↓
 ↑
Регистрация
Имя

Пароль

 
Войти при помощи
Размер шрифта
14px
Ширина текста
100%
Выравнивание
     
Цвет текста
Цвет фона

Показывать иллюстрации
  • Большие
  • Маленькие
  • Без иллюстраций

Обратная сторона луны (джен)



Автор:
Беты:
miledinecromant Бетство пролог-глава 408, главы 414-416. Гамма всего проекта: сюжет, характеры, герои, вотэтоповорот, Мhия Корректура всего проекта
Фандом:
Рейтинг:
R
Жанр:
Общий
Размер:
Макси | 5528 Кб
Статус:
Закончен
Предупреждения:
Смерть персонажа
 
Проверено на грамотность
Эта история про одного оборотня и изнанку волшебного мира - ведь кто-то же продал то самое яйцо дракона Квиреллу и куда-то же Флетчер продавал стянутые из древнейшего дома Блэков вещички? И, конечно, о тех, кто стоит на страже, не позволяя этой изнанке мира стать лицевой его частью - об аврорах и министерских работниках, об их буднях, битвах, поражениях и победах. А также о журналистах и медиках и, в итоге - о Волшебной Британии.
В общем, всё как всегда - это история о людях и оборотнях. И прежде всего об одном из них. А ещё о поступках и их последствиях.
QRCode
Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓

↑ Свернуть ↑
  Следующая глава

Глава 158

Так что пятница выдалась хуже иного понедельника — и к пяти часам, когда все обычно расходились по домам, Поттер решил сделать хотя бы маленькую, но паузу, ну и поесть заодно. Но не в столовой — хотя очередная волна задумчиво-настороженных взглядов не слишком его беспокоила, но аппетита не добавляла — а в во внутреннем саду министерства, разбитом при Департаменте Международного Сотрудничества. Искусственном, разумеется, ибо обычный под землёй невозможен (хотя иллюзия ясного июньского неба и солнца на нем были выше всяких похвал). Там в это время никого не должно было быть: зимой в царстве вечного лета встречались порой влюблённые парочки, но в апреле природа уже была достаточно хороша для свиданий под небом реальным, и после пятничного перерыва на ланч сад обычно пустел до полудня грядущего понедельника.

Попросив эльфа принести ему каких-нибудь сэндвичей или простых бутербродов и забрав их с собой, Поттер спустился на лифте на пятый этаж и, пройдя уже притемнёнными на выходные пустыми коридорами, вышел, наконец, в сад. Где и уселся прямо на траву, прислонившись спиной к одной из скамеек и вытянув ноги, снял очки и блаженно потёр уставшую переносицу. Безумная выдалась неделя… а ведь дальше будет ещё хуже. А самое скверное — он так и не пришёл ни к какому решению. Сажать «волчат» определённо было, за что: одна попытка массового убийства, чудом не закончившаяся трагедией — достаточное основание для длительного тюремного заключения, а ещё ведь и ограбление было, и эти джентльмены, ничуть не добавляющие ему симпатии к задержанным… И всё же они были детьми. И помнил Гарри не только покойного Барти-младшего и Винсента Крэбба — но и Драко Малфоя, который в трудной для него ситуации всё же опустил палочку перед Дамблдором, и вырос, насколько знал Поттер, вполне приличным или, по крайне мере, достаточно осторожным членом общества. Во всяком случае, по его, Гарри, ведомству, он не только ни разу не проходил в качестве подозреваемого или хотя бы свидетеля, но вообще не попадал в поле зрения аврората.

А ещё он не мог не думать о том, кем вырос бы его крестник, если бы они тогда, в девяносто восьмом, проиграли, и не оказался бы он однажды на месте этих двоих.

Гарри потёр лицо ладонями и, закрыв глаза, прислонился затылком к нагревшемуся за день камню скамьи. Ошибка будет стоить дорого… Только в одном случае он узнает об этой цене — а в другом нет. Ибо если он всё же подойдёт к делу так, как положено, то «волчата» сядут — и он никогда не узнает, воспользовались бы они своим вторым призрачным шансом. С другой стороны…

Он тряхнул головой, поймав себя на том, что в тысячный раз ходит по кругу. Вздохнул, открыл глаза, надел очки… и увидел на противоположной стороне поляны мужчину, так же, как и он, сидящего на траве. Тот, заметив его взгляд, кивнул приветственно — и они синхронно начали подниматься. Рассмеявшись, оба двинулись навстречу и, подойдя ближе, практически хором поприветствовали друг друга. Всё это время Гарри пытался вспомнить, где же он видел его лицо: оно точно было ему знакомо, однако, как ни старался, воспоминание ускользало. Но он был уверен, что не просто сталкивался с ним в коридорах, с этим мужчиной с длинным неярким лицом и немного смущенным рассеянным грустным взглядом, а… а вот конкретнее вспомнить у него никак не выходило.

