↓
 ↑
Регистрация
Имя

Пароль

 
Войти при помощи
Размер шрифта
14px
Ширина текста
100%
Выравнивание
     
Цвет текста
Цвет фона

Показывать иллюстрации
  • Большие
  • Маленькие
  • Без иллюстраций

Обратная сторона луны (джен)



Автор:
Беты:
miledinecromant Бетство пролог-глава 408, главы 414-416. Гамма всего проекта: сюжет, характеры, герои, вотэтоповорот, Мhия Корректура всего проекта
Фандом:
Рейтинг:
R
Жанр:
Общий
Размер:
Макси | 5528 Кб
Статус:
Закончен
Предупреждения:
Смерть персонажа
 
Проверено на грамотность
Эта история про одного оборотня и изнанку волшебного мира - ведь кто-то же продал то самое яйцо дракона Квиреллу и куда-то же Флетчер продавал стянутые из древнейшего дома Блэков вещички? И, конечно, о тех, кто стоит на страже, не позволяя этой изнанке мира стать лицевой его частью - об аврорах и министерских работниках, об их буднях, битвах, поражениях и победах. А также о журналистах и медиках и, в итоге - о Волшебной Британии.
В общем, всё как всегда - это история о людях и оборотнях. И прежде всего об одном из них. А ещё о поступках и их последствиях.
Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓

↑ Свернуть ↑
  Следующая глава

Глава 309

Флорианна Блишвик пришла, как Скабиор и назначил ей, через день — очень грустной и тихой, и спросила, действительно ли он может помочь ей найти жильё. Задавать вопросы он ей не стал — да и не было в этом необходимости, её подавленный вид был красноречив сам по себе. Так что, Скабиор просто кивнул — и протянул ей составленный сперва им самим, затем основательно исправленный Гретой, а после — и Гермионой контракт. Она прочитала его очень внимательно, беззвучно шевеля бледными полными губами, и, кивнув, подписала — и вот так Скабиор обзавёлся личным секретарём. Поначалу он просто перенаправлял ей все письма, и большую часть своего времени Флорианна проводила в Отделе, где Грета обучала её всему. И чем дальше — тем больше Скабиор понимал, что не прогадал, верно оценив умный взгляд и упрямый подбородок девчонки. Она буквально дневала и ночевала в Отделе и быстро, по словам Греты, училась — возможно, не только из природной склонности и азарта, но ещё, чтобы отвлечься от грустных мыслей. Скабиора она по-прежнему очень стеснялась — а он старался не слишком сближаться с ней, потому что, во-первых, ему хватало и других дел, а во-вторых, он и вправду меньше всего хотел вызвать в девушке какие-нибудь романтические чувства. А не романтические не хотел испытывать уже сам — история с Гвеннит позволила ему узнать о себе самом то, чего он и не предполагал прежде, наглядно продемонстрировав, насколько легко он привязывается к таким вот нелепым и глупым девочкам. Да и мальчишкам — если вспомнить о Гарольде, которого он по той же причине старался вовсе не видеть, совершенно не желая вводить в свою жизнь ещё и этого молодого придурка.

Впрочем, думать ему о них было особенно некогда — потому что покупка усадьбы (ибо проект убежища был попечителями одобрен, бюджет — утверждён и поместье из трёх представленных они выбрали, хвала Мерлину, нужное), а также всяких сопутствующих мелочей, от примитивной мебели до инструментов и продуктов первой необходимости, почти полностью опустошила сейф фонда, и перед Скабиором встал вопрос, чем и как бы его пополнить. Помогла ему Спраут, которой он то ли пожаловался, то ли просто поделился своей проблемой.

— Вообще-то, я давно об этом думала, — сказала она, выслушав его. — О том, что бюджет фонда не бесконечен — а наши траты пока в разы больше, чем поступления. Да вы и сами же в своих отчётах все видели — есть несколько постоянных анонимных жертвователей, а вот разовых пожертвований очень мало. Людям нужно напоминать о себе как можно чаще. Наверное, стоило бы устроить благотворительный аукцион — где-нибудь на воздухе, чтобы не тратиться на аренду помещения, или попробовать подать заявку на использование одного из министерских залов — но, боюсь, её одобрят где-нибудь ближе к декабрю.

— На природе — это здорово, — кивнул Скабиор. — А добираться все туда как будут?

