↓
 ↑
Регистрация
Имя

Пароль

 
Войти при помощи
Размер шрифта
14px
Ширина текста
100%
Выравнивание
     
Цвет текста
Цвет фона

Показывать иллюстрации
  • Большие
  • Маленькие
  • Без иллюстраций

Обратная сторона луны (джен)



Автор:
Беты:
miledinecromant Бетство пролог-глава 408, главы 414-416. Гамма всего проекта: сюжет, характеры, герои, вотэтоповорот, Мhия Корректура всего проекта
Фандом:
Рейтинг:
R
Жанр:
Общий
Размер:
Макси | 5528 Кб
Статус:
Закончен
Предупреждения:
Смерть персонажа
 
Проверено на грамотность
Эта история про одного оборотня и изнанку волшебного мира - ведь кто-то же продал то самое яйцо дракона Квиреллу и куда-то же Флетчер продавал стянутые из древнейшего дома Блэков вещички? И, конечно, о тех, кто стоит на страже, не позволяя этой изнанке мира стать лицевой его частью - об аврорах и министерских работниках, об их буднях, битвах, поражениях и победах. А также о журналистах и медиках и, в итоге - о Волшебной Британии.
В общем, всё как всегда - это история о людях и оборотнях. И прежде всего об одном из них. А ещё о поступках и их последствиях.
Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓

↑ Свернуть ↑
  Следующая глава

Глава 142

Утро этого четверга в аврорате потом вспоминали ещё очень долго.

Часов до десяти всё было, как обычно — насколько можно считать обычной ситуацию с ограблением члена Визенгамота, конечно. За прошедшие с момента ограбления шесть дней никто в аврорате не сидел без дела — и в ожидании судьбоносной пятницы, когда, наконец, будет назначен министерский опекун, который разрешит применение спецсредств к задержанным, работали с тем, что имели на руках уже сейчас. А имели они не так уж и мало: тот же Вейси, хотя и ворчал, начиная с утра понедельника, о постигшей его неудаче, однако успел задержать накануне, в среду, подозрительно высокого качества партию контрабандных зелий — пусть совсем небольшую, зато из тех, что быстро варить, да хранить долго. Источник поставки пока оставался невыясненным, однако торговцы, сбывавшие их из-под полы, были известны — и являлись, бесспорно, вполне совершеннолетними. А значит, их-то допросить можно было, как говорится, здесь и сейчас — что он и сделал с нескрываемым удовольствием. И пока служители правопорядка рыли носами землю, в возбуждении ожидая завтрашний день, в аврорат вошла крайне странная делегация.

Впереди шествовала старушка. Классическая (или, как сказали бы магглы, хрестоматийная) такая старушка: маленькая, сухонькая, в выцветшей и слегка потёртой, но аккуратнейшим образом починенной и отглаженной мантии цвета пыльной розы, с бледно-сиреневыми, тщательно уложенными волосами и в шляпке. Про шляпку знатоки с уверенностью могли бы сказать, что она вышла из рук того же мастера, что и незабываемые головные уборы Августы Лонгботтом, однако в более светлый и, вероятно, намного более ранний период его жизни. Она была отделана большими кремовыми розами, среди которых пряталось миниатюрное птичье гнёздышко с птенчиками, тихо махавшими крылышками и мило попискивающими. Старушку с двух сторон заботливо вели под руки два джентльмена — чем-то очень похожие друг на друга, хотя сложно сказать, как могут быть похожи крупный рыжий ирландец в тёмно-зелёной мантии и высокий худощавый валлиец с выбритой до блеска головой, наряженный в строгий тёмно-синий костюм. Однако же сходство, определённо, было — то ли в том, как бережно, словно фарфоровую, они поддерживали старушку, то ли в суровом и скорбном выражении лиц.

— Мэм? — озадаченно обратился к старушке дежурный аврор. — Мы можем вам чем-то помочь?

