↓
 ↑
Регистрация
Имя

Пароль

 
Войти при помощи
Размер шрифта
14px
Ширина текста
100%
Выравнивание
     
Цвет текста
Цвет фона

Показывать иллюстрации
  • Большие
  • Маленькие
  • Без иллюстраций

Обратная сторона луны (джен)



Автор:
Беты:
miledinecromant Бетство пролог-глава 408, главы 414-416. Гамма всего проекта: сюжет, характеры, герои, вотэтоповорот, Мhия Корректура всего проекта
Фандом:
Рейтинг:
R
Жанр:
Общий
Размер:
Макси | 5528 Кб
Статус:
Закончен
Предупреждения:
Смерть персонажа
 
Проверено на грамотность
Эта история про одного оборотня и изнанку волшебного мира - ведь кто-то же продал то самое яйцо дракона Квиреллу и куда-то же Флетчер продавал стянутые из древнейшего дома Блэков вещички? И, конечно, о тех, кто стоит на страже, не позволяя этой изнанке мира стать лицевой его частью - об аврорах и министерских работниках, об их буднях, битвах, поражениях и победах. А также о журналистах и медиках и, в итоге - о Волшебной Британии.
В общем, всё как всегда - это история о людях и оборотнях. И прежде всего об одном из них. А ещё о поступках и их последствиях.
Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓

↑ Свернуть ↑
  Следующая глава

Глава 110

Отель выглядел довольно прилично и располагался в весьма оживлённом месте. Скабиор пришёл туда ещё днём — побродил вокруг, прошёлся по ближайшим улицам и переулкам, осмотрел магазинчики и кафе, изучил невзрачные переулки, куда выходят служебные двери, являющиеся для таких, как он, важнейшей частью подобных чистеньких заведений, затем, наложив на портье Конфундус, зашёл внутрь, изучил расположение пожарных выходов, а потом медленно поднялся по лестнице, проверяя её на все известные ему следящие заклинания, нашёл нужный номер, постоял, прислушиваясь… Посчитал двери, потом спустился и, выйдя на улицу, нашёл нужное окно на втором этаже. Высоковато прыгать, подумал он, внимательно изучая асфальт в месте возможного приземления — и неплохо было бы наколдовать Спонджифай — но, увы, с трансфигурацией у него было скверно. В самом крайнем случае можно будет попробовать Левиосу или аппарировать у самой земли, если придётся вдруг покидать номер через окно, вряд ли аппарацию заблокируют на такой площади, но лучше бы не рисковать так, конечно.

Однако, кто же мог выбрать такое странное место для встречи? Маггловский отель — причём отнюдь не самый известный. Кто настолько хорошо знает маггловский Лондон? Маглорожденный? Чем дольше он думал об этом, тем более странной казалась ему эта идея. В Лютном маглорожденных практически не было… «Волчата»? Тем более не было — просто потому, что, он знал, те продолжали обращать совсем малышей, ещё до того, как те отправятся в школу, а как обратить такого вот неизвестного маглорожденного? Тогда кто? Не МакТавиш же, в самом-то деле — это уже просто абсурд какой-то. Кто же?

Скабиор вернулся к отелю вечером — взбудораженный и нервничающий настолько, что, аппарировав из дома больше, чем за час до встречи, предпочёл добираться до нужного района сперва на метро, а последние пару кварталов пройти пешком, чтобы немного успокоиться и взять себя в руки, а заодно проверить наличие поднадоевшей ему уже слежки. Воспользовавшись тем же Конфундусом, он тихо прошёл мимо портье, поднялся по лестнице, замирая на каждой ступеньке и вновь проверяя свой путь, и опять ничего не нашел, и медленно, осматривая коридор на предмет следящих или ещё каких-нибудь чар, подошёл к номеру. Чар не было — или же он просто не сумел отыскать их. Всё-таки он был не самым лучшим на свете волшебником и прекрасно знал это — но он, во всяком случае, сделал, что смог. На двери тоже, вроде бы, ничего не было. Скабиор прислушался — и, ничего не услышав, тихо повернул ручку и вошёл, наконец, держа палочку наготове.

И, увидев ожидавшего его человека, онемел.

Рита Скитер, сидевшая на стуле с высокой спинкой прямо напротив двери, встретила его появление радостной широкой улыбкой.