— «На воздухе» — это же не в лесу, — слегка улыбнулась Спраут, — а там, куда добраться сможет каждый, простите, дурак, и где будет как можно больше народу — например, на большой ярмарке в Хогсмиде прямо перед Хэллоуином. Суббота и воскресенье накануне выпадают на двадцать девятое и тридцатое октября — вот эти дни нам бы подошли.

— Сначала надо придумать, что мы, собственно, на аукцион выставлять будем, — разумно возразил Скабиор. — Лично мне продавать нечего. К сожалению.

— Ну не скажите, — рассмеялась вдруг Анна. — Лично вы вполне можете продать, скажем, ужин.

Спраут засмеялась, а Скабиор, озадаченно переводя взгляд с одной на другую, уточнил:

— Нет, я, в общем-то, действительно неплохо готовлю, но…

Последовавший взрыв смеха заставил его замолчать и тоже заулыбаться, вопросительно подняв брови.

— Ужин с вами, — весело пояснила Анна. — Где-нибудь в ресторане — столик мы закажем заранее, а счёт оплатим из той суммы, что победитель за него выложит.

— Вы думаете, кто-то будет платить за то, чтобы со мной поужинать? — недоверчиво уточнил Скабиор. — По-моему, это бред — извините, конечно.

Ему много раз за свою бурную жизнь доводилось напрашиваться к кому-то на ужин, чтобы просто банально поесть — и идея, что кто-то будет настолько безумным, чтобы выложить деньги за сам факт принятия пищи в его компании, представлялась ему совершенно бредовой.

— Ну что вы, — возразила Анна. — Вовсе не бред. Это достаточно распространённая вещь — ужин с известной персоной. Более того — я полагаю, именно этот лот и станет гвоздём программы. Но вам придётся быть милым и очаровательным с победителем — что бы вы о нём или ней не думали. Мне кажется, у вас это получится, — улыбаясь, предположила она.

— Да не вопрос… вы правда думаете, что кто-то за это заплатит? — с сомнением переспросил он. — Я слышал о подобных вещах, конечно… но я же не Гарри Поттер — и…

— Конечно, нет, — кивнула Анна. — Вы куда интереснее. К Гарри Поттеру все уже привыкли — а тут вы. Ни за что не поверю, что совы вам не приносят надушенные конверты.

Скабиор слегка покраснел — и обе женщины опять рассмеялись.

— Но это, — сказала Спраут, — будет, так сказать, на закуску. Я знаю ещё одного человека, который с удовольствием предоставит нам несколько лотов — но этого мало, конечно. Нужно подумать, что мы ещё сможем предложить.

— Кто? — почти хором спросили Анна МакФейл и Скабиор.

— Мистер Гримстоун, — ответила Спраут — и странно улыбнулась в ответ на вопросительный взгляд Скабиора. — Я думаю, он вам понравится. Мы с ним обсуждали это — и, полагаю, пришло время вам с ним, наконец, познакомиться.

— Он… кто? — спросил Скабиор.

— Один из наших подопечных… можно сказать, — ответила Спраут, игнорируя откровенно скептический взгляд, брошенный на неё Скабиором, слишком хорошо уже знавшим основной контингент подопечных Отдела. Что этот Гримстоун сможет предложить — какую-нибудь антикварную чашку? — Думаю, можно будет сегодня или завтра навестить его — заодно и познакомитесь.

На следующий день ближе к обеду Спраут подошла к Скабиору с вопросом:

— У вас свободна пара часов этим вечером?

— Для вас — всегда, — шутливо ответил он, с удовольствием отвлекаясь от очередных бумаг, к которым он, к его удивлению, уже начинал привыкать и, кажется, даже вполне разбираться. Скабиор вообще с изумлением понял, что ему, пожалуй, нравится его нынешнее занятие — и его новый статус, который после успешной сдачи экзаменов стал, наконец-то, полностью официальным, и теперь мистер Кристиан Говард Винд был полноценным, оформленным на полную ставку сотрудником Отдела защиты оборотней — с соответствующей, конечно, зарплатой. Это было дико и противоречило всему, что он думал о себе прежде — но он, поудивлявшись и подосадовав на эту тему с полчаса как-то вечером, после решил, что всё и все меняются, и, в конце концов, от его действий есть вполне реальная польза — так почему бы ему ещё и удовольствие от них не получать? Чем плохо? И перестал рефлексировать на эту тему. — Чем могу?

— Я предлагаю вам познакомиться сегодня с мистером Гримстоуном. И посмотреть, что он сможет предложить для аукциона.