— Флавиус Уоткинс, — представился незнакомец первым — и, услышав его имя, Гарри вспомнил. Ну конечно! Тот самый удивительный лось, которого так благородно сопроводил в клинику мистер Винд… опять мистер Винд. Гарри подумал, что не удивится, наверное, если однажды неожиданно встретит его в своей гостиной — хотя, собственно, тот там уже побывал… ну, значит, в Норе. Улыбнувшись этой мысли, он тоже представился:

— Гарри Поттер.

Вышло почему-то очень забавно — и они, поглядев друг на друга, опять рассмеялись.

— Сложно, наверное, когда вас все узнают? — спросил Уоткинс.

— Я привык, — сказал Гарри. — Меня все знают с годовалого возраста. Сперва для меня это было очень странно, потом забавно, потом очень смущало — а потом я привык. Но каждый раз представляюсь, надеясь, что, может, мне в этот раз повезло.

— Вы извините, если я вам помешал размышлять, — проговорил Уоткинс. — Хотите во искупление лягушку? — он вынул из кармана две и протянул обе Поттеру.

Тот взял одну — и, распечатав, расхохотался.

— И даже тут я, — сказал он, — показывая карточку Уоткинсу.

— Какой день странный, — проговорил тот с лёгкой грустью, показывая ему свою — с изображением легендарного капитана и охотника квиддичной команды «Стоунхейвенские сороки», трагически погибшего в семьдесят пятом в возрасте тридцати пяти лет из-за столкновения с вертолётом. — Мой отец, — пояснил он. — Я его и не помню почти. Мне было четыре, когда он разбился. Знаю всё больше по карточкам… собирал их когда-то в детстве. Так странно, когда от человека остаётся лишь образ на карточках к шоколадным лягушкам и пара строк…

— Мне жаль, — искренне проговорил Гарри.

— Ну что вы, — мягко улыбнулся Уоткинс. Тем временем, разговаривая, они подошли к скамье, рядом с которой не так давно отдыхал Гарри, и сели на неё. — Я даже не знаю, как было бы хуже: так, как есть, или если бы он погиб, когда мне было лет, скажем, восемь: я бы уже помнил его, и мне было бы больно… и знаете — хорошо, что мы не можем сами решать подобные вещи. Выбор уж очень мучительный…

— Вы знаете — я бы хотел хоть что-нибудь помнить о своих родителях, — сказал Гарри. — Мне кажется, не помнить вообще ничего — намного хуже…

— Простите, — с болью проговорил Уоткинс. — Я… это было неумно и очень жестоко.

— Ну что вы, — возразил Гарри. — Это всё было очень давно… просто мне всегда казалось, что сиротство — хуже всегда. Одна из самых несправедливых и грустных вещей на свете…

— Ну, — помолчав, сказал Уоткинс, — кроме родителей ведь есть ещё и другие взрослые: дяди, тёти, кузены… учителя, наконец. И что бы дети о них ни думали — те всё равно несут за них ответственность, даже если им этого очень не хочется. Всегда находится кто-нибудь… в конце концов, у нас ведь даже бюро распределения домовых эльфов есть, — пошутил он. — А дети не эльфы.

— Да, — взгляд Гарри вдруг стал очень тяжёлым. — На крайний случай всегда есть Министерство. А на самый-самый крайний из случаев — аврорат.

— Министерство и аврорат в данном случае не подходят, — вполне серьёзно возразил Уоткинс. — Это учреждения — а детям, чтобы вырасти, нужны люди. Им всегда нужно кого-то любить — или хотя бы ненавидеть, — грустно добавил он. — Иначе они… не знаю. Не могу представить себе ребёнка, который вырос совсем без любви. Хотя бы к собаке…

— А я вот могу, — очень медленно проговорил Гарри. — Но вы правы: отвечают за детей всегда взрослые, которые их вырастили. И некоторым со взрослыми очень не везёт.

— Бывает, — кивнул Уоткинс. — Знаете… вы меня не поймёте, наверное — но я всегда очень жалел вот таких, никому не нужных людей, которые ведь редко бывают, как говорят, плохими…

Ему захотелось рассказать Поттеру про Гарольда — но сделать этого он, конечно, не мог, и потому закончил фразу иначе:

— …а всё потому, что те, кто должен был о них позаботиться, переложили это на кого-то ещё. А те или не захотели — или распорядились ими по-своему.