— О, мистер Винд, — приветствовала она его, тоже держа в руке направленную прямо на него палочку, — или всё-таки господин Скабиор — как вы предпочитаете, чтобы к вам обращались? Вы всегда приветствуете дам с палочкой в боевой позиции?

— Конечно, всегда, — ухмыльнулся он, непристойно облизываясь и скрывая за непристойностью накрывшую его с головой досаду. — Я вообще не люблю разочаровывать женщин, если их интересует моя палочка, — он закрыл за собой дверь. — Желаете персональную демонстрацию? — спросил он, вновь облизнув свои вечно обветренные губы и прикусив нижнюю так, что обнажились его передние зубы и кончики заостренных клыков. Больше всего на свете ему хотелось сейчас отхлестать её по щекам и, захлопнув дверь, навсегда отсюда уйти — но он даже представлять не хотел себе, что она напишет после такого. Нет уж, мисс Скитер… Мордред вас знает, что вы задумали, но откуда-то вы узнали же, как и чем меня заманить — и я хочу знать, что вам ещё известно.

— Желаете устроить приватный показ? — тут же подхватила она; оба так и не опустили палочек, да и глядели друг на друга выжидающе и настороженно.

— Почему нет? — широко улыбнулся он, медленно облокачиваясь спиною о закрытую дверь. — Тем более, что я ожидал увидеть здесь кого-то более… как бы это сказать…

— Какого? — подбодрила она. — Кого же вы ждали, господин Винд?

— Кого-то не столь… женственного, — вывернулся он, так и не найдясь с формулировкой — ибо понял, что не может отыскать для себя приемлемого ответа. Просто, размышляя о том, кто мог прислать ему подобного рода письмо, он вообще не принимал в расчет Риту Скитер — а ведь, если задуматься, ему следовало ожидать встречи с ней после той феерической прогулки по Диагон-элле с этим оленем. «Лосем, — поправил он сам себя. — Лосем, а не оленем! Откуда этот олень вообще взялся?» Он поглубже вздохнул — медленно и бесшумно, а затем постарался незаметно бросить взгляд на свои руки, которые, как ему казались, дрожали — и, не увидев этой дрожи, слегка успокоился, чувствуя, как постепенно расслабляются напряжённые мышцы, а нервное ожидание сменяется досадой и злостью. Как же он глупо попался! Тех трёх статей, что она про него написала, Скабиору вполне хватило, чтобы оценить, насколько эта женщина бывает опасна — и как же он умудрился даже не подумать о ней? Злясь на неё, на себя, на ситуацию, на дурацкое ясное небо, почти весеннее и с такими яркими звёздами, что их видно было даже в мутном лондонском небе, он лихорадочно пытался понять, как вести себя с ней — потому что то желание, что возникло у него в первый момент, теперь сменилось куда более сильным: просто подойти и свернуть её тонкую шею. Вот просто один прыжок — она и дёрнуть своей палочкой не успеет, он же волк, а она — кто? Журналистка, находящее удовольствие в том, чтобы закидывать людей грязью. Куда ей против него…

— Вы находите меня женственной? — кокетливо спросила она, закидывая ногу на ногу. — Садитесь же, — она повела свободной рукой, указывая то ли на второй стул, то ли на край кровати.

— Вас многие находят женственной, — хмыкнул он, неспешно опускаясь на край кровати и слегка прикрывая глаза — со стороны вышло неожиданно томно и сексуально, а ведь он всего лишь хотел скрыть их слишком уж явный блеск — при этом продолжая, конечно, внимательно наблюдать за Скитер. — Однако же не будем тянуть время. Вы обещали мне информацию — чего вы хотите в ответ?

— Поговорить, — улыбнулась она. — Взять у вас интервью, мистер Винд. Чего ещё может хотеть журналист? Вы, безусловно, весьма импозантный мужчина — но, увы… в этом смысле вы интересуете меня в последнюю очередь. Побеседуем?

— Хотите взять интервью? — склонил он голову набок, постепенно успокаиваясь. В конце концов, попался, значит, попался — глупо переживать по тому, что уже случилось, и раз ничего с этим сделать уже нельзя, следует поискать в случившемся что-то приятное или полезное. — Однако, почему именно у меня?

— Вы интересны мне, мистер Винд, — пожала она плечами. — Как и нашим читателям. Вы весьма необычны, а читатели любят всё необычное, — улыбнулась она. — Соглашайтесь. Неужто вам не хочется увидеть своё лицо на первой странице «Пророка»?

— Видел уже, — с любезной улыбкой напомнил он ей. — Даже трижды.

— Где три — там и четыре, — она слегка подалась в его сторону. — Я знаю, вы сердиты на меня — ну так я готова дать вам шанс рассказать миру о том, какой вы на самом деле.

— Мне глубоко наплевать, что обо мне думает этот мир, — пожал он плечами, пристально глядя в её ярко-зелёные глаза за очками в изящной оправе, на которой в электрическом свете как-то бездушно блестели мелкие камушки. Сколько ей лет, интересно? Он помнил её статьи, кажется, столько же, сколько себя… вернее, столько, сколько читал «Пророк» — а читать его он начал уже в лагере у Грейбека, и то не сразу… значит, было ему лет двадцать, наверное. И она писала уже тогда. А ведь свои первые полвека он уже прожил. — Не нужно трогать меня, мисс Скитер.

— Иначе? — спросила она с видимым любопытством. — Вы боитесь меня, господин Винд?

— Страх и брезгливость — разные вещи, — насмешливо проговорил он. Чего он, собственно, так испугался? Что она, если подумать, может ему сделать? Написать какую-нибудь гадость? Зачем? Однако интуиция его буквально кричала — эта эффектная, неопределённого возраста женщина буквально пахла опасностью, заставляя вставать дыбом волоски у него на затылке. — Уверен, вы замечательно справитесь со статьёй самостоятельно, — почти промурлыкал он, — а я завтра с любопытством прочту, что вы напишете.

— Вы несправедливы, — опечаленно покачала она головой. — Я всегда стараюсь сохранить объективность. Но как прикажете делать честный материал, если ваши идеологические противники с радостью озвучивают свою позицию — а вы упрямо молчите? — Рита грустно вздохнула. — Даже покойный мистер Грейбек когда-то не стал мне отказывать, — добавила она вроде бы мимолётом. — Но, похоже, он был единственным оборотнем, который на такое решился.

— Похоже, — равнодушно кивнул он, внутренне разрываясь между мгновенно вспыхнувшем в нём желанием вытрясти из неё то интервью и желанием предупредить её о том, что если она вздумает и о Грейбеке написать одну из своих грязных книжонок (с которыми он всё-таки не преминул познакомиться, отсиживаясь на острове), проживёт она после её выхода очень недолго, а вот умирать, напротив, будет и небыстро, и весьма неприятно. — Впрочем, я согласен дать интервью в обмен на ту информацию, что вы изволили мне предложить — если у вас действительно есть что-то стоящее, — немного подумав, договорил он, продолжая держать свою палочку наведённой прямо на Скитер.

— Ну, раз вы здесь, — сказала она с насмешкой, тоже не опуская своей, — значит, по всей видимости, моё письмо чем-то заинтересовало вас. А раз так — у меня есть, что вам предложить. Ну что, вы, наконец-то, согласны? — спросила она с деланным вздохом. — Клянусь — я уже и не вспомню, когда в последний раз кого-то уговаривала так долго и трудно.

— Рассказывайте, — кивнул он с таким видом, словно бы она его, наконец, убедила. — А потом, если ваша история покажется мне интересной, я отвечу на ваши вопросы.

— А кто гарантирует мне, что вы не сбежите сразу же после того, как узнаете то, что хотите? — покачала она головой.

— А мне? — тут же спросил он.

Они рассмеялись.

— Я всегда честно играю, — сказала она с наигранно оскорблённым видом — но в её зелёных глазах было слишком много весёлой насмешки. — Если я даю обещание…

— Мисс Скитер, — усмехнулся Скабиор, потягиваясь и отводя, наконец, свою палочку в сторону. — Вы уж простите, но вы и честность — слова, сочетающиеся столь же скверно, как Шеклболт и коррупция. Во всяком случае, в моем понимании, — он вздохнул и, проследив глазами, как она кладёт свою палочку к себе на колени, расстегнул пальто и спрятал, наконец-то, свою в объемный внутренний карман в темной подкладке. — Даже не знаю, что нам с вами делать.

— Вы совсем не умеете доверять людям, — укоризненно проговорила Рита, тоже убирая палочку.

— Странно, да? — понимающе проговорил он. — А с чего бы мне доверять, тем более вам, мисс Скитер? Что такого вы для этого, собственно, сделали? Давайте посмотрим, чем заканчивались для меня наши встречи, — мягко предложил он, неожиданно для самого себя, начиная заводиться. В конце концов, к Мордреду эту её информацию — вполне может быть, что она просто проследила за ним да послушала сплетни: он же не скрывал особо в последнее время, что заинтересовался «волчатами». Вот она-то за ним, по-видимому, и следила… а даже если и нет — наплевать. Сам найдёт. — В первый раз вы поместили мою физиономию на передовицу «Пророка» после закона об общественных работах, — начал он. — Итогом чего стала славно развлёкшаяся толпа, закидавшая меня плодами различной степени свежести — не то, чтобы я не мог их понять, но и особенного удовольствия мне это, должен сказать, не доставило. Вторая наша встреча, — он поднял правую руку, начав отсчёт на пальцах и демонстративно разогнув при этих словах средний, в пару к сразу выпрямленному указательному, — даже и встречей-то не была. Однако статью вашу я помню почти наизусть — вы ведь великолепно пишете, мисс Скитер! И я солгу, если скажу, что она мне понравилась. А уж третья ваша статья, — он выпрямил безымянный палец, — и вовсе не должна была бы касаться моей скромной персоны, однако вместо того, чтобы подарить человеку вполне им заслуженную однодневную славу, вы зачем-то туда приплели меня. И вот у меня вопрос, мисс Скитер: это я излишне тщеславен, или это у вас в последнее время проснулся какой-то нездоровый ко мне интерес?

Начав говорить спокойно и мягко, он растерял всю свою сдержанность уже к середине тирады, а под конец голос его звенел, а пальцы, кажется, вновь стали подрагивать.

Рита же слушала его с жадным молчаливым вниманием и параллельно рассматривала, раздумывая, чем именно она так сильно его зацепила и как лучше всего продолжить их разговор. Она явно сумела вывести его из себя — а это значило, что он непременно проболтается о чём-нибудь, и если не о том, что ей сейчас интересно, так о другом… главное — не дать ему просто встать и уйти. Скандальную статью на таком вот уходе она, конечно, напишет — однако ей нужно было совсем другое.

Глава опубликована: 23.01.2016
Предыдущая главаСледующая глава
20 комментариев из 34364 (показать все)
Про обоих, как все же сложатся отношения. И вообще про Сириуса, как он адаптируется в новом мире
Alteyaавтор
vilranen
Про обоих, как все же сложатся отношения. И вообще про Сириуса, как он адаптируется в новом мире
С трудом, я думаю.)))
Автор, спасибо за удовольствие от прочтения) написать такой объём без «воды» - ооооочень дорогого стоит! Читается легко и складно.
Alteyaавтор
Neposedda
Автор, спасибо за удовольствие от прочтения) написать такой объём без «воды» - ооооочень дорогого стоит! Читается легко и складно.
Спасибо!)))
Neposedda
Автор, спасибо за удовольствие от прочтения) написать такой объём без «воды» - ооооочень дорогого стоит! Читается легко и складно.
Сейчас только посмотрел - этот фанфик стоит на 2 месте по объему. На первом - "Молли навсегда".
А когда-то я считал МРМ гигантским...
Я сейчас на 367 главе, и смутил один момент. "Никогда в жизни в трезвом уме он не пришёл бы сюда — и ему ведь предлагали остаться…" и следом, через пару абзацев - "иногда всё же бывал здесь, освоив тонкое искусство говорить с родственниками о политике и погоде". Поттер к родственникам на Тисовую бухой что ли шляется?)
Пассаж про Поттеровскую ностальгию по детству золотому выглядит странно и отчетливо попахивает стокгольмским синдромом. Аврору Поттеру не до проработки детских травм?)
Alteyaавтор
James Moran
Я сейчас на 367 главе, и смутил один момент. "Никогда в жизни в трезвом уме он не пришёл бы сюда — и ему ведь предлагали остаться…" и следом, через пару абзацев - "иногда всё же бывал здесь, освоив тонкое искусство говорить с родственниками о политике и погоде". Поттер к родственникам на Тисовую бухой что ли шляется?)
Пассаж про Поттеровскую ностальгию по детству золотому выглядит странно и отчетливо попахивает стокгольмским синдромом. Аврору Поттеру не до проработки детских травм?)
В первом случае имеется в виду, что он не пришёл бы сейчас (наверное, надо добавить?). ) А в целом - он, конечно, сюда ходит и с роднёй общается. Какой стокгольмский синдром? Всё это было сто лет назад. Это просто родственники - и я, кстати, не сторонница тех, кто считает, что Гарри мучили и издевались. Обычно он рос - особенно для английского ребёнка. Да, старая одежда - но, в целом, ничего особенного.
И он давно оставил все обиды в прошлом. Близости у него с роднёй особой нет - но и обид тоже. Так... иногда встречаются. Там ещё племянники его двоюродные, кстати.
А ностальгия... она не по золотому детству. А просто по детству. Не более.
Показать полностью
Alteya
Пожалуй что) иначе какая-то внутренняя несогласованность получается.

Ностальгирующий по детству в чулане Поттер вызывает у меня разрыв шаблона. Каждому своё, конечно, но это уже как-то нездорóво.
Я вообще не нахожу заселение ребенка в чулан сколько-нибудь нормальным, не считая всего прочего. Это, конечно, не мучения и издевательства в физическом смысле, но в моральном - вполне.
Общаются и не с такими родственниками, безусловно, но зачем? Лишнее мучение для всех.
Alteyaавтор
James Moran
Alteya
Пожалуй что) иначе какая-то внутренняя несогласованность получается.

Ностальгирующий по детству в чулане Поттер вызывает у меня разрыв шаблона. Каждому своё, конечно, но это уже как-то нездорóво.
Я вообще не нахожу заселение ребенка в чулан сколько-нибудь нормальным, не считая всего прочего. Это, конечно, не мучения и издевательства в физическом смысле, но в моральном - вполне.
Общаются и не с такими родственниками, безусловно, но зачем? Лишнее мучение для всех.
Вы преувеличиваете.)»
Ну правда.
Чулан - это плохо, конечно. Но в целом ничего ужасного с Гарри не случилось, и Гарри это понимает. И - главное - никакой особой травмы у него нет. Вы говорите о человеке, которого в 12 чуть Василиск не сожрал.))) и у которого до сих пор шрам на левый руке.
А главное - это же его единственная кровная родня. И он в чем-то их даже вполне понимает.
В конце концов, он уже действительно взрослый. И
Levana Онлайн
Случилось бы ужасное, было бы поздно. Кроме чулана были еще решетки на окнах, кормежка под дверью и многое другое. Хотя я могу представить некое общение Гарри с Дадли, но не с тетей - во многом потому, что ей и самой вряд ли это нужно. Она попрощаться-то с ним сил в себе не нашла.

Не удержалась - по следам недавней дискуссии)
Alteyaавтор
Levana
Случилось бы ужасное, было бы поздно. Кроме чулана были еще решетки на окнах, кормежка под дверью и многое другое. Хотя я могу представить некое общение Гарри с Дадли, но не с тетей - во многом потому, что ей и самой вряд ли это нужно. Она попрощаться-то с ним сил в себе не нашла.

Не удержалась - по следам недавней дискуссии)
Это уже потом в рамках борьбы со страшной магией.
Причём борьбы, в общем, на равных - вернее, как с равным. Гарри абсолютно не забитый и не несчастный ребёнок, обратите внимание. И любить и дружить умеет - а значит… у него есть такой опыт. Вопрос: откуда?
А тетя… в книгах они прощались. Пусть и странно.
И ей тоже тяжело и сложно, и она тоже не идеальна и просто человек - и похоже, что Гарри это понял.
Поставьте себя на ее место.))
Levana Онлайн
Alteya
Levana
Это уже потом в рамках борьбы со страшной магией.
Причём борьбы, в общем, на равных - вернее, как с равным. Гарри абсолютно не забитый и не несчастный ребёнок, обратите внимание. И любить и дружить умеет - а значит… у него есть такой опыт. Вопрос: откуда?
А тетя… в книгах они прощались. Пусть и странно.
И ей тоже тяжело и сложно, и она тоже не идеальна и просто человек - и похоже, что Гарри это понял.
Поставьте себя на ее место.))
Не могу. Как бы я ни относилась к родителям ребенка (хотя сестра ей не угодила лишь тем, что волшебница, и тянулась к ней, и защищала от Северуса), ребенок это ребенок. Мне было бы стыдно селить его в чулане. Да и с чего бы? Его принесли младенцем. Расти его, люби его и будет тебе второй сын.
Levana Онлайн
А Гарри такой просто потому, что это не психологический роман, а сказка)
Alteyaавтор
Levana
Вы не так смотрите.))
Во-первых, они с Вернером и вправду могли хотеть второго ребёнка - а тут Гарри, а трёх они уже не тянут. И это обидно и больно.
Во-вторых, не будет он сын. Потому что он волшебник, а петуния знает, что волшебники, подрастая, уходят в свой другой мир - куда им зола нет, и который уже отнял у неё сестру. Она знает, что они для Гарри - просто временная передержка, и что он уйдёт от них, обязательно уйдёт, и они станут чужими. Как с Лили. А вот своего второго ребёнка у них уже из-за него не будет…
А ещё она боится Гарри. Боится магии… а деваться некуда. И выбросы эти магмческие неконтролируемые… и вот случись что - они же никак не защитятся.
Та же надутая тетушка - это же, на самом деле, жутко. Особенно жутко тем, что Гарри этого не хотел! Оно само! А значит, непредотвратимо.
Представьте, что у вас дома живет ребёнок с автоматом. Играет с ним, возится… и с гранатами. А забрать вы их у него не можете. И он иногда их просто куда-нибудь кидает… или вот теряет. Может и чеку вынуть… не до конца… и вот граната лежит… где-то… почти без чеки… а потом котик пробежит, хвостиком заденет, чека выскочит окончательно и бум…
А вы ничего не можете с этим сделать.

Петуния, мягко говоря, неидеальна. И я ее не то чтобы люблю. Но понимаю.))

И раз уж мы приняли описанную реальность, придётся принять и то, что Гарри не просто так, в целом, нормальный ребёнок с нормально сформированным навыком привязанности. А значит…)))
Показать полностью
Levana Онлайн
Можете же. Язык держать за зубами, например. Они ж его провоцировали регулярно. И пугающих выбросов у Лили не показали. А дети... дети они все вырастают и уходят жить своей жизнью, это нормально. И про третьего это все ж теория, не подкрепленная текстом)
Ну и насчет того, что не будет сыном - что ж тогда бедным родителям Геомионы говорить, она одна у них.
В общем, Роулинг хорошо про нее сказала - человек в футляре. Нет, она не садистка конечно, но человек неприятный. И мне кажется, сама не захочет поддерживать это общение. Хотя в жизни всякое бывает)
Alteyaавтор
Levana
А мне кажется, захочет. Но показать это ей будет сложно.))

И дети уходят обычно все же не совсем. Общаются, дружат, гостят… а тут…
И у петунии ведь тоже травма.)) она же тоже хотела стать волшебницей. А увы…
Alteya
а где в Луне/Монете все это кроме вскапывания? аж стало интересно почитать у вас про отношения взрослого Гарри с родственниками, а где - не помню
Alteyaавтор
ansy
Alteya
а где в Луне/Монете все это кроме вскапывания? аж стало интересно почитать у вас про отношения взрослого Гарри с родственниками, а где - не помню
Да нету. ) Мелькало где-то, эпизодами, но я и не вспомню, где.)
Очень понравилось! ^_^
466 глав, с ума сойти! Давно меня в такой запой не уносило)))

Есть пару ошибок, но в общем - очень здорово ;)


>> 378 глава
звезду с кровавой, словно кровь, лентой,

>> У Скабиора с МакДугалом разговор о его сестре заходит, когда тот впервые приходит к МакДугалу домой. А потом в 384й главе они опять говорят о ней, но как будто того разговора не было

>> 392 глава:
Поколдовал над канализацией и восхитился светящимися червячками, и даже кустом малины, который «никак нельзя никуда переносить».
396 глава:
она собиралась посадить на месте его захоронения кусты малины. И делать это пора было уже сейчас — тем более что стройка должна была развернуться, по большей части, с другой стороны дома

>>396 гл
А вот самому Арвиду было куда сложнее — единственный ребёнок в семье, он никогда не имел дела с такими маленькими детьми: слишком молодой для того, чтобы насмотреться на них в семьях друзей и знакомых, сам он был единственным ребёнком у своих тоже не имевших братьев и сестёр родителей.
Alteyaавтор
Loki1101
Спасибо! ))
Да, текст большущий. ) Видимо. ошибки неизбежны. )
Чтобы написать комментарий, войдите

Если вы не зарегистрированы, зарегистрируйтесь

Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓

↑ Свернуть ↑
  Следующая глава
Закрыть
Закрыть
Закрыть
↑ Вверх