— Я очень на это надеюсь, — промокая глаза вышитым и надушенным носовым платком, проговорила она. — Мои несчастные племянники…

Её голос чуть дрогнул и она замолчала — а вышедшая из-за её спины Помона Спраут (Любимая внучка знаменитой бабушки, столько лет стоявшей во главе Хаффлпаффа, унаследовавшая от неё не только имя, но и характер, а так же умение управляться с опасной флорой и фауной. Она уже несколько лет заведовала Отделом защиты оборотней), из-за плеча которой полыхнула вдруг вспышка колдокамеры, требовательно произнесла:

— Мы хотим видеть мистера Поттера. И поверьте мне — в его интересах встретиться с нами как можно быстрее.

Стоящий рядом с ней мистер Квинс — или, как его прозвали ещё в момент первого его появления в роли защитника миссис Долиш с подачи меткого на клички Причарда, «мистер Одуванчик» — грозно сверкнул глазами и жестом верного оруженосца явил свету какие-то папки, которые Спраут тут же вырвала у него из рук и потрясла ими перед носом совершенно деморализованного дежурного, буквально онемевшего от происходящего.

И было, отчего. Потому что в холле аврората собралась небольшая толпа, подтянувшаяся вместе с необычными посетителями, в которой хотя и ошеломлённый, но остающийся вполне профессиональным взгляд аврора опознал, прежде всего, Риту Скитер, которая необычно скромно стояла за спинами спутников странной старушки с парой своих ассистенток, хищно держащих в руках блокноты, а её бессменный фотограф Бозо снимал и снимал всё вокруг. Ну и конечно не мог он не опознать скромно держащегося почти позади всех мистера Винда, ставшего знаменитым после того процесса, послужившего отправной точкой в деле реформирования системы наказаний, и которого знала в аврорате, пожалуй, уже любая собака.

— Пожалуйста, подождите, — быстро проговорил дежурный — и почти бегом кинулся по коридору в поисках подкрепления.

— Не волнуйтесь, — решительно проговорила Спраут, обращаясь к старушке. — Мы сейчас во всем разберемся и всё решим. Всё будет хорошо, я вам обещаю.

— Дай-то Мерлин! — проговорила та и повторила: — Дай Мерлин!

Через пару минут дежурный вернулся — и не один. Но не с ожидаемым всеми Главным Аврором, а — увы! — с его заместителем, за которым, впрочем, следовали руководители двух ведущих отделов аврората: Вейси и Кут.

— Мадам Спраут, — с любезной, но холодной улыбкой проговорил Робардс. — Чем могу? Прошу простить, но Главного нет на месте — так что, пока я за него.

— Отлично, — кивнула ничуть не смущённая Спраут. — К нам поступила жалоба, что двое наших несовершеннолетних подопечных находятся у вас уже почти неделю — а вы до сих пор не только не подали документы, но даже не изволили нам ничего сообщить! — сказала она возмущённо.

Робардс очень удивлённо и даже немного растерянно вскинул брови:

— Ваших подопечных, мадам?

— Мои дорогие племянники! — разрыдалась старушка, обессиленно опираясь на руки поддерживающих её джентльменов, один из которых очень почтительно подал ей белейший платок. Старушка с благодарностью покивала, утёрла глаза — и умоляюще поглядела на Робардса. — Они совсем ещё дети! — сказала она с отчаянием. — Сироты…

— Это миссис Монаштейн, — представила её Спраут. — Она одна воспитывает племянников, осиротевших после смерти её четвероюродной сестры… Несколько недель назад ребята пропали — а теперь вот, похоже, нашлись, — она достала из папки свежий номер «Пророка» с передовицей про случившееся неделю назад ограбление, при котором были задержаны двое неизвестных. — Миссис Монаштейн, конечно, не может пока сказать с уверенностью, что это они — но если она их увидит… в общем, ситуацию нужно срочно решать.