…Они аппарировали на опушку леса, откуда была хорошо видна расположенная неподалёку деревня. Каменный старый дом выглядел очень прилично, но Спраут повела Скабиора не к двери, а в сторону от него — и когда они обошли его, за углом показалась… кузница, куда они и вошли, остановившись на пороге открытой двери.

Хозяин вышел к ним навстречу практически сразу — и Скабиор увидел не слишком высокого жилистого мужчину лет сорока, на котором были только штаны, ботинки и фартук, всё — из тёмной драконьей кожи. Его загорелая, бронзовая кожа блестела от пота, а соломенного цвета волосы были собраны на затылке в простой длинный хвост. От него веяло силой — спокойной и мощной, и хотя внешне он не производил впечатления физически сильного человека (особенно если надеть на него рубашку), Скабиор никому не посоветовал бы с ним ссориться, а тем более выяснять отношения на кулаках, да и сам постарался бы рукоприкладства до последнего избежать. Впрочем, мистер Гримстоун не производил впечатления драчуна — он казался человеком спокойным, даже несколько флегматичным, и чем-то напомнил Скабиору Бёра.

Пару секунд оборотни оценивающе смотрели друг на друга, а потом Гримстоун протянул Скабиору руку — его ладонь была сухой, горячей и жёсткой, а рукопожатие — крепким.

— Чай или лимонад? — спросил он, снимая с себя фартук и вешая на гвоздь у двери.

— Лимонад, — ответила Спраут. — У Лиама изумительный лимонад — и он наотрез отказывается говорить, что за травы он туда добавляет.

— Чем я иначе буду тебя удивлять, — в его светлых серо-голубых глазах мелькнула улыбка. — Пойдёмте в дом — поговорим на веранде.

Лимонад и вправду оказался прекрасным, и пах, кроме лимонов, лесом и летом — и Скабиор, как ни старался, так и не сумел понять, какие же травы в него добавлены, различив лишь листья малины, дуба и что-то хвойное. Веранда — большая и явно куда более новая, нежели сам дом — смотрела на лес, и вскоре после того, как они втроём устроились на высоких удобных стульях, по её перилам запрыгали птицы, совершенно, судя по всему, не боявшиеся хозяина дома. Здесь пахло лесом, лесным же зверьём — и собакой, которую почему-то нигде не было видно.

— У вас есть собака? — спросил Скабиор, внимательно разглядывая Гримстоуна из-под полуопущенных ресниц. Тот, вместо ответа, свистнул, и через пару секунд из дому вышел огромный пёс с жёсткой серой шерстью, висячими ушами и очень длинными лапами.

Ирландский волкодав. О, Скабиор отлично знал этих тварей — и всегда уважал их, хотя, в целом, собак не слишком любил. Интересный выбор, немало говорящий о владельце, однако…

— Мик, — коротко представил пса Гримстоун. — Позволите ему вас обнюхать?

— Сколько угодно, — Скабиор протянул в сторону пса руку ладонью вверх и смирно сидел, пока мокрый нос внимательно исследовал сперва её, а потом и остальное его тело. Когда же тот ткнулся практически ему в щёку, Скабиор негромко сказал: — Привет, — но двигаться всё же не стал. Мало ли, к чему тот приучен.

— Он дружелюбен — и привык к оборотням, — сказал Гримстоун.

— И любит печенье, — улыбнулась Спраут, протягивая к псу руку, которую тот, завершивший исследование Скабиора, с удовольствием облизал — а затем, подойдя к Помоне, сел рядом с ней и положил подбородок на сгиб её руки. — Здравствуй, мой хороший, — проговорила она, потрепав его уши и погладив по переносице. — Здравствуй, красавец.

— Одно печенье, — чуть улыбнулся Гримстоун, — не больше. Чем могу помочь? — спросил он.

— Ты предлагал выставить пару твоих изделий на аукцион, — сказала Спраут, скармливая Мику по кусочкам большое печенье. — Если ты не передумал — мы будем тебе очень признательны.

— Я предложил бы следующее, — кивнув, сказал тот. — Три лота: один замок, который я сделаю на заказ победителя, каминная решётка и полуторный меч — его можно выбрать из тех, что уже готовы. В принципе, — добавил он, — я могу выковать и на заказ, но это долгое дело и не каждого заинтересует. Но можно добавить его четвёртым, если хотите — у меня сейчас не очень много заказов, не сезон — я найду время.

— Не сезон? — с любопытством переспросил Скабиор.

