↓
 ↑
Регистрация
Имя

Пароль

 
Войти при помощи
Размер шрифта
14px
Ширина текста
100%
Выравнивание
     
Цвет текста
Цвет фона

Показывать иллюстрации
  • Большие
  • Маленькие
  • Без иллюстраций

Обратная сторона луны (джен)



Автор:
Беты:
miledinecromant Бетство пролог-глава 408, главы 414-416. Гамма всего проекта: сюжет, характеры, герои, вотэтоповорот, Мhия Корректура всего проекта
Фандом:
Рейтинг:
R
Жанр:
Общий
Размер:
Макси | 5528 Кб
Статус:
Закончен
Предупреждения:
Смерть персонажа
 
Проверено на грамотность
Эта история про одного оборотня и изнанку волшебного мира - ведь кто-то же продал то самое яйцо дракона Квиреллу и куда-то же Флетчер продавал стянутые из древнейшего дома Блэков вещички? И, конечно, о тех, кто стоит на страже, не позволяя этой изнанке мира стать лицевой его частью - об аврорах и министерских работниках, об их буднях, битвах, поражениях и победах. А также о журналистах и медиках и, в итоге - о Волшебной Британии.
В общем, всё как всегда - это история о людях и оборотнях. И прежде всего об одном из них. А ещё о поступках и их последствиях.
Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓

↑ Свернуть ↑
  Следующая глава

Глава 297

Остался последний экзамен, — сказал в пятницу вечером Скабиор, с непонятным ему самому удовольствием наблюдая, как Лето ловит в саду какую-то мошкару. — И я больше не собираюсь давать им повода над собой поглумиться, — он с хищной улыбкой невербально призвал к себе одну из тетрадей с конспектами мадам Уизли и демонстративно её открыл. — У меня впереди больше четырёх суток — и я намерен использовать это время с пользой. Ты можешь помочь мне? — спросил он сидящую рядом Гвеннит.

— Конечно, — улыбнулась она. — Скажи только, чем.

— Постарайся не отвлекать меня, — улыбнулся он в ответ. — Совсем. Хочу попробовать сделать то, что называют, кажется, мозговым штурмом… или полным погружением, или что-то подобное в этом духе — в общем, хочу всё оставшееся на подготовку время думать только о зельях. Это последний экзамен — и последний, по-видимому, раз, когда они все меня видят. И даже если я вытяну неудачный билет, я хочу, чтобы они запомнили меня не весёлым дебилом, каким я был на ЗОТИ и Трансфигурации, а поняли, что оборотни тоже кое-что могут.

— Ты хочешь их удивить? — понимающе спросила она.

— Причём по-хорошему, — кивнул Скабиор. — Так-то я их уже наудивлял, полагаю, на год вперёд, — хмыкнул он. — Ну что, дашь мне на четыре дня выпасть из реальности?

— Конечно, — сказала Гвеннит, прижимаясь щекой к его плечу.

Именно так Скабиор и сделал, на ближайшие четверо суток он и вправду с головой зарылся в учебники и конспекты, прерываясь лишь на еду, которую Гвеннит тихонько сама ему приносила, и на сон, порой прямо с записями в руках. Он пропустил и финал чемпионата по квиддичу, прошедший в субботу (до квиддича ему, впрочем, и так не было никакого дела с тех пор, как он оставил свою воровскую карьеру), и очередную неприятность в Ирландии, практически потерявшуюся в криминальной хронике на фоне победы их, и даже не заметил печали Гвеннит из-за этой статьи. Всё, всё прошло мимо него — зато к вечеру вторника в голове у Скабиора сотни заученных рецептов вдруг выстроились в систему, и он, наконец-то, увидел те закономерности, которые знал в теории, но практического смысла по-настоящему не видел никогда. Ночью ему снились бурлящие котлы, десятки каких-то трав и чьих-то сушёных конечностей, формулы, последовательности и внимательные тёмно-серые глаза Стич, выражение которых он так и не смог разгадать.

Проснулся он в превосходнейшем настроении — и, позавтракав вместе с Гвеннит, предупредил, что, скорее всего, или вообще не вернётся домой, или вернётся поздно, потому что отправится или праздновать — или страдать. В первом случае — в «Спинни», во втором — на Оркнеи… а затем… пожалуй, всё равно в «Спинни», но тут уж как сложится. А может быть, и просто вернётся домой… но обещать ничего не берётся.