— Пожалуй, — невнятно отозвался Гарри, думая одновременно и о том, что рассказывал ему когда-то Дамблдор о Волдеморте, и о Сириусе, которого приютили — и, в общем-то, приняли за него, хулигана, ответственность — его, Поттера, дед и бабушка, о которых он почти ничего больше и не знал. Не мог не вспомнить он и о Флетчере, за которого он сам, Гарри, по какой-то ему самому неясной причине эту самую ответственность ощущал… И о том, как так вышло, что сын Крауча-старшего стал тем, кем он стал — не потому ли, что отец его слишком пренебрегал своим родительским долгом ради карьеры?

И о том, что сейчас он собирается сделать практически то же самое: передать случайно свалившуюся на него ответственность за чужих неприятных детей дальше. И будет ведь вполне в своём праве.

* * *

Суббота оказалась немногим лучше пятницы: ибо, по многочисленным просьбам читателей, в «Пророке» была очень подробно освещена история несчастных сирот. И вот тут Скитер уже дала себе волю: не расплакаться и не возмутиться сложившейся ситуацией не смог бы, наверное, и сам Волдеморт. Статья была великолепно и с большим вкусом проиллюстрирована несколькими колдографиями, за которые Бозо, будь он магглом, наверняка получил бы какую-нибудь специальную премию. Первый снимок был комбинированным и демонстрировал несчастных перепуганных детей за решёткой — причём колдографу удалось снять их так, что они и вправду выглядели совсем юными, что было весьма далеко от реальности. Однако он нашёл нужный ракурс — в кадр попали даже худые, с обломанными или обгрызенными ногтями руки Сколь, причём, именно кисти, а весьма развитые и мускулистые предплечья и плечи оказались под тюремной мантией, а частично — за кадром. На другом снимке рыдала миссис Монаштейн — причём делала она это на фоне возмутительно хладнокровного Робардса. На третьем и на четвёртом дети обнимали тётушку сквозь решётку — и в один кадр снова попал тот же Робардс, причём здесь выражение его лица было уже не холодным, а откровенно насмешливым, а на другой колдографии был уже Поттер, глядящий на трогательнейшую сцену с миссис Монаштейн и Хати абсолютно равнодушно. А заканчивалась статья колдографией, по эффекту сопоставимой с Бомбардой Максима: Бозо запечатлел просунувших руки сквозь прутья решётки и держащихся друг за друга детей, разделённых попавшей точно в фокус стеной, на фоне которой их сплетённые пальцы смотрелись особенно пронзительно.

А вот воскресный «Ежедневный Пророк» и большая часть «Воскресного» оказался совершенно неожиданно посвящён… Селестине Уорбек и другими звездами колдовской сцены, а так же грядущему фестивалю в Кенте. Номер выглядел почти насмешкой и навевал мысли о внезапно возвращённой цензуре или намекал на то, что в понедельник всех ждёт что-нибудь грандиозное.

И ожидания, в некотором смысле, оправдались: в понедельник утром в «Пророке» вышла откровенно хвалебная статья о Департаменте Магических Популяций (где, как очень немногие знали, когда-то начинал свою карьеру министр) и о той роли, которую отдел играл в отношениях между магическими расами. В частности, о защите положения угнетаемых слоёв населения — ведь от ликантропии, как известно, не застрахован никто.

Глава опубликована: 29.02.2016
Предыдущая главаСледующая глава
20 комментариев из 34394 (показать все)
Alteyaавтор
Да-да.))
Я знала, что мой телефон меня подслушивает, но он ещё и подглядывает!
Подсматривает, что я читаю!
А так как читаю я сейчас "Обратную сторону луны"...
В общем, на каждой странице, где упоминается одна из значимых деталей облика Скабиора, вылезает реклама сурьмы. Марки Су-0, Су-1 и 2. С фоточкой (не Скабиора, сурьмы).

А вы ещё спрашиваете, почему комодики.
Alteyaавтор
Ta_nusia
Я знала, что мой телефон меня подслушивает, но он ещё и подглядывает!
Подсматривает, что я читаю!
А так как читаю я сейчас "Обратную сторону луны"...
В общем, на каждой странице, где упоминается одна из значимых деталей облика Скабиора, вылезает реклама сурьмы. Марки Су-0, Су-1 и 2. С фоточкой (не Скабиора, сурьмы).

А вы ещё спрашиваете, почему комодики.
Ой, а мне можно эту рекламу?))) сурьма полезная же.))
Alteya
Да???
Вы точно эту сурьму имеете в виду?
https://images.app.goo.gl/g4uJKYzgq33rZ53D6
Alteyaавтор
Ta_nusia
Alteya
Да???
Вы точно эту сурьму имеете в виду?
https://images.app.goo.gl/g4uJKYzgq33rZ53D6
Нет!)))))
🤭🤭🤭
miledinecromant
Ta_nusia
Вам ответит Бета, как главный по крипоте и кровь-кишочкам.
Да, для это в планах (неизвестно какой дальности) и живёт под кодовым названием "Он волком бы выгрыз бюрократизм" ))))
ЖДУН АКТИВИРОВАН
Мой любимый кусок лета и вообще жизни — тот, где я наслаждаюсь Вашим творчеством. И он наконец настал <3
Alteyaавтор
Elegant
Мой любимый кусок лета и вообще жизни — тот, где я наслаждаюсь Вашим творчеством. И он наконец настал <3
Спасибо! ))
fialka_luna Онлайн
Я все-же взялась за «Луну» и не могу оторваться. Прочла примерно 70% и жалею, что читаю уже в готовом виде, не в «онлайн» режиме, когда ждёшь новую главу и невероятные обсуждения в комментариях.


Какие живые герои, я внутри вашей Вселенной и мне очень сложно возвращаться в реальность.
Alteyaавтор
fialka_luna
Я все-же взялась за «Луну» и не могу оторваться. Прочла примерно 70% и жалею, что читаю уже в готовом виде, не в «онлайн» режиме, когда ждёшь новую главу и невероятные обсуждения в комментариях.


Какие живые герои, я внутри вашей Вселенной и мне очень сложно возвращаться в реальность.
Спасибо вам! ) Это так приятно. )

Я думаю, немножко можно и не возвращаться. Считайте это маленьким отпуском от реальности .)
fialka_luna Онлайн
Спасибо! Это было незабываемое путешествие.
Скабиор, Стая Фенрира, Гвен, оборотень-пожарный, оборотень-кузнец,британские и ирландские волчата- настолько все они разные, каждый по-своему интересен и объединяет всех Луна.

Два вопроса остались
«Скелет из сундука» Бэлби
Грейбек отец Кристиана?
Дневник Фенрира, вот что больше интересует.

А Хадрат, чувствую, ещё даст прикурить...
Alteyaавтор
fialka_luna
Спасибо! Это было незабываемое путешествие.
Скабиор, Стая Фенрира, Гвен, оборотень-пожарный, оборотень-кузнец,британские и ирландские волчата- настолько все они разные, каждый по-своему интересен и объединяет всех Луна.

Два вопроса остались
«Скелет из сундука» Бэлби
Грейбек отец Кристиана?
Спасибо, что прочитали. )

1. Однажды, может быть, у нас дойдут до него руки.
2. Нет, конечно, нет. )
fialka_luna

Про Хадрат будет дальше в серии. Читайте дальше. Да, она свою роль там сыграет.
Навеяло)

его сердце
пришито
к дому его семьи
будь ты из аврората
либо со взглядом змеи
погоди, не тяни
пока нити
уходят в плоть
волк бежит
скулит хоть,
но жив... рядом...
научился отслеживать
взглядом
дистанцию
повороты
не важно
кто ты
с миром - живи
нет? - утони в крови
скорей всего
он уже чует
твой запах
четырехлапо
вывернется
из кожи
волк
тебя
уничтожит
Inconcsient
Красиво. На Маяковского похоже
Dreaming Owl
Inconcsient
Красиво. На Маяковского похоже
Спасибо!))
Показалось, что именно этот ритм подойдёт лучше всего)
Alteyaавтор
Inconcsient
Навеяло)

его сердце
пришито
к дому его семьи
будь ты из аврората
либо со взглядом змеи
погоди, не тяни
пока нити
уходят в плоть
волк бежит
скулит хоть,
но жив... рядом...
научился отслеживать
взглядом
дистанцию
повороты
не важно
кто ты
с миром - живи
нет? - утони в крови
скорей всего
он уже чует
твой запах
четырехлапо
вывернется
из кожи
волк
тебя
уничтожит
Ого! ух ты! Спасибо! Как здорово!
Alteya
Inconcsient
Ого! ух ты! Спасибо! Как здорово!
Вам спасибо за прекрасную вселенную, в которую хочется погружаться снова и снова.)
Alteyaавтор
Inconcsient
Alteya
Вам спасибо за прекрасную вселенную, в которую хочется погружаться снова и снова.)
Погружайтесь! ))
Чтобы написать комментарий, войдите

Если вы не зарегистрированы, зарегистрируйтесь

Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓

↑ Свернуть ↑
  Следующая глава
Закрыть
Закрыть
Закрыть
↑ Вверх