— Миссис Монаштейн? — сказал Робардс, приветливо ей улыбнувшись. Старушка тут же расплакалась — и, вытирая слёзы чуть подрагивающей, покрытой старческими пятнами рукой, другой стиснула его запястье. — Я Гавейн Робардс, заместитель Главного Аврора. Мы непременно…

— Я слышала так много хорошего о вас, мистер Робардс! — очень искренне проговорила она. — Ещё в послевоенные годы… Вы уж простите, что отрываю вас от важных дел с такой мелочью… но это ведь для вас мелочь, а для меня — вся моя жизнь в этих детках…

— Прошу вас, — мягко проговорил Робардс. — Пойдёмте ко мне, миссис Монаштейн, и поговорим… господа, — он попытался взять старушку под руку, но этот маневр ему не удался: ту крепко держали её спутники. — С кем имею честь? — любезно поинтересовался он — и сопровождающие одинаковыми отточенными движениями вручили ему визитные карточки, на одной из которых, принадлежавшей бритому, значилось «М. Ллеувеллин-Джонс. Страхование здоровья и жизни от несчастных случаев и темных проклятий», а на второй — «Брайан О'Хара. Помощь волшебниками в трудных и запутанных ситуациях».

— Мы просто друзья семьи, — вежливо проговорил рыжий. — Миссис Монаштейн уже очень немолода и волнуется — мы не хотели бы оставлять её в одиночестве.

— Нет-нет! — умоляюще проговорила старушка. — Мистер Робардс, они — моя опора… позвольте им пойти с нами!

— А Даррен О’Хара из Кенмарских Коршунов… — уточнил Робардс, пытаясь для себя определить, с кем все же имеет дело.

— Дядя, — кивнул ирландец.

— Мистер Робардс, — снова вмешалась Спраут, полностью опровергая своим поведением мифы про тихих и мирных хаффлпаффцев. — Я требую объяснений, — она протянула ему «Пророк» и какой-то пергамент, на котором были выведены полные возмущения строки и не было вовсе никакой подписи.

С вежливой и любезной улыбкой Робардс проигнорировал газету и, внимательно изучив записку, в которой некий «честный волшебник, не имеющий сил молчать» сообщал, что задержанные во время указанного в означенном номере «Пророка» ограблении «двое неизвестных» — прекрасно известные Управлению оборотни-подростки, которых уже несколько недель разыскивает безутешная тётушка. Прочитав этот шедевр анонимного творчества, Гавейн с некоторым удивлением поглядел на Спраут и поинтересовался:

— С каких это пор, мадам, чиновники министерства могут доверять подобным непроверенным данным? Мало ли, кто что пишет.

— Скажите мне, глядя в глаза, что это ложь, — сощурившись, проговорила Спраут, — и что этот скандал — на пустом месте! Скажите же, мистер Робардс, что задержанных давно опознали, и что они наверняка не оборотни и, тем более, не подростки!

Стоящий позади всей этой колоритной процессии Скабиор вдруг ощутил на себе чей-то очень внимательный взгляд — и, обернувшись, увидел совсем рядом с собой Гарри Поттера, который глядел на всё происходящее с крайне заинтересованным видом. Заметив, что Скабиор на него смотрит, он негромко поздоровался и заметил:

— И почему я не удивлен, что вы не смогли оказаться в стороне ото всей этой истории…

— Сам не знаю, куда теперь от своей репутации деться, — усмехнулся Скабиор, отвечая ему лёгким поклоном.

— Кажется, сейчас мой выход, — Главный Аврор подмигнул ему и произнёс громко, однако уверенно и спокойно: — Что здесь такое, дамы и господа? Старший Аврор Робардс? — толпа, развернувшись, начала перед ним расступаться, и он, с лёгкостью выйдя вперёд, подошёл к своему заместителю, выслушал его пояснения и распорядился решительно:

— Миссис Монаштейн, джентльмены — прошу ко мне в кабинет… мадам Спраут, мистер Квинс — вы, разумеется, тоже. И вы, — добавил он неожиданно, — мистер Винд. Мисс Скитер — вынужден попросить вас подождать здесь, — слегка развёл он руками, пропустил приглашённых вперёд, отрезая их от толпы, и пошёл следом за ними вместе с Робардсом, оставив Кута и Вейси на растерзание прессе.

— Вперёд, — шепнула Скитер своим ассистенткам, подталкивая их к Вейси. В конце концов, кто всё это устроил — тот пусть и отдувается. Раз Поттер ожидаемо оказался пока недоступен. — Ату его, девочки.

И пока две удивительно схожие, хотя и столь разные, молодые женщины — стройная индианка по фамилии Патил и маленькая китаянка по фамилии По — мучили главу Отдела по борьбе с контрабандой, задавая точные и весьма неприятные вопросы, в кабинете Главного аврора беседа была куда более мирной.

Глава опубликована: 17.02.2016
Предыдущая главаСледующая глава
20 комментариев из 34364 (показать все)
Про обоих, как все же сложатся отношения. И вообще про Сириуса, как он адаптируется в новом мире
Alteyaавтор Онлайн
vilranen
Про обоих, как все же сложатся отношения. И вообще про Сириуса, как он адаптируется в новом мире
С трудом, я думаю.)))
Автор, спасибо за удовольствие от прочтения) написать такой объём без «воды» - ооооочень дорогого стоит! Читается легко и складно.
Alteyaавтор Онлайн
Neposedda
Автор, спасибо за удовольствие от прочтения) написать такой объём без «воды» - ооооочень дорогого стоит! Читается легко и складно.
Спасибо!)))
Neposedda
Автор, спасибо за удовольствие от прочтения) написать такой объём без «воды» - ооооочень дорогого стоит! Читается легко и складно.
Сейчас только посмотрел - этот фанфик стоит на 2 месте по объему. На первом - "Молли навсегда".
А когда-то я считал МРМ гигантским...
Я сейчас на 367 главе, и смутил один момент. "Никогда в жизни в трезвом уме он не пришёл бы сюда — и ему ведь предлагали остаться…" и следом, через пару абзацев - "иногда всё же бывал здесь, освоив тонкое искусство говорить с родственниками о политике и погоде". Поттер к родственникам на Тисовую бухой что ли шляется?)
Пассаж про Поттеровскую ностальгию по детству золотому выглядит странно и отчетливо попахивает стокгольмским синдромом. Аврору Поттеру не до проработки детских травм?)
Alteyaавтор Онлайн
James Moran
Я сейчас на 367 главе, и смутил один момент. "Никогда в жизни в трезвом уме он не пришёл бы сюда — и ему ведь предлагали остаться…" и следом, через пару абзацев - "иногда всё же бывал здесь, освоив тонкое искусство говорить с родственниками о политике и погоде". Поттер к родственникам на Тисовую бухой что ли шляется?)
Пассаж про Поттеровскую ностальгию по детству золотому выглядит странно и отчетливо попахивает стокгольмским синдромом. Аврору Поттеру не до проработки детских травм?)
В первом случае имеется в виду, что он не пришёл бы сейчас (наверное, надо добавить?). ) А в целом - он, конечно, сюда ходит и с роднёй общается. Какой стокгольмский синдром? Всё это было сто лет назад. Это просто родственники - и я, кстати, не сторонница тех, кто считает, что Гарри мучили и издевались. Обычно он рос - особенно для английского ребёнка. Да, старая одежда - но, в целом, ничего особенного.
И он давно оставил все обиды в прошлом. Близости у него с роднёй особой нет - но и обид тоже. Так... иногда встречаются. Там ещё племянники его двоюродные, кстати.
А ностальгия... она не по золотому детству. А просто по детству. Не более.
Показать полностью
Alteya
Пожалуй что) иначе какая-то внутренняя несогласованность получается.

Ностальгирующий по детству в чулане Поттер вызывает у меня разрыв шаблона. Каждому своё, конечно, но это уже как-то нездорóво.
Я вообще не нахожу заселение ребенка в чулан сколько-нибудь нормальным, не считая всего прочего. Это, конечно, не мучения и издевательства в физическом смысле, но в моральном - вполне.
Общаются и не с такими родственниками, безусловно, но зачем? Лишнее мучение для всех.
Alteyaавтор Онлайн
James Moran
Alteya
Пожалуй что) иначе какая-то внутренняя несогласованность получается.

Ностальгирующий по детству в чулане Поттер вызывает у меня разрыв шаблона. Каждому своё, конечно, но это уже как-то нездорóво.
Я вообще не нахожу заселение ребенка в чулан сколько-нибудь нормальным, не считая всего прочего. Это, конечно, не мучения и издевательства в физическом смысле, но в моральном - вполне.
Общаются и не с такими родственниками, безусловно, но зачем? Лишнее мучение для всех.
Вы преувеличиваете.)»
Ну правда.
Чулан - это плохо, конечно. Но в целом ничего ужасного с Гарри не случилось, и Гарри это понимает. И - главное - никакой особой травмы у него нет. Вы говорите о человеке, которого в 12 чуть Василиск не сожрал.))) и у которого до сих пор шрам на левый руке.
А главное - это же его единственная кровная родня. И он в чем-то их даже вполне понимает.
В конце концов, он уже действительно взрослый. И
Случилось бы ужасное, было бы поздно. Кроме чулана были еще решетки на окнах, кормежка под дверью и многое другое. Хотя я могу представить некое общение Гарри с Дадли, но не с тетей - во многом потому, что ей и самой вряд ли это нужно. Она попрощаться-то с ним сил в себе не нашла.

Не удержалась - по следам недавней дискуссии)
Alteyaавтор Онлайн
Levana
Случилось бы ужасное, было бы поздно. Кроме чулана были еще решетки на окнах, кормежка под дверью и многое другое. Хотя я могу представить некое общение Гарри с Дадли, но не с тетей - во многом потому, что ей и самой вряд ли это нужно. Она попрощаться-то с ним сил в себе не нашла.

Не удержалась - по следам недавней дискуссии)
Это уже потом в рамках борьбы со страшной магией.
Причём борьбы, в общем, на равных - вернее, как с равным. Гарри абсолютно не забитый и не несчастный ребёнок, обратите внимание. И любить и дружить умеет - а значит… у него есть такой опыт. Вопрос: откуда?
А тетя… в книгах они прощались. Пусть и странно.
И ей тоже тяжело и сложно, и она тоже не идеальна и просто человек - и похоже, что Гарри это понял.
Поставьте себя на ее место.))
Alteya
Levana
Это уже потом в рамках борьбы со страшной магией.
Причём борьбы, в общем, на равных - вернее, как с равным. Гарри абсолютно не забитый и не несчастный ребёнок, обратите внимание. И любить и дружить умеет - а значит… у него есть такой опыт. Вопрос: откуда?
А тетя… в книгах они прощались. Пусть и странно.
И ей тоже тяжело и сложно, и она тоже не идеальна и просто человек - и похоже, что Гарри это понял.
Поставьте себя на ее место.))
Не могу. Как бы я ни относилась к родителям ребенка (хотя сестра ей не угодила лишь тем, что волшебница, и тянулась к ней, и защищала от Северуса), ребенок это ребенок. Мне было бы стыдно селить его в чулане. Да и с чего бы? Его принесли младенцем. Расти его, люби его и будет тебе второй сын.
А Гарри такой просто потому, что это не психологический роман, а сказка)
Alteyaавтор Онлайн
Levana
Вы не так смотрите.))
Во-первых, они с Вернером и вправду могли хотеть второго ребёнка - а тут Гарри, а трёх они уже не тянут. И это обидно и больно.
Во-вторых, не будет он сын. Потому что он волшебник, а петуния знает, что волшебники, подрастая, уходят в свой другой мир - куда им зола нет, и который уже отнял у неё сестру. Она знает, что они для Гарри - просто временная передержка, и что он уйдёт от них, обязательно уйдёт, и они станут чужими. Как с Лили. А вот своего второго ребёнка у них уже из-за него не будет…
А ещё она боится Гарри. Боится магии… а деваться некуда. И выбросы эти магмческие неконтролируемые… и вот случись что - они же никак не защитятся.
Та же надутая тетушка - это же, на самом деле, жутко. Особенно жутко тем, что Гарри этого не хотел! Оно само! А значит, непредотвратимо.
Представьте, что у вас дома живет ребёнок с автоматом. Играет с ним, возится… и с гранатами. А забрать вы их у него не можете. И он иногда их просто куда-нибудь кидает… или вот теряет. Может и чеку вынуть… не до конца… и вот граната лежит… где-то… почти без чеки… а потом котик пробежит, хвостиком заденет, чека выскочит окончательно и бум…
А вы ничего не можете с этим сделать.

Петуния, мягко говоря, неидеальна. И я ее не то чтобы люблю. Но понимаю.))

И раз уж мы приняли описанную реальность, придётся принять и то, что Гарри не просто так, в целом, нормальный ребёнок с нормально сформированным навыком привязанности. А значит…)))
Показать полностью
Можете же. Язык держать за зубами, например. Они ж его провоцировали регулярно. И пугающих выбросов у Лили не показали. А дети... дети они все вырастают и уходят жить своей жизнью, это нормально. И про третьего это все ж теория, не подкрепленная текстом)
Ну и насчет того, что не будет сыном - что ж тогда бедным родителям Геомионы говорить, она одна у них.
В общем, Роулинг хорошо про нее сказала - человек в футляре. Нет, она не садистка конечно, но человек неприятный. И мне кажется, сама не захочет поддерживать это общение. Хотя в жизни всякое бывает)
Alteyaавтор Онлайн
Levana
А мне кажется, захочет. Но показать это ей будет сложно.))

И дети уходят обычно все же не совсем. Общаются, дружат, гостят… а тут…
И у петунии ведь тоже травма.)) она же тоже хотела стать волшебницей. А увы…
ansy Онлайн
Alteya
а где в Луне/Монете все это кроме вскапывания? аж стало интересно почитать у вас про отношения взрослого Гарри с родственниками, а где - не помню
Alteyaавтор Онлайн
ansy
Alteya
а где в Луне/Монете все это кроме вскапывания? аж стало интересно почитать у вас про отношения взрослого Гарри с родственниками, а где - не помню
Да нету. ) Мелькало где-то, эпизодами, но я и не вспомню, где.)
Loki1101 Онлайн
Очень понравилось! ^_^
466 глав, с ума сойти! Давно меня в такой запой не уносило)))

Есть пару ошибок, но в общем - очень здорово ;)


>> 378 глава
звезду с кровавой, словно кровь, лентой,

>> У Скабиора с МакДугалом разговор о его сестре заходит, когда тот впервые приходит к МакДугалу домой. А потом в 384й главе они опять говорят о ней, но как будто того разговора не было

>> 392 глава:
Поколдовал над канализацией и восхитился светящимися червячками, и даже кустом малины, который «никак нельзя никуда переносить».
396 глава:
она собиралась посадить на месте его захоронения кусты малины. И делать это пора было уже сейчас — тем более что стройка должна была развернуться, по большей части, с другой стороны дома

>>396 гл
А вот самому Арвиду было куда сложнее — единственный ребёнок в семье, он никогда не имел дела с такими маленькими детьми: слишком молодой для того, чтобы насмотреться на них в семьях друзей и знакомых, сам он был единственным ребёнком у своих тоже не имевших братьев и сестёр родителей.
Alteyaавтор Онлайн
Loki1101
Спасибо! ))
Да, текст большущий. ) Видимо. ошибки неизбежны. )
Чтобы написать комментарий, войдите

Если вы не зарегистрированы, зарегистрируйтесь

Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓

↑ Свернуть ↑
  Следующая глава
Закрыть
Закрыть
Закрыть
↑ Вверх