Взяв крайний билет, он даже не стал сразу читать вопрос, а сначала прошёл к ставшему уже почти его личным месту, сел, глубоко-глубоко вздохнул — и только потом его наконец перевернул.

«Ментальные зелья. Классификация и сферы применения зелий, не относящихся к категории приворотных».

Ну… в общем-то, могло быть и хуже. Эту тему он помнил неплохо — и варить умел довольно много чего, вот тот же Умиротворяющий бальзам, с которого начались их с МакДугалом практические занятия — тогда как раз беспокойная старушка из министерства в морге характер показывала. Не факт, конечно, что на практике ему попадётся именно это, но, в целом, билетом Скабиор был доволен.

Описав, что такое ментальные зелья, чем они характеризуются и почему, он перешёл к их классификации. Начал он с групп, общих для всех видов зелий, в очередной раз с признательностью вспомнив конспекты мадам Уизли, разделив их по времени действия и времени приготовления, по уровню сложности и компонентной основе, по классу, по опасности и по многим другим критериям, закончил классификацией на основе законности их изготовления, реализации и хранения в соответствии с типом лицензии зельевара — и здесь ему пришлось вовремя схватить себя за руку, чтобы не написать о том, о чём законопослушным волшебникам знать не стоит.

В каждой группе Скабиор указывал несколько самых известных и распространённых зелий, ей соответствующих, и под конец этой работы поймал себя на том, что понимает, почему хороших зельеваров так мало.

Если бы не черновик, на который он заранее выписал все ментальные зелья, что ему удалось вспомнить, работа шла бы гораздо медленнее. Наконец, закончив с общей классификацией, он взялся за классификацию уже непосредственно ментальных зелий, которая была на порядок запутаннее. Покончив и с ней, Скабиор, наконец, переключился на сферы их практического применения, начав с группы зелий, меняющих восприятие действительности. От вполне легальных, чаще всего применяемых во время переговоров разной степени честности — к ним он отнёс Дурманящую настойку, Морочащую закваску и Елейную смазку Григория — Скабиор перешёл к той части зелий для личного применения, чаще упоминаемых под общим названием «Весёлых», о которых он знал более чем достаточно.

Затем он разобрал группу зелий, воздействующих на эмоции — сюда, в качестве характернейших представителей, он отнёс Эйфорийный эликсир или Эликсир радости, и его антипод — Микстуру Зловредности, а также другую часть «Весёлых зелий». Подумав, он всё же добавил сюда «Подави стыд» и «Сумеречные Лунные Лучи» от «Умников Уизли» (зелья, которые, с одной стороны, были все же разновидностью любовных, но, с другой, к приворотным их отнести было нельзя, так как объекта приложения страсти они не имели, а действовали на человека в целом, раскрепощая его и снимая все внутренние запреты), указав, что сфера их применения весьма широка, но наиболее оправдано их применение в лечебных целях. И здесь ему очень помогли воспоминания не только о сухих страницах учебников, но и то, что он слышал от медиковедьм в Мунго.

Затем Скабиор перешёл к зельям успокоительным, начав с Умиротворяющего бальзама и целого ряда микстур на основе выделений ипаточника и закончив «Сном без сновидений». Кратко описывая процесс приготовления зелий из этой группы, он с благодарностью вспоминал уроки МакДугала — и дал себе слово в первое же полнолуние, когда Гвеннит сможет пить, наконец, аконитовое, отдать себя в распоряжение целителя. Хотя нет… всё же не первое. Но второе — всенепременно. Пусть изучает — в конце концов, Скабиор обещал, ну, ему ведь и вправду не жалко.

Особняком он выделил Зелье Мопсуса, или Мопсово зелье, дающее способности к провидению, а также возможность управлять предметами усилием мысли; и так как о той сфере применения, которая первой пришла ему в голову, в работе явно писать не стоило, Скабиор задумался ненадолго, а затем решительно указал, что это зелье до сих пор считается экспериментальным, и сфера его применения пока до конца не ясна.

