вообще не нахожу заселение ребенка в чулан сколько-нибудь нормальным, не считая всего прочего. Это, конечно, не мучения и издевательства в физическом смысле, но в моральном - вполне.
Общаются и не с такими родственниками, безусловно, но зачем? Лишнее мучение для всех.
Вы преувеличиваете.)»
Ну правда.
Чулан - это плохо, конечно. Но в целом ничего ужасного с Гарри не случилось, и Гарри это понимает. И - главное - никакой особой травмы у него нет. Вы говорите о человеке, которого в 12 чуть Василиск не сожрал.))) и у которого до сих пор шрам на левый руке.
А главное - это же его единственная кровная родня. И он в чем-то их даже вполне понимает.
В конце концов, он уже действительно взрослый. И
Случилось бы ужасное, было бы поздно. Кроме чулана были еще решетки на окнах, кормежка под дверью и многое другое. Хотя я могу представить некое общение Гарри с Дадли, но не с тетей - во многом потому, что ей и самой вряд ли это нужно. Она попрощаться-то с ним сил в себе не нашла.

Не удержалась - по следам недавней дискуссии)
Alteyaавтор
Levana
Случилось бы ужасное, было бы поздно. Кроме чулана были еще решетки на окнах, кормежка под дверью и многое другое. Хотя я могу представить некое общение Гарри с Дадли, но не с тетей - во многом потому, что ей и самой вряд ли это нужно. Она попрощаться-то с ним сил в себе не нашла.

Не удержалась - по следам недавней дискуссии)
Это уже потом в рамках борьбы со страшной магией.
Причём борьбы, в общем, на равных - вернее, как с равным. Гарри абсолютно не забитый и не несчастный ребёнок, обратите внимание. И любить и дружить умеет - а значит… у него есть такой опыт. Вопрос: откуда?
А тетя… в книгах они прощались. Пусть и странно.
И ей тоже тяжело и сложно, и она тоже не идеальна и просто человек - и похоже, что Гарри это понял.
Поставьте себя на ее место.))
Alteya
Levana
Это уже потом в рамках борьбы со страшной магией.
Причём борьбы, в общем, на равных - вернее, как с равным. Гарри абсолютно не забитый и не несчастный ребёнок, обратите внимание. И любить и дружить умеет - а значит… у него есть такой опыт. Вопрос: откуда?
А тетя… в книгах они прощались. Пусть и странно.
И ей тоже тяжело и сложно, и она тоже не идеальна и просто человек - и похоже, что Гарри это понял.
Поставьте себя на ее место.))
Не могу. Как бы я ни относилась к родителям ребенка (хотя сестра ей не угодила лишь тем, что волшебница, и тянулась к ней, и защищала от Северуса), ребенок это ребенок. Мне было бы стыдно селить его в чулане. Да и с чего бы? Его принесли младенцем. Расти его, люби его и будет тебе второй сын.
А Гарри такой просто потому, что это не психологический роман, а сказка)
Alteyaавтор
Levana
Вы не так смотрите.))
Во-первых, они с Вернером и вправду могли хотеть второго ребёнка - а тут Гарри, а трёх они уже не тянут. И это обидно и больно.
Во-вторых, не будет он сын. Потому что он волшебник, а петуния знает, что волшебники, подрастая, уходят в свой другой мир - куда им зола нет, и который уже отнял у неё сестру. Она знает, что они для Гарри - просто временная передержка, и что он уйдёт от них, обязательно уйдёт, и они станут чужими. Как с Лили. А вот своего второго ребёнка у них уже из-за него не будет…
А ещё она боится Гарри. Боится магии… а деваться некуда. И выбросы эти магмческие неконтролируемые… и вот случись что - они же никак не защитятся.
Та же надутая тетушка - это же, на самом деле, жутко. Особенно жутко тем, что Гарри этого не хотел! Оно само! А значит, непредотвратимо.
Представьте, что у вас дома живет ребёнок с автоматом. Играет с ним, возится… и с гранатами. А забрать вы их у него не можете. И он иногда их просто куда-нибудь кидает… или вот теряет. Может и чеку вынуть… не до конца… и вот граната лежит… где-то… почти без чеки… а потом котик пробежит, хвостиком заденет, чека выскочит окончательно и бум…
А вы ничего не можете с этим сделать.

Петуния, мягко говоря, неидеальна. И я ее не то чтобы люблю. Но понимаю.))

И раз уж мы приняли описанную реальность, придётся принять и то, что Гарри не просто так, в целом, нормальный ребёнок с нормально сформированным навыком привязанности. А значит…)))
Показать полностью
Можете же. Язык держать за зубами, например. Они ж его провоцировали регулярно. И пугающих выбросов у Лили не показали. А дети... дети они все вырастают и уходят жить своей жизнью, это нормально. И про третьего это все ж теория, не подкрепленная текстом)
Ну и насчет того, что не будет сыном - что ж тогда бедным родителям Геомионы говорить, она одна у них.
В общем, Роулинг хорошо про нее сказала - человек в футляре. Нет, она не садистка конечно, но человек неприятный. И мне кажется, сама не захочет поддерживать это общение. Хотя в жизни всякое бывает)
Alteyaавтор
Levana
А мне кажется, захочет. Но показать это ей будет сложно.))

И дети уходят обычно все же не совсем. Общаются, дружат, гостят… а тут…
И у петунии ведь тоже травма.)) она же тоже хотела стать волшебницей. А увы…
Alteya
а где в Луне/Монете все это кроме вскапывания? аж стало интересно почитать у вас про отношения взрослого Гарри с родственниками, а где - не помню
Alteyaавтор
ansy
Alteya
а где в Луне/Монете все это кроме вскапывания? аж стало интересно почитать у вас про отношения взрослого Гарри с родственниками, а где - не помню
Да нету. ) Мелькало где-то, эпизодами, но я и не вспомню, где.)
Очень понравилось! ^_^
466 глав, с ума сойти! Давно меня в такой запой не уносило)))

Есть пару ошибок, но в общем - очень здорово ;)


>> 378 глава
звезду с кровавой, словно кровь, лентой,

>> У Скабиора с МакДугалом разговор о его сестре заходит, когда тот впервые приходит к МакДугалу домой. А потом в 384й главе они опять говорят о ней, но как будто того разговора не было

>> 392 глава:
Поколдовал над канализацией и восхитился светящимися червячками, и даже кустом малины, который «никак нельзя никуда переносить».
396 глава:
она собиралась посадить на месте его захоронения кусты малины. И делать это пора было уже сейчас — тем более что стройка должна была развернуться, по большей части, с другой стороны дома

>>396 гл
А вот самому Арвиду было куда сложнее — единственный ребёнок в семье, он никогда не имел дела с такими маленькими детьми: слишком молодой для того, чтобы насмотреться на них в семьях друзей и знакомых, сам он был единственным ребёнком у своих тоже не имевших братьев и сестёр родителей.
Alteyaавтор
Loki1101
Спасибо! ))
Да, текст большущий. ) Видимо. ошибки неизбежны. )
Чтобы написать комментарий, войдите

Если вы не зарегистрированы, зарегистрируйтесь

Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓

↑ Свернуть ↑
  Следующая глава
Закрыть
Закрыть
Закрыть
↑ Вверх