— Конец лета, — пояснил тот, — начало осени — затишье в заказах. Большинство тех, кто может себе такое позволить, как раз отдыхают — и появляются в октябре. Да и зимние клинки обычно ценятся выше.

— Почему? — Скабиору никогда прежде не доводилось общаться с настоящими мастерами — а что-то подсказывало ему, что перед ним сейчас был один из них. Увидеть бы ещё его клеймо… Он знал клейма всех известных мастеров — и хотя фамилия Гримстоун казалась ему знакомой, соответствующее он никак вспомнить не мог. Как же быстро всё-таки забываются подобные вещи, едва только ты перестаёшь иметь с ними дело!

— Летом нет снега, — слегка пожал плечами Лиам. — Значит, недоступны и некоторые ритуалы. Хотя, на мой взгляд, у летних клинков тоже есть очень интересные особенности — но любителей зимних больше.

Разговор какое-то время крутился вокруг холодного оружия — и, в конце концов, Гримстоун признал:

— Вы неплохо разбираетесь в вопросе, мистер Винд.

— Боюсь, я разбираюсь в нём весьма специфически, — рассмеялся тот. — Я одно время был весьма неплохим вором и контрабандистом — вот и выучил некоторые вещи.

— Ну, у меня вы не крали, — весьма спокойно заметил Гримстоун.

— Красть у производителя? — изумился Скабиор. — Я в своём уме… никогда не стремился схлопотать какое-нибудь редкое проклятье.

— И правильно, — кивнул тот. — У нас редко крадут — хотя у меня, к примеру, почти нигде никаких защитных чар нет. Только сигнальные. Хотите посмотреть кузницу? — вдруг предложил он.

— Очень, — признался Скабиор. — Никогда ни в одной не был.

— Пойдёмте, — Гримстоун поднялся. — Ты с нами? — любезно спросил он Помону.

— Я, если ты, Лиам, не против, посидела бы тут, — покачала та головой, — и отдохнула. У тебя тут так замечательно — я каждый раз, как у тебя здесь оказываюсь, начинаю думать о том, чтобы тоже куда-нибудь в лес перебраться.

— Мик тебя развлечёт, — кивнул Гримстоун, — только не давай ему больше печенье — он уже получил на сегодня свою порцию. Прошу вас, — кивнул он Скабиору.

Глава опубликована: 03.08.2016
Предыдущая главаСледующая глава
20 комментариев из 34364 (показать все)
Про обоих, как все же сложатся отношения. И вообще про Сириуса, как он адаптируется в новом мире
Alteyaавтор
vilranen
Про обоих, как все же сложатся отношения. И вообще про Сириуса, как он адаптируется в новом мире
С трудом, я думаю.)))
Автор, спасибо за удовольствие от прочтения) написать такой объём без «воды» - ооооочень дорогого стоит! Читается легко и складно.
Alteyaавтор
Neposedda
Автор, спасибо за удовольствие от прочтения) написать такой объём без «воды» - ооооочень дорогого стоит! Читается легко и складно.
Спасибо!)))
Neposedda
Автор, спасибо за удовольствие от прочтения) написать такой объём без «воды» - ооооочень дорогого стоит! Читается легко и складно.
Сейчас только посмотрел - этот фанфик стоит на 2 месте по объему. На первом - "Молли навсегда".
А когда-то я считал МРМ гигантским...
Я сейчас на 367 главе, и смутил один момент. "Никогда в жизни в трезвом уме он не пришёл бы сюда — и ему ведь предлагали остаться…" и следом, через пару абзацев - "иногда всё же бывал здесь, освоив тонкое искусство говорить с родственниками о политике и погоде". Поттер к родственникам на Тисовую бухой что ли шляется?)
Пассаж про Поттеровскую ностальгию по детству золотому выглядит странно и отчетливо попахивает стокгольмским синдромом. Аврору Поттеру не до проработки детских травм?)
Alteyaавтор
James Moran
Я сейчас на 367 главе, и смутил один момент. "Никогда в жизни в трезвом уме он не пришёл бы сюда — и ему ведь предлагали остаться…" и следом, через пару абзацев - "иногда всё же бывал здесь, освоив тонкое искусство говорить с родственниками о политике и погоде". Поттер к родственникам на Тисовую бухой что ли шляется?)
Пассаж про Поттеровскую ностальгию по детству золотому выглядит странно и отчетливо попахивает стокгольмским синдромом. Аврору Поттеру не до проработки детских травм?)
В первом случае имеется в виду, что он не пришёл бы сейчас (наверное, надо добавить?). ) А в целом - он, конечно, сюда ходит и с роднёй общается. Какой стокгольмский синдром? Всё это было сто лет назад. Это просто родственники - и я, кстати, не сторонница тех, кто считает, что Гарри мучили и издевались. Обычно он рос - особенно для английского ребёнка. Да, старая одежда - но, в целом, ничего особенного.
И он давно оставил все обиды в прошлом. Близости у него с роднёй особой нет - но и обид тоже. Так... иногда встречаются. Там ещё племянники его двоюродные, кстати.
А ностальгия... она не по золотому детству. А просто по детству. Не более.
Показать полностью
Alteya
Пожалуй что) иначе какая-то внутренняя несогласованность получается.

Ностальгирующий по детству в чулане Поттер вызывает у меня разрыв шаблона. Каждому своё, конечно, но это уже как-то нездорóво.
Я вообще не нахожу заселение ребенка в чулан сколько-нибудь нормальным, не считая всего прочего. Это, конечно, не мучения и издевательства в физическом смысле, но в моральном - вполне.
Общаются и не с такими родственниками, безусловно, но зачем? Лишнее мучение для всех.
Alteyaавтор
James Moran
Alteya
Пожалуй что) иначе какая-то внутренняя несогласованность получается.

Ностальгирующий по детству в чулане Поттер вызывает у меня разрыв шаблона. Каждому своё, конечно, но это уже как-то нездорóво.
Я вообще не нахожу заселение ребенка в чулан сколько-нибудь нормальным, не считая всего прочего. Это, конечно, не мучения и издевательства в физическом смысле, но в моральном - вполне.
Общаются и не с такими родственниками, безусловно, но зачем? Лишнее мучение для всех.
Вы преувеличиваете.)»
Ну правда.
Чулан - это плохо, конечно. Но в целом ничего ужасного с Гарри не случилось, и Гарри это понимает. И - главное - никакой особой травмы у него нет. Вы говорите о человеке, которого в 12 чуть Василиск не сожрал.))) и у которого до сих пор шрам на левый руке.
А главное - это же его единственная кровная родня. И он в чем-то их даже вполне понимает.
В конце концов, он уже действительно взрослый. И
Случилось бы ужасное, было бы поздно. Кроме чулана были еще решетки на окнах, кормежка под дверью и многое другое. Хотя я могу представить некое общение Гарри с Дадли, но не с тетей - во многом потому, что ей и самой вряд ли это нужно. Она попрощаться-то с ним сил в себе не нашла.

Не удержалась - по следам недавней дискуссии)
Alteyaавтор
Levana
Случилось бы ужасное, было бы поздно. Кроме чулана были еще решетки на окнах, кормежка под дверью и многое другое. Хотя я могу представить некое общение Гарри с Дадли, но не с тетей - во многом потому, что ей и самой вряд ли это нужно. Она попрощаться-то с ним сил в себе не нашла.

Не удержалась - по следам недавней дискуссии)
Это уже потом в рамках борьбы со страшной магией.
Причём борьбы, в общем, на равных - вернее, как с равным. Гарри абсолютно не забитый и не несчастный ребёнок, обратите внимание. И любить и дружить умеет - а значит… у него есть такой опыт. Вопрос: откуда?
А тетя… в книгах они прощались. Пусть и странно.
И ей тоже тяжело и сложно, и она тоже не идеальна и просто человек - и похоже, что Гарри это понял.
Поставьте себя на ее место.))
Alteya
Levana
Это уже потом в рамках борьбы со страшной магией.
Причём борьбы, в общем, на равных - вернее, как с равным. Гарри абсолютно не забитый и не несчастный ребёнок, обратите внимание. И любить и дружить умеет - а значит… у него есть такой опыт. Вопрос: откуда?
А тетя… в книгах они прощались. Пусть и странно.
И ей тоже тяжело и сложно, и она тоже не идеальна и просто человек - и похоже, что Гарри это понял.
Поставьте себя на ее место.))
Не могу. Как бы я ни относилась к родителям ребенка (хотя сестра ей не угодила лишь тем, что волшебница, и тянулась к ней, и защищала от Северуса), ребенок это ребенок. Мне было бы стыдно селить его в чулане. Да и с чего бы? Его принесли младенцем. Расти его, люби его и будет тебе второй сын.
А Гарри такой просто потому, что это не психологический роман, а сказка)
Alteyaавтор
Levana
Вы не так смотрите.))
Во-первых, они с Вернером и вправду могли хотеть второго ребёнка - а тут Гарри, а трёх они уже не тянут. И это обидно и больно.
Во-вторых, не будет он сын. Потому что он волшебник, а петуния знает, что волшебники, подрастая, уходят в свой другой мир - куда им зола нет, и который уже отнял у неё сестру. Она знает, что они для Гарри - просто временная передержка, и что он уйдёт от них, обязательно уйдёт, и они станут чужими. Как с Лили. А вот своего второго ребёнка у них уже из-за него не будет…
А ещё она боится Гарри. Боится магии… а деваться некуда. И выбросы эти магмческие неконтролируемые… и вот случись что - они же никак не защитятся.
Та же надутая тетушка - это же, на самом деле, жутко. Особенно жутко тем, что Гарри этого не хотел! Оно само! А значит, непредотвратимо.
Представьте, что у вас дома живет ребёнок с автоматом. Играет с ним, возится… и с гранатами. А забрать вы их у него не можете. И он иногда их просто куда-нибудь кидает… или вот теряет. Может и чеку вынуть… не до конца… и вот граната лежит… где-то… почти без чеки… а потом котик пробежит, хвостиком заденет, чека выскочит окончательно и бум…
А вы ничего не можете с этим сделать.

Петуния, мягко говоря, неидеальна. И я ее не то чтобы люблю. Но понимаю.))

И раз уж мы приняли описанную реальность, придётся принять и то, что Гарри не просто так, в целом, нормальный ребёнок с нормально сформированным навыком привязанности. А значит…)))
Показать полностью
Можете же. Язык держать за зубами, например. Они ж его провоцировали регулярно. И пугающих выбросов у Лили не показали. А дети... дети они все вырастают и уходят жить своей жизнью, это нормально. И про третьего это все ж теория, не подкрепленная текстом)
Ну и насчет того, что не будет сыном - что ж тогда бедным родителям Геомионы говорить, она одна у них.
В общем, Роулинг хорошо про нее сказала - человек в футляре. Нет, она не садистка конечно, но человек неприятный. И мне кажется, сама не захочет поддерживать это общение. Хотя в жизни всякое бывает)
Alteyaавтор
Levana
А мне кажется, захочет. Но показать это ей будет сложно.))

И дети уходят обычно все же не совсем. Общаются, дружат, гостят… а тут…
И у петунии ведь тоже травма.)) она же тоже хотела стать волшебницей. А увы…
Alteya
а где в Луне/Монете все это кроме вскапывания? аж стало интересно почитать у вас про отношения взрослого Гарри с родственниками, а где - не помню
Alteyaавтор
ansy
Alteya
а где в Луне/Монете все это кроме вскапывания? аж стало интересно почитать у вас про отношения взрослого Гарри с родственниками, а где - не помню
Да нету. ) Мелькало где-то, эпизодами, но я и не вспомню, где.)
Очень понравилось! ^_^
466 глав, с ума сойти! Давно меня в такой запой не уносило)))

Есть пару ошибок, но в общем - очень здорово ;)


>> 378 глава
звезду с кровавой, словно кровь, лентой,

>> У Скабиора с МакДугалом разговор о его сестре заходит, когда тот впервые приходит к МакДугалу домой. А потом в 384й главе они опять говорят о ней, но как будто того разговора не было

>> 392 глава:
Поколдовал над канализацией и восхитился светящимися червячками, и даже кустом малины, который «никак нельзя никуда переносить».
396 глава:
она собиралась посадить на месте его захоронения кусты малины. И делать это пора было уже сейчас — тем более что стройка должна была развернуться, по большей части, с другой стороны дома

>>396 гл
А вот самому Арвиду было куда сложнее — единственный ребёнок в семье, он никогда не имел дела с такими маленькими детьми: слишком молодой для того, чтобы насмотреться на них в семьях друзей и знакомых, сам он был единственным ребёнком у своих тоже не имевших братьев и сестёр родителей.
Alteyaавтор
Loki1101
Спасибо! ))
Да, текст большущий. ) Видимо. ошибки неизбежны. )
Чтобы написать комментарий, войдите

Если вы не зарегистрированы, зарегистрируйтесь

Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓

↑ Свернуть ↑
  Следующая глава
Закрыть
Закрыть
Закрыть
↑ Вверх