Закончил он зельями, влияющими на память и способы коммуникации, так как на практике рассматривать их стоило в связке, ибо эффекты могли при удачном подборе некоторыми образом нивелироваться, пусть и частично. В качестве первой пары он указал Веритасерум и Зелье забывчивости, так как сложно рассказать то, о чем ты забыл. О Веритасеруме он знал, пожалуй, теперь действительно всё, хотя надеялся, что на практике эти знания ему применять никогда не придется.

Закончив за несколько минут до окончания письменной части экзамена, он перечитал текст, поправил там кое-что — и, выйдя из зала, отправился, не теряя времени, домой, на всякий случай ещё раз всё проверить.

Выяснив, что написал он всё верно, Скабиор, захватив с собой нужный конспект, наспех перекусил вчерашним рагу, даже не потрудившись его разогреть. Лето, учуяв запах, немедленно явился и потребовал свою долю, однако вместо еды получил лишь пояснение, что в рагу, кроме мяса, имеется лук, а поскольку книззлам его есть нельзя, то и угощения ему сегодня не светит. Впрочем, совсем уж без ничего тот не остался: внимательно выслушав Скабиора, Лето схватил со стола кусок хлеба и с ним в зубах под изумлённым взглядом своего владельца гордо удалился из кухни.

— Ты же хищник? — недоумённо спросил его вслед Скабиор, но так и не был удостоен ответом.

Вернувшись в министерство, Скабиор устроился под портретом Фортескью и вновь углубился в конспекты. Он просто обязан был всё сварить хорошо — так, чтобы получить не меньше «Выше ожидаемого»! Хотя, говоря откровенно, надеялся и почти что мечтал он о «Превосходно». Ну, должно же у него быть хотя бы одно «Превосходно» за что-то, имеющее практическую часть! Ему и так пересдавать два экзамена в том году — но так проваливаться будет хотя бы не стыдно.

К концу ожидания Скабиор мог уже сварить большую часть этих хелевых зелий с закрытыми глазами — и, заскучав, начал рассматривать выходящих из зала. Судя по их лицам, им повезло меньше — ну, или у экзаменаторов было скверное настроение, и они зверствовали сегодня больше обычного. Какая-то девушка, едва закрыв за собой дверь, разрыдалась, сев на корточки у стены, и Скабиор, подойдя к ней, участливо протянул ей платок, успев в последнюю секунду подумать, что в последние годы подобное джентльменство для него, как правило, заканчивается какими-нибудь глобальными катаклизмами. Однако же на сей раз всё обошлось: девушка даже слова ему не сказала, только кивнула благодарно и, выплакавшись, встала и тихо и грустно побрела прочь.

В этот момент Скабиора, наконец, вызвали. Он поднялся, отряхнулся и, подмигнув портрету, отправился на свой последний в этом году экзамен.

В зале напротив экзаменационного стола на сей раз стояли ещё два: один с огромным количеством всяких флаконов и баночек, а второй — с котлом. Скабиора впечатляющее количество ингредиентов, впрочем, ничуть не смутило, и он, вежливо поприветствовав выглядящую утомлённой комиссию, взял билет и, увидев вопрос: «Морочащая закваска. Описание и эффекты», — от неожиданности не сдержался и громко фыркнул, тут же немного картинно прикрыл рукавом губы, заглушая свой смех.

Вот это и вправду была удача — та самая, настоящая, которой ему так отчаянно не хватило на трансфигурации.

Потому что с этим зельем у него была связана История. И благодаря ей эти самые эффекты он знал, пожалуй, лучше многих — на своём, личном примере. Теперь главное было не запороть ответ, слишком увлёкшись — сварить всё нужно было чётко и грамотно, а уж рассказать ему было, что.

Скабиор с лёгкостью выбрал нужные ингредиенты и начал их подготавливать, с весёлой признательностью вспоминая свои исправительные работы, значительной частью которых стала подготовка различных компонентов для зелий в Мунго. Его там научили некоторым профессиональным приёмам, и сейчас кое-какие из этих навыков его здорово выручили, давая возможность и покрасоваться, и выиграть время.

С удовольствием отметив удивление в глазах Тутса, которое быстро сменилось доброжелательным интересом, Скабиор краем глаза заметил, что тот шепчется о чём-то с Лимой. Это было приятно — однако главное ещё только начиналось.

Отмерив нужное количество воды, он вылил её в котёл, под которым разжег горелку, и дожидаясь, пока на поверхности не появятся первые пузырьки, спросил:

— Может быть, я пока что начну?

— Мы будем вам очень признательны, — кивнул Тутс. — Экзамен сегодня что-то очень уж затянулся… Прошу вас — итак, я думаю, описание хода приготовления мы опустим, вы нам и так его сейчас продемонстрируете — давайте сразу же перейдём к эффектам. Что ощущает выпивший морочащую закваску?

— Я бы сказал, что он испытает сильную озадаченность, — сказал Скабиор. — У меня как-то был подобный опыт, — пояснил он. — Одна эксцентричная дама, видимо, желая моего расположения, но не ища легких путей, иначе бы выбрала что-то из приворотных — подлила мне закваску в стакан с виски. Он был достаточно дрянным, чтобы я не почувствовал характерного солоновато-горьковатого привкуса — который, кстати, составляет одну из характерных особенностей этого зелья, но, как выяснилось, отлично нивелируется алкоголем, во всяком случае, дешёвым и крепким.

— Как любопытно! — сверкнув глазами, сказал Тутс, подавшись вперёд. — Мне прежде не доводилось встречать упоминания о впечатлениях тех, кому посчастливилось — ну, или наоборот, не посчастливилось, это, скорей, вопрос точки зрения — употребить морочащую закваску в сочетании с алкоголем... да её даже с тыквенным соком сложно мешать… Итак, вы поделитесь с нами подробностями этой интригующей и нетривиальной истории?

Глава опубликована: 17.07.2016
Предыдущая главаСледующая глава
20 комментариев из 34364 (показать все)
Про обоих, как все же сложатся отношения. И вообще про Сириуса, как он адаптируется в новом мире
Alteyaавтор
vilranen
Про обоих, как все же сложатся отношения. И вообще про Сириуса, как он адаптируется в новом мире
С трудом, я думаю.)))
Neposedda Онлайн
Автор, спасибо за удовольствие от прочтения) написать такой объём без «воды» - ооооочень дорогого стоит! Читается легко и складно.
Alteyaавтор
Neposedda
Автор, спасибо за удовольствие от прочтения) написать такой объём без «воды» - ооооочень дорогого стоит! Читается легко и складно.
Спасибо!)))
Kireb Онлайн
Neposedda
Автор, спасибо за удовольствие от прочтения) написать такой объём без «воды» - ооооочень дорогого стоит! Читается легко и складно.
Сейчас только посмотрел - этот фанфик стоит на 2 месте по объему. На первом - "Молли навсегда".
А когда-то я считал МРМ гигантским...
Я сейчас на 367 главе, и смутил один момент. "Никогда в жизни в трезвом уме он не пришёл бы сюда — и ему ведь предлагали остаться…" и следом, через пару абзацев - "иногда всё же бывал здесь, освоив тонкое искусство говорить с родственниками о политике и погоде". Поттер к родственникам на Тисовую бухой что ли шляется?)
Пассаж про Поттеровскую ностальгию по детству золотому выглядит странно и отчетливо попахивает стокгольмским синдромом. Аврору Поттеру не до проработки детских травм?)
Alteyaавтор
James Moran
Я сейчас на 367 главе, и смутил один момент. "Никогда в жизни в трезвом уме он не пришёл бы сюда — и ему ведь предлагали остаться…" и следом, через пару абзацев - "иногда всё же бывал здесь, освоив тонкое искусство говорить с родственниками о политике и погоде". Поттер к родственникам на Тисовую бухой что ли шляется?)
Пассаж про Поттеровскую ностальгию по детству золотому выглядит странно и отчетливо попахивает стокгольмским синдромом. Аврору Поттеру не до проработки детских травм?)
В первом случае имеется в виду, что он не пришёл бы сейчас (наверное, надо добавить?). ) А в целом - он, конечно, сюда ходит и с роднёй общается. Какой стокгольмский синдром? Всё это было сто лет назад. Это просто родственники - и я, кстати, не сторонница тех, кто считает, что Гарри мучили и издевались. Обычно он рос - особенно для английского ребёнка. Да, старая одежда - но, в целом, ничего особенного.
И он давно оставил все обиды в прошлом. Близости у него с роднёй особой нет - но и обид тоже. Так... иногда встречаются. Там ещё племянники его двоюродные, кстати.
А ностальгия... она не по золотому детству. А просто по детству. Не более.
Показать полностью
Alteya
Пожалуй что) иначе какая-то внутренняя несогласованность получается.

Ностальгирующий по детству в чулане Поттер вызывает у меня разрыв шаблона. Каждому своё, конечно, но это уже как-то нездорóво.
Я вообще не нахожу заселение ребенка в чулан сколько-нибудь нормальным, не считая всего прочего. Это, конечно, не мучения и издевательства в физическом смысле, но в моральном - вполне.
Общаются и не с такими родственниками, безусловно, но зачем? Лишнее мучение для всех.
Alteyaавтор
James Moran
Alteya
Пожалуй что) иначе какая-то внутренняя несогласованность получается.

Ностальгирующий по детству в чулане Поттер вызывает у меня разрыв шаблона. Каждому своё, конечно, но это уже как-то нездорóво.
Я вообще не нахожу заселение ребенка в чулан сколько-нибудь нормальным, не считая всего прочего. Это, конечно, не мучения и издевательства в физическом смысле, но в моральном - вполне.
Общаются и не с такими родственниками, безусловно, но зачем? Лишнее мучение для всех.
Вы преувеличиваете.)»
Ну правда.
Чулан - это плохо, конечно. Но в целом ничего ужасного с Гарри не случилось, и Гарри это понимает. И - главное - никакой особой травмы у него нет. Вы говорите о человеке, которого в 12 чуть Василиск не сожрал.))) и у которого до сих пор шрам на левый руке.
А главное - это же его единственная кровная родня. И он в чем-то их даже вполне понимает.
В конце концов, он уже действительно взрослый. И
Случилось бы ужасное, было бы поздно. Кроме чулана были еще решетки на окнах, кормежка под дверью и многое другое. Хотя я могу представить некое общение Гарри с Дадли, но не с тетей - во многом потому, что ей и самой вряд ли это нужно. Она попрощаться-то с ним сил в себе не нашла.

Не удержалась - по следам недавней дискуссии)
Alteyaавтор
Levana
Случилось бы ужасное, было бы поздно. Кроме чулана были еще решетки на окнах, кормежка под дверью и многое другое. Хотя я могу представить некое общение Гарри с Дадли, но не с тетей - во многом потому, что ей и самой вряд ли это нужно. Она попрощаться-то с ним сил в себе не нашла.

Не удержалась - по следам недавней дискуссии)
Это уже потом в рамках борьбы со страшной магией.
Причём борьбы, в общем, на равных - вернее, как с равным. Гарри абсолютно не забитый и не несчастный ребёнок, обратите внимание. И любить и дружить умеет - а значит… у него есть такой опыт. Вопрос: откуда?
А тетя… в книгах они прощались. Пусть и странно.
И ей тоже тяжело и сложно, и она тоже не идеальна и просто человек - и похоже, что Гарри это понял.
Поставьте себя на ее место.))
Alteya
Levana
Это уже потом в рамках борьбы со страшной магией.
Причём борьбы, в общем, на равных - вернее, как с равным. Гарри абсолютно не забитый и не несчастный ребёнок, обратите внимание. И любить и дружить умеет - а значит… у него есть такой опыт. Вопрос: откуда?
А тетя… в книгах они прощались. Пусть и странно.
И ей тоже тяжело и сложно, и она тоже не идеальна и просто человек - и похоже, что Гарри это понял.
Поставьте себя на ее место.))
Не могу. Как бы я ни относилась к родителям ребенка (хотя сестра ей не угодила лишь тем, что волшебница, и тянулась к ней, и защищала от Северуса), ребенок это ребенок. Мне было бы стыдно селить его в чулане. Да и с чего бы? Его принесли младенцем. Расти его, люби его и будет тебе второй сын.
А Гарри такой просто потому, что это не психологический роман, а сказка)
Alteyaавтор
Levana
Вы не так смотрите.))
Во-первых, они с Вернером и вправду могли хотеть второго ребёнка - а тут Гарри, а трёх они уже не тянут. И это обидно и больно.
Во-вторых, не будет он сын. Потому что он волшебник, а петуния знает, что волшебники, подрастая, уходят в свой другой мир - куда им зола нет, и который уже отнял у неё сестру. Она знает, что они для Гарри - просто временная передержка, и что он уйдёт от них, обязательно уйдёт, и они станут чужими. Как с Лили. А вот своего второго ребёнка у них уже из-за него не будет…
А ещё она боится Гарри. Боится магии… а деваться некуда. И выбросы эти магмческие неконтролируемые… и вот случись что - они же никак не защитятся.
Та же надутая тетушка - это же, на самом деле, жутко. Особенно жутко тем, что Гарри этого не хотел! Оно само! А значит, непредотвратимо.
Представьте, что у вас дома живет ребёнок с автоматом. Играет с ним, возится… и с гранатами. А забрать вы их у него не можете. И он иногда их просто куда-нибудь кидает… или вот теряет. Может и чеку вынуть… не до конца… и вот граната лежит… где-то… почти без чеки… а потом котик пробежит, хвостиком заденет, чека выскочит окончательно и бум…
А вы ничего не можете с этим сделать.

Петуния, мягко говоря, неидеальна. И я ее не то чтобы люблю. Но понимаю.))

И раз уж мы приняли описанную реальность, придётся принять и то, что Гарри не просто так, в целом, нормальный ребёнок с нормально сформированным навыком привязанности. А значит…)))
Показать полностью
Можете же. Язык держать за зубами, например. Они ж его провоцировали регулярно. И пугающих выбросов у Лили не показали. А дети... дети они все вырастают и уходят жить своей жизнью, это нормально. И про третьего это все ж теория, не подкрепленная текстом)
Ну и насчет того, что не будет сыном - что ж тогда бедным родителям Геомионы говорить, она одна у них.
В общем, Роулинг хорошо про нее сказала - человек в футляре. Нет, она не садистка конечно, но человек неприятный. И мне кажется, сама не захочет поддерживать это общение. Хотя в жизни всякое бывает)
Alteyaавтор
Levana
А мне кажется, захочет. Но показать это ей будет сложно.))

И дети уходят обычно все же не совсем. Общаются, дружат, гостят… а тут…
И у петунии ведь тоже травма.)) она же тоже хотела стать волшебницей. А увы…
Alteya
а где в Луне/Монете все это кроме вскапывания? аж стало интересно почитать у вас про отношения взрослого Гарри с родственниками, а где - не помню
Alteyaавтор
ansy
Alteya
а где в Луне/Монете все это кроме вскапывания? аж стало интересно почитать у вас про отношения взрослого Гарри с родственниками, а где - не помню
Да нету. ) Мелькало где-то, эпизодами, но я и не вспомню, где.)
Очень понравилось! ^_^
466 глав, с ума сойти! Давно меня в такой запой не уносило)))

Есть пару ошибок, но в общем - очень здорово ;)


>> 378 глава
звезду с кровавой, словно кровь, лентой,

>> У Скабиора с МакДугалом разговор о его сестре заходит, когда тот впервые приходит к МакДугалу домой. А потом в 384й главе они опять говорят о ней, но как будто того разговора не было

>> 392 глава:
Поколдовал над канализацией и восхитился светящимися червячками, и даже кустом малины, который «никак нельзя никуда переносить».
396 глава:
она собиралась посадить на месте его захоронения кусты малины. И делать это пора было уже сейчас — тем более что стройка должна была развернуться, по большей части, с другой стороны дома

>>396 гл
А вот самому Арвиду было куда сложнее — единственный ребёнок в семье, он никогда не имел дела с такими маленькими детьми: слишком молодой для того, чтобы насмотреться на них в семьях друзей и знакомых, сам он был единственным ребёнком у своих тоже не имевших братьев и сестёр родителей.
Alteyaавтор
Loki1101
Спасибо! ))
Да, текст большущий. ) Видимо. ошибки неизбежны. )
Чтобы написать комментарий, войдите

Если вы не зарегистрированы, зарегистрируйтесь

Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓

↑ Свернуть ↑
  Следующая глава
Закрыть
Закрыть
Закрыть
↑ Вверх