↓
 ↑
Регистрация
Имя

Пароль

 
Войти при помощи
Размер шрифта
14px
Ширина текста
100%
Выравнивание
     
Цвет текста
Цвет фона

Показывать иллюстрации
  • Большие
  • Маленькие
  • Без иллюстраций

Обратная сторона луны (джен)



Автор:
Беты:
miledinecromant Бетство пролог-глава 408, главы 414-416. Гамма всего проекта: сюжет, характеры, герои, вотэтоповорот, Мhия Корректура всего проекта
Фандом:
Рейтинг:
R
Жанр:
Общий
Размер:
Макси | 5528 Кб
Статус:
Закончен
Предупреждения:
Смерть персонажа
 
Проверено на грамотность
Эта история про одного оборотня и изнанку волшебного мира - ведь кто-то же продал то самое яйцо дракона Квиреллу и куда-то же Флетчер продавал стянутые из древнейшего дома Блэков вещички? И, конечно, о тех, кто стоит на страже, не позволяя этой изнанке мира стать лицевой его частью - об аврорах и министерских работниках, об их буднях, битвах, поражениях и победах. А также о журналистах и медиках и, в итоге - о Волшебной Британии.
В общем, всё как всегда - это история о людях и оборотнях. И прежде всего об одном из них. А ещё о поступках и их последствиях.
Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓

↑ Свернуть ↑
  Следующая глава

Глава 415

Из палаты Грэхема Причарда Сандра Фоссет вышла первой. Вернее, почти что выскочила — и, невнятно простившись с Пиксом (и радуясь, что Причард зачем-то попросил Долиша задержаться), почти сбежала из Мунго, даже не вспомнив о своём уже традиционном визите к О'Нил. Никто не предупредил их о том, что слепота Причарда сохранилась, и этот факт оглушил Сандру — словно реальность дала ей неожиданную пощёчину, жёстко напомнив о том, что прошлое не исчезает бесследно и ничего уже никогда не будет как прежде. Все эти месяцы она так ждала, что Грэхем придёт в себя, но совершенно не ожидала, что он очнётся слепым и настолько слабым, и первой её реакцией на это известие стало совершенно детское возмущение и желание крикнуть «Это несправедливо!» Моахейр давно уже гнила где-то в земле — её колдовство должно, просто обязано была спасть! Конечно же, рациональная часть Сандры Фоссет говорила ей, что так бывает далеко не всегда, и она хорошо знала, что множество заклинаний приводят к непоправимым изменениям — но…

Видеть Причарда таким беспомощным, больше напоминающим иссушенный труп, чем живого нормального человека, было невыносимо — может быть, потому, что они, несмотря на всё, что их отличало, в некоторых вещах были слишком похожи. Будь они конкурентами и работай в одном отделе, они наверняка бы развязали войну — но они пришли в Аврорат в разное время и отделы выбрали разные, поэтому могли быть просто коллегами или чем-то несколько большим. Им удавалось не только отлично сотрудничать, но и дружить, хотя их отношения довольно быстро стали напоминать, скорее, родственные — и она была не прочь иметь младшего брата вроде него. Порой они совершали совместные набеги на разные заведения, с удовольствием обсуждая за порцией чего-нибудь крепкого их посетителей и порой соревнуясь друг с другом за внимание какой-нибудь хорошенькой незнакомки.

Человек, которого она увидела в больничной палате, ничем не напоминал того острого на язык, решительного и резкого Грэхема, которого знала и чьего пробуждения так ждала Сандра — ему даже говорить сил хватало с трудом…а ведь ей поговорить с ним было просто необходимо! Но говорить о чём-то серьёзном с человеком в том состоянии, в котором пребывал Причард, она не была готова... она вообще уже не была уверена, что вообще сможет заговорить о том, что случилось в том коридоре и теперь мёртвым грузом висело на них двоих.

Но она сумела, конечно, выдавить из себя несколько положенных фраз. Ничего особенного — но, по крайней мере, немного собравшись, как все остальные, смогла рассказать Причарду о том хорошем, что случилось с ней за последние месяцы, об Академии, старшем инструкторе Сэвидже, соседках по комнате и вечерах, потраченных на библиотечную пыль. А обнимая и целуя его на прощанье, чувствуя под своими руками истощённое костлявое тело и кожу, больше похожую на пергамент, нежели на живую человеческую, она едва не выругалась и не расплакалась. Так не должно было быть… он не может быть вот таким — кто угодно, но только не Грэхем! Она не назвала бы его «хорошим человеком» — но никого более земного и живого просто не знала.

Какое-то время после ухода из Мунго Сандра просто бесцельно бродила по улицам маггловского Лондона, то бессильно и зло пиная какой-нибудь мусор, то останавливаясь и глядя на проезжающие мимо машины. До Сохо она добралась, когда день уже померк и сменился сумерками — Фоссет зашла в первый попавшийся бар, заказала себе виски безо льда и, сделав первый глоток, вдруг вспомнила, как года четыре назад они вместе с Причардом сидели то ли здесь, то ли в каком-то очень похожем месте, и спорили на то, кто первым доложит Поттеру что-то весьма неприятное… она уже не помнила, разумеется, что именно это было, но помнила и сам спор, и компанию хорошеньких девочек, которых они пригласили к себе за столик, и дурацкое, но весёлое завершение вечера у неё дома, куда они так все вместе и завалились.

Она оттолкнула от себя недопитый стакан, сунула бармену смятую пятифунтовую купюру и, кусая губы, чтобы не разреветься, ушла — и на сей раз вернулась домой.

В конце концов, залить в себя виски можно было и дома. Хоть всю бутылку, хоть две — всё равно у неё ещё целые сутки до возвращения в Академию.

Войдя в квартиру, она не стала зажигать свет, а, сняв ботинки, прошла босиком в освещённую лишь светом уличных фонарей гостиную и, краем глаза заметив тёмную фигуру, сидящую на диване, испытала определённое облегчение. Он снова там был, её личный призрак — но сейчас она была почти рада ему. Потому что знала, что он ей скажет — и знала, что это именно то, что ей, может быть, не слишком хотелось, но нужно было услышать со стороны.

Пусть даже и от собственной галлюцинации.

Фоссет расстегнула верхние пуговицы своей рубашки, потом стянула её через голову и, бросив на пол, решила начать всё-таки первой:

— Я видела Грэхема, — она потянулась к выключателю и щёлкнула им, зажигая свет. — Сегодня. Он, наконец, проснулся, — она, не оборачиваясь, прошла к окну и начала опускать жалюзи. — И даже в себе — главное, он в себе, — торопливо заговорила она. — И, в общем-то, цел… хотя не видит пока и вряд ли даже ложку сам сможет поднять. Целители говорят, что он встанет со временем…

Закончив с жалюзи, она обернулась и, ожидая встретить полный едкой иронии взгляд своего собеседника, однако поняла, что с дивана на неё молча смотрит Амин Саджад.

Фоссет тихо вскрикнула от неожиданности и попятилась, пытаясь что-то сказать, но горло перехватило, и она лишь беззвучно шевелила губами и продолжала отступать назад, пока не споткнулась и не упала на стул, подвернувшийся ей под ноги. И это было кстати, потому что они стали, как ватные, а сердце билось о рёбра, оглушая Сандру, путая её и так прыгающие с одного на другое мысли.

— Мне… Мне так жаль, — наконец, пробормотала она и опять замолчала и просто посмотрела ему в глаза, снова и снова пытаясь выжать из себя еще что-нибудь, но так и не издав ни звука. Зато она смогла заставить себя не опустить взгляда, и теперь они молча глядели друг на друга — полуодетая женщина с коротко стрижеными волосами и мужчина в форменной мантии. Они сидели и смотрели друг другу в глаза, и в его взгляде Сандра искала злость, осуждение, даже ненависть — но видела лишь спокойное любопытство, и это было неправильно и почти так же больно, как та бессмысленная пустота, которую она запомнила в его взгляде последней, то, какими безмятежно-туманными стали его глаза после её Империо… и с которым она отправила его убивать, и он до конца выполнял её волю — сначала убил ту женщину, размозжив ей голову камнем, а затем и сам был убит.

Сандра поймала себя на мысли, что раньше не замечала того, насколько красивыми были его глаза — большими и тёмные, с длинными густыми ресницами. Тёмно-карие… Умные и спокойные, и взгляд такой, что при других обстоятельствах она бы определенно… Она не додумав, жёстко оборвала эту мысль, потому что это было неправильно, странно, и дико в такой ситуации, и обретя, наконец, голос, постаралась говорить почти что спокойно:

— Мне правда жаль… так, что трудно представить, но я… я всё равно сделала бы всё то же самое, даже если бы знала, чем кончится, — она облизнула пересохшие губы и, встав, медленно начала подходить к нему. — Я должна была это сделать, — она умолкла, надеясь, что он что-то ответит, но он молча смотрел на неё, а она подходила всё ближе и ближе, не совсем осознавая, что делает, продолжая смотреть ему прямо в глаза. — Не было у нас… у меня выбора в тот момент. И даже если б не Грэм, я обязана была принять это решение. Так они все говорят. И я бы его приняла … — она подошла к Саджаду почти вплотную, но он всё молчал, глядя на неё спокойно и, кажется, размышляя, слегка склонив теперь голову набок. И она сорвалась — сжала кулаки, стукнула ими по воздуху, крикнула: — Они мне все говорят, что я не должна переживать — и ты думаешь мне от этого легче? Говорят — и ждут, что мне станет… но сказать, что ни драккла ни становится, я могу тебе — прямо в глаза, потому что ты просто моя галлюцинация.

— Откуда тебе наверняка это знать? — его голос — приятный и низкий — прозвучал слишком неожиданно для неё, и Сандра почувствовала, как от нахлынувшего адреналина странные мурашки побежали по её спине, и в груди стало жарко. А затем, когда она поняла, на что похожи её ощущения, то её накрыла волна липкого холода и отвращения к самой себе. Она вздрогнула и замерла, задохнувшись, но потом, шумно и глубоко втянув носом воздух, сказала твёрдо, впиваясь ногтями в ладонь:

— Я ЗНАЮ, что ты мне лишь кажешься.

Он тихо рассмеялся, а она вдруг подумала, что он прав — и что она ведь даже голос его плохо помнит: он ещё в самом начале их плена говорил очень мало, а потом и вовсе умолк, а до начала операции она его не встречала…

— Откуда тебе знать, что настоящий я сказал бы что-то другое? — пояснил он. — Ты почти не знала меня.

— А теперь, наверное, ты мне скажешь, что мог бы меня понять и простить? — нервно и зло усмехнулась она и неестественно рассмеялась.

— Может быть, да, — слегка кивнул он, — может быть, нет. Ты уверена, что тебе нужно именно моё прощение? И ты бы его приняла? — спросил он, как ей показалось, с искренним интересом. Она вспомнила вдруг ту лицемерную церемонию награждения, лица его жены и сестёр и зажмурилась, отгоняя это видение.

— Мне больно от твоей смерти, — севшим внезапно голосом прошептала она, — и мне так и жить с ней теперь.

— Это глупо, — возразил он.

— Ты не должен был так умереть! — разозлившись вдруг, воскликнула Сандра.

— Мне следовало умереть как-то иначе? — с этой его мягкой восточной и показавшейся ей не слишком-то искренней вежливостью, уточнил он.

— Ты вообще не должен был умирать, — она стиснула кулаки, задыхаясь от боли. — Мы должны были все выбраться! И все должны были быть в порядке… а мы… ты, — она всхлипнула и, упав рядом с ним на диван, обхватила руками голову и уткнувшись лицом в свои колени.

А затем почувствовала, как ей на голову опустилась в успокаивающем и личном прикосновении его рука. На секунду ей стало легче от этой тихой поддержки, и она замерла, чувствуя в своих волосах его тёплые пальцы, медленно скользящие по её голове сперва на шею, а потом вдоль позвоночника. Ласковое, мягкое касание успокаивало — и когда Сандра поняла, что буквально тянется всем своим существом за этой тёплой рукой, она задохнулась, подавившись всхлипом, шарахнулась в сторону, неловко вскочила, поскользнувшись на деревянном полу, и вылетела из комнаты, а после и из квартиры, с такой силой захлопнув за собой дверь, что на пол посыпалась штукатурка.

В подъезде было светло — и она, спустившись бегом на пару лестничных пролётов, начала успокаиваться. Дойдя до первого этажа, устало остановилась и, постояв немного, вернулась назад — однако в гостиную заходить не стала, а взяла в шкафу первую попавшуюся футболку, брошенную на полку у двери сумочку и ушла, