↓
 ↑
Регистрация
Имя

Пароль

 
Войти при помощи
Размер шрифта
14px
Ширина текста
100%
Выравнивание
     
Цвет текста
Цвет фона

Показывать иллюстрации
  • Большие
  • Маленькие
  • Без иллюстраций

Обратная сторона луны (джен)



Автор:
Беты:
miledinecromant Бетство пролог-глава 408, главы 414-416. Гамма всего проекта: сюжет, характеры, герои, вотэтоповорот, Мhия Корректура всего проекта
Фандом:
Рейтинг:
R
Жанр:
Общий
Размер:
Макси | 5528 Кб
Статус:
Закончен
Предупреждения:
Смерть персонажа
 
Проверено на грамотность
Эта история про одного оборотня и изнанку волшебного мира - ведь кто-то же продал то самое яйцо дракона Квиреллу и куда-то же Флетчер продавал стянутые из древнейшего дома Блэков вещички? И, конечно, о тех, кто стоит на страже, не позволяя этой изнанке мира стать лицевой его частью - об аврорах и министерских работниках, об их буднях, битвах, поражениях и победах. А также о журналистах и медиках и, в итоге - о Волшебной Британии.
В общем, всё как всегда - это история о людях и оборотнях. И прежде всего об одном из них. А ещё о поступках и их последствиях.
Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓

↑ Свернуть ↑
  Следующая глава

Глава 107

Эндрю ждал их — вышел навстречу из-за прилавка, протянул руку Гарольду, когда Скабиор представлял их друг другу. Тот смутился — в Лютном такие жесты приняты не были, разве что сделки, порой, так скрепляли — и замешкался, улыбнувшись неловко. Высказав надежду, что юноша станет хорошим учеником и, пообещав регулярно узнавать о его успехах, Скабиор вскоре распрощался и ушёл, оставив учителя и ученика наедине.

— У меня прежде не было учеников, — сказал Эндрю. — Так что нам с тобой придётся учиться, что называется, друг на друге. Ты ночевать здесь будешь?

— А можно? — недоверчиво спросил Гарольд.

— У меня комнатка небольшая тут есть… пойдём-ка.

Над магазинчиком, который был на первом этаже, как это часто бывает, находились жилые комнаты. Мужчины прошли второй этаж и поднялись на третий, где Эндрю толкнул первую же дверь и вошёл, пригласив Гарольда следовать за ним.

Комната была совсем небольшой — даже меньше его собственной, тоже не поражающей размерами. Там помещались кровать с тумбочкой, небольшой шкаф и неожиданно изящный узкий комод, на котором стояла прозрачная небольшая ваза с простыми полевыми цветами. Занавески, покрывало на постели и коврик рядом с ней были в некрупную голубую с коричневым клетку, а на выкрашенных в белый цвет стенах висела пара колдографий с морскими пейзажами.

— Всё очень просто, — улыбнулся Эндрю, — но, я надеюсь, тебе будет удобно. Ванная комната внизу, я покажу. И кухня, конечно — если понадобится. Конечно, ты не обязан жить здесь — но, может быть, иногда тебе будет удобнее тут оставаться.

— Спасибо, — неуверенно проговорил Эндрю. — Я… да. Наверное.

— Пока ты будешь учиться — работать у тебя не выйдет нигде, — сказал Эндрю… мистер Керк. — Я буду платить тебе — много не смогу, извини, но с меня еда и рабочая одежда, конечно.

— Платить? — удивлённо переспросил Гарольд.

— Должны же у тебя быть какие-то деньги, — кивнул Керк, — не у родителей же тебе побираться… ты взрослый парень, и совсем без денег тебе никак. Платить буду за работу помимо самого ученичества — не так много, как ты заработал бы, если бы не учился, — добавил он чуть смущённо, — но знания ведь тоже чего-то стоят, — он улыбнулся.

— Не надо, — покраснев, пробормотал Гарольд.

— Ну как же, — возразил Керк. — Ты взрослый же парень — как без денег. Девушку куда повести, конфеты, цветы… как без денег.

— Нет у меня девушки, — буркнул Гарольд, смущаясь ещё сильнее.

— Ну, так потом появится, — сказал Керк с улыбкой. — Идём, убежище покажу.

— Убежище? — слишком, наверное, быстро переспросил Гарольд, радуясь перемене темы.

— Мистер Винд сказал, ты тоже оборотень, — кивнул Керк. — Или у тебя своё место?

— Нет, — мотнул головой Гарольд. — Я просто… да. Спасибо. Тоже? — сообразил он слегка запоздало.

— Тоже, — подтвердил тот. — Идём.

Они снова спустились вниз — и, выйдя через заднюю дверь, прошли по участку и вошли в небольшой сарайчик. Керк поднял тяжёлый металлический люк в полу — вниз вела небольшая узкая лестница.

— Открыть можно только при дневном свете, — сказал он, — поэтому, на всякий случай, спускаться не предлагаю. Места там много — вполне на двоих хватит.

— Мне… плохо потом, — повёл Гарольд плечами. — На следующий день. И на второй тоже.

— Бедняга, — с искренним сочувствием проговорил Керк. — Мне тоже паршиво, но на второй уже ничего… ну, что поделать. Отлежишься в комнате… ничего. Отойдёшь.

— А вам… как? Что с вами бывает? — не сумел удержаться от вопроса Гарольд. Конечно, это было совсем неприлично — он понимал это, но до того ему ни разу не доводилось разговаривать с оборотнем. Обратившую его девицу он не считал — был, разумеется, Скабиор, но Гарольд даже не представлял себе, что можно задавать ему такие вопросы, а мистер Керк казался ему более обычным и не таким страшным.

— Я слепну, — помолчав пару секунд, ответил Керк. — Очень неприятно. На второй день проходит…

— Лучше б я тоже, — горько вздохнул Гарольд. — Меня рвёт весь день… и на второй иногда тоже, но чаще мутит просто страшно — и ничего не поделать… а при этом ещё и зверски есть хочется — а я даже воду пить не могу, — он отчаянно попытался улыбнуться, но не сумел — вышло что-то очень жалкое и кривое.

— Ты знаешь, — серьёзно сказал Керк, — и вправду, пожалуй, так, как я — лучше. Вот я не думал, что скажу так когда-нибудь… ужасно жаль. Но сейчас-то ты есть можешь? — улыбнулся он. — Обедать уже пора… ты поешь с нами?

— Сейчас? — растерялся Гарольд.

— Так вечер уже — когда же ещё обедать? Идём. Дети в школе сейчас, но тебя мы ждали.

— Мне… мне надо будет уйти вечером, — быстро проговорил Гарольд. — По делу… хорошему, — добавил он торопливо. Керк бросил на него удивлённый взгляд:

— Ну конечно. Ты не обязан отчитываться передо мной за своё свободное время. Мы по утрам открываемся поздно — в десять, с утра всё равно никого никогда не бывает — приходи к девяти, покажу, что и как. Это, если ты ночевать в городе будешь. А нет — спускайся к завтраку — мы садимся за стол примерно в половине девятого. И вот, — он протянул ему что-то, — ключ тебе. Мы на ночь двери всё-таки запираем.

— Спасибо, — Гарольд сжал в руке ключ. Он понимал, конечно, что мистер Керк вряд ли знает что-то об этой стороне его биографии, но всё равно был необъяснимо растроган и с трудом удерживался от того, чтобы не пообещать, что он никогда не пожалеет о своём доверии.

Миссис Керк очаровала его и смутила — слишком непохожая на привычных ему женщин, своей неяркостью и простотой она напоминала ему настоящую даму, из тех, кто, наверное, даже понятия не имеет о существовании Лютного переулка, не говоря уж о том, что в нём творится. Посему за столом он, большей частью, молчал, отвечая на обращённые к нему вопросы коротко и так торопливо, что в какой-то момент едва не подавился, после чего его, наконец, оставили в покое. Пообедав, он скомкано попрощался и, пообещав прийти утром пораньше, аппарировал прямо с крыльца в Лютный, откуда уже отправился на квартиру к Уоткинсу.

Войдя туда, он замер на пороге, прислушиваясь. В квартире было очень тепло и тихо, и так чисто, что он, не зная подходящих заклинаний, разулся и, оставив не самые чистые ботинки на коврике у двери, почему-то на цыпочках пошёл по коридору. План у него был — вперёд и налево, вторая дверь. За первой находится спальня — а справа кухня, кладовка и ванная, повторял он про себя, теребя во влажных от волнения пальцах листок бумаги с нарисованным планом. Подойдя ко второй двери слева, Гарольд постоял перед ней, несколько раз нервно касаясь ручки в виде расположенной параллельно полу сосновой шишки, но потом решился, наконец, и вошёл.

Несмотря на вечернее время, в комнате было очень светло. Свет был тёплым и словно бы солнечным, и лился из яркой сферы под потолком, а днем просачивался из занавешенного светлой шторой окошка, располагавшегося напротив входа. Комната была небольшой — судя по всему, меньше спальни — и три её стены занимали террариумы, по две штуки на каждую. Всю левую занимали террариумы с улитками — огромными, фута в полтора, длиной. Их было всего две — по одной на террариум — одна тёмно-кофейного цвета с яркой полосатой раковиной, другая — белоснежная с раковиной нежного кремового оттенка. Обе они сейчас… юноша никак не мог подобрать верного слова, кроме «сидели» в голову ничего не шло — на внешней стенке своих террариумов и, как показалось Гарольду, требовательно на него смотрели своими стебельчатыми глазами. Он подошёл ближе и коснулся ладонью стекла со своей стороны — белоснежная улитка сперва никак не отреагировала, но потом, то ли увидев, то ли почувствовав его сквозь стекло, начала шевелиться и поворачивать голову, и Гарольд опасливо убрал руку и повернулся, оглядываясь. На стене у двери был ещё один террариум — со (их Гарольд знал — прежде всего как объект контрабанды) стрилерами.(1) Их было четыре — один в данный момент был красным, второй — ярко-фиолетовым, третий — нежно-зелёным, а четвёртый — почти золотым.

У третьей стены стояло ещё два огромных, от пола до потолка, террариума — в них-то и сидели незнакомые Гарольду хамелеоны, так же, как и улитки, по одному в каждом. Юноша подошёл ближе — существа явно его заметили и… повернули глаза. Именно глаза и именно повернули — те были похожи на маленькие кожаные шарики с маленькой точкой в центре. От неожиданности Гарольд шарахнулся назад — и налетел на стоящий в середине комнаты стол с разложенными на нём журналами наблюдений и банками с кормом. Стол устоял, но большая часть стоящих на нём предметов от удара упала на пол — и банки, большей частью стеклянные, с грохотом разбились вдребезги, а с жестяных просто слетели крышки. У Гарольда от неожиданности и ужаса чуть сердце не остановилось — он замер на месте на ослабевших и подгибающихся ногах и увидел, как диковинные существа вдруг… исчезли, словно бы растворившись в воздухе. От этого зрелища ему стало ещё хуже — он обессиленно присел на край стола и замер, стараясь даже дышать через раз. Он всегда был неловким и, в общем, привык задевать углы мебели и сшибать на ходу стулья — но чтобы такое…

Что-то пробежало вверх у него по ноге под брючиной — он дёрнулся и отчаянно захлопал себя по бедру, до которого вмиг добрались крохотные цепкие лапки, и одним из ударов попал по какому-то твёрдому и довольно длинному, не меньше дюйма, гибкому существу, которое тут же свернулось в твёрдый шарик и выкатилось из штанины на пол. Гарольд проследил за ним взглядом — и ахнул: по полу прыгали существа, напоминающие крупных кузнечиков. Судя по описанию, это и были сверчки, которыми следовало кормить тех странных пропавших тварей. Ещё там ползали, извиваясь, крупные светлые червяки — они были двух видов, одни — с множеством крохотных лапок, а другие — без них, но зато с большими ярко-оранжевыми глазами. Рядом валялись кусочки фруктов — и всё это посреди буквально усеявших пол осколков.

Гарольд молча смотрел на устроенный им погром, даже не пытаясь как-то остановить разбегающийся… вернее, расползающийся и распрыгивающийся корм. Это само по себе было скверно — но хотя бы вполне поправимо, в отличие от исчезнувших прямо у него на глазах диковинных тварей. Осторожно, чтобы не раздавить никого ненароком, ступая, он подошёл к пустым террариумам и, прижавшись лбом и ладонями к стеклу, тоскливо вгляделся внутрь, а потом опустился на корточки, развернулся и сел на пол, прислонившись к террариумному стеклу спиной. Он никогда не считал себя ни везучим, ни ловким, но последние пару дней оказались просто совершенно чудовищными — Гарольд уронил голову на руки и тихо заплакал от нахлынувшего на него чувства стыда, неловкости и жалости к самому себе.


1) В разных переводах — яркоползы или глизни.

Вернуться к тексту


Глава опубликована: 21.01.2016
Предыдущая главаСледующая глава
20 комментариев из 34364 (показать все)
Про обоих, как все же сложатся отношения. И вообще про Сириуса, как он адаптируется в новом мире
Alteyaавтор
vilranen
Про обоих, как все же сложатся отношения. И вообще про Сириуса, как он адаптируется в новом мире
С трудом, я думаю.)))
Автор, спасибо за удовольствие от прочтения) написать такой объём без «воды» - ооооочень дорогого стоит! Читается легко и складно.
Alteyaавтор
Neposedda
Автор, спасибо за удовольствие от прочтения) написать такой объём без «воды» - ооооочень дорогого стоит! Читается легко и складно.
Спасибо!)))
Neposedda
Автор, спасибо за удовольствие от прочтения) написать такой объём без «воды» - ооооочень дорогого стоит! Читается легко и складно.
Сейчас только посмотрел - этот фанфик стоит на 2 месте по объему. На первом - "Молли навсегда".
А когда-то я считал МРМ гигантским...
Я сейчас на 367 главе, и смутил один момент. "Никогда в жизни в трезвом уме он не пришёл бы сюда — и ему ведь предлагали остаться…" и следом, через пару абзацев - "иногда всё же бывал здесь, освоив тонкое искусство говорить с родственниками о политике и погоде". Поттер к родственникам на Тисовую бухой что ли шляется?)
Пассаж про Поттеровскую ностальгию по детству золотому выглядит странно и отчетливо попахивает стокгольмским синдромом. Аврору Поттеру не до проработки детских травм?)
Alteyaавтор
James Moran
Я сейчас на 367 главе, и смутил один момент. "Никогда в жизни в трезвом уме он не пришёл бы сюда — и ему ведь предлагали остаться…" и следом, через пару абзацев - "иногда всё же бывал здесь, освоив тонкое искусство говорить с родственниками о политике и погоде". Поттер к родственникам на Тисовую бухой что ли шляется?)
Пассаж про Поттеровскую ностальгию по детству золотому выглядит странно и отчетливо попахивает стокгольмским синдромом. Аврору Поттеру не до проработки детских травм?)
В первом случае имеется в виду, что он не пришёл бы сейчас (наверное, надо добавить?). ) А в целом - он, конечно, сюда ходит и с роднёй общается. Какой стокгольмский синдром? Всё это было сто лет назад. Это просто родственники - и я, кстати, не сторонница тех, кто считает, что Гарри мучили и издевались. Обычно он рос - особенно для английского ребёнка. Да, старая одежда - но, в целом, ничего особенного.
И он давно оставил все обиды в прошлом. Близости у него с роднёй особой нет - но и обид тоже. Так... иногда встречаются. Там ещё племянники его двоюродные, кстати.
А ностальгия... она не по золотому детству. А просто по детству. Не более.
Показать полностью
Alteya
Пожалуй что) иначе какая-то внутренняя несогласованность получается.

Ностальгирующий по детству в чулане Поттер вызывает у меня разрыв шаблона. Каждому своё, конечно, но это уже как-то нездорóво.
Я вообще не нахожу заселение ребенка в чулан сколько-нибудь нормальным, не считая всего прочего. Это, конечно, не мучения и издевательства в физическом смысле, но в моральном - вполне.
Общаются и не с такими родственниками, безусловно, но зачем? Лишнее мучение для всех.
Alteyaавтор
James Moran
Alteya
Пожалуй что) иначе какая-то внутренняя несогласованность получается.

Ностальгирующий по детству в чулане Поттер вызывает у меня разрыв шаблона. Каждому своё, конечно, но это уже как-то нездорóво.
Я вообще не нахожу заселение ребенка в чулан сколько-нибудь нормальным, не считая всего прочего. Это, конечно, не мучения и издевательства в физическом смысле, но в моральном - вполне.
Общаются и не с такими родственниками, безусловно, но зачем? Лишнее мучение для всех.
Вы преувеличиваете.)»
Ну правда.
Чулан - это плохо, конечно. Но в целом ничего ужасного с Гарри не случилось, и Гарри это понимает. И - главное - никакой особой травмы у него нет. Вы говорите о человеке, которого в 12 чуть Василиск не сожрал.))) и у которого до сих пор шрам на левый руке.
А главное - это же его единственная кровная родня. И он в чем-то их даже вполне понимает.
В конце концов, он уже действительно взрослый. И
Случилось бы ужасное, было бы поздно. Кроме чулана были еще решетки на окнах, кормежка под дверью и многое другое. Хотя я могу представить некое общение Гарри с Дадли, но не с тетей - во многом потому, что ей и самой вряд ли это нужно. Она попрощаться-то с ним сил в себе не нашла.

Не удержалась - по следам недавней дискуссии)
Alteyaавтор
Levana
Случилось бы ужасное, было бы поздно. Кроме чулана были еще решетки на окнах, кормежка под дверью и многое другое. Хотя я могу представить некое общение Гарри с Дадли, но не с тетей - во многом потому, что ей и самой вряд ли это нужно. Она попрощаться-то с ним сил в себе не нашла.

Не удержалась - по следам недавней дискуссии)
Это уже потом в рамках борьбы со страшной магией.
Причём борьбы, в общем, на равных - вернее, как с равным. Гарри абсолютно не забитый и не несчастный ребёнок, обратите внимание. И любить и дружить умеет - а значит… у него есть такой опыт. Вопрос: откуда?
А тетя… в книгах они прощались. Пусть и странно.
И ей тоже тяжело и сложно, и она тоже не идеальна и просто человек - и похоже, что Гарри это понял.
Поставьте себя на ее место.))
Alteya
Levana
Это уже потом в рамках борьбы со страшной магией.
Причём борьбы, в общем, на равных - вернее, как с равным. Гарри абсолютно не забитый и не несчастный ребёнок, обратите внимание. И любить и дружить умеет - а значит… у него есть такой опыт. Вопрос: откуда?
А тетя… в книгах они прощались. Пусть и странно.
И ей тоже тяжело и сложно, и она тоже не идеальна и просто человек - и похоже, что Гарри это понял.
Поставьте себя на ее место.))
Не могу. Как бы я ни относилась к родителям ребенка (хотя сестра ей не угодила лишь тем, что волшебница, и тянулась к ней, и защищала от Северуса), ребенок это ребенок. Мне было бы стыдно селить его в чулане. Да и с чего бы? Его принесли младенцем. Расти его, люби его и будет тебе второй сын.
А Гарри такой просто потому, что это не психологический роман, а сказка)
Alteyaавтор
Levana
Вы не так смотрите.))
Во-первых, они с Вернером и вправду могли хотеть второго ребёнка - а тут Гарри, а трёх они уже не тянут. И это обидно и больно.
Во-вторых, не будет он сын. Потому что он волшебник, а петуния знает, что волшебники, подрастая, уходят в свой другой мир - куда им зола нет, и который уже отнял у неё сестру. Она знает, что они для Гарри - просто временная передержка, и что он уйдёт от них, обязательно уйдёт, и они станут чужими. Как с Лили. А вот своего второго ребёнка у них уже из-за него не будет…
А ещё она боится Гарри. Боится магии… а деваться некуда. И выбросы эти магмческие неконтролируемые… и вот случись что - они же никак не защитятся.
Та же надутая тетушка - это же, на самом деле, жутко. Особенно жутко тем, что Гарри этого не хотел! Оно само! А значит, непредотвратимо.
Представьте, что у вас дома живет ребёнок с автоматом. Играет с ним, возится… и с гранатами. А забрать вы их у него не можете. И он иногда их просто куда-нибудь кидает… или вот теряет. Может и чеку вынуть… не до конца… и вот граната лежит… где-то… почти без чеки… а потом котик пробежит, хвостиком заденет, чека выскочит окончательно и бум…
А вы ничего не можете с этим сделать.

Петуния, мягко говоря, неидеальна. И я ее не то чтобы люблю. Но понимаю.))

И раз уж мы приняли описанную реальность, придётся принять и то, что Гарри не просто так, в целом, нормальный ребёнок с нормально сформированным навыком привязанности. А значит…)))
Показать полностью
Можете же. Язык держать за зубами, например. Они ж его провоцировали регулярно. И пугающих выбросов у Лили не показали. А дети... дети они все вырастают и уходят жить своей жизнью, это нормально. И про третьего это все ж теория, не подкрепленная текстом)
Ну и насчет того, что не будет сыном - что ж тогда бедным родителям Геомионы говорить, она одна у них.
В общем, Роулинг хорошо про нее сказала - человек в футляре. Нет, она не садистка конечно, но человек неприятный. И мне кажется, сама не захочет поддерживать это общение. Хотя в жизни всякое бывает)
Alteyaавтор
Levana
А мне кажется, захочет. Но показать это ей будет сложно.))

И дети уходят обычно все же не совсем. Общаются, дружат, гостят… а тут…
И у петунии ведь тоже травма.)) она же тоже хотела стать волшебницей. А увы…
Alteya
а где в Луне/Монете все это кроме вскапывания? аж стало интересно почитать у вас про отношения взрослого Гарри с родственниками, а где - не помню
Alteyaавтор
ansy
Alteya
а где в Луне/Монете все это кроме вскапывания? аж стало интересно почитать у вас про отношения взрослого Гарри с родственниками, а где - не помню
Да нету. ) Мелькало где-то, эпизодами, но я и не вспомню, где.)
Очень понравилось! ^_^
466 глав, с ума сойти! Давно меня в такой запой не уносило)))

Есть пару ошибок, но в общем - очень здорово ;)


>> 378 глава
звезду с кровавой, словно кровь, лентой,

>> У Скабиора с МакДугалом разговор о его сестре заходит, когда тот впервые приходит к МакДугалу домой. А потом в 384й главе они опять говорят о ней, но как будто того разговора не было

>> 392 глава:
Поколдовал над канализацией и восхитился светящимися червячками, и даже кустом малины, который «никак нельзя никуда переносить».
396 глава:
она собиралась посадить на месте его захоронения кусты малины. И делать это пора было уже сейчас — тем более что стройка должна была развернуться, по большей части, с другой стороны дома

>>396 гл
А вот самому Арвиду было куда сложнее — единственный ребёнок в семье, он никогда не имел дела с такими маленькими детьми: слишком молодой для того, чтобы насмотреться на них в семьях друзей и знакомых, сам он был единственным ребёнком у своих тоже не имевших братьев и сестёр родителей.
Alteyaавтор
Loki1101
Спасибо! ))
Да, текст большущий. ) Видимо. ошибки неизбежны. )
Чтобы написать комментарий, войдите

Если вы не зарегистрированы, зарегистрируйтесь

Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓

↑ Свернуть ↑
  Следующая глава
Закрыть
Закрыть
Закрыть
↑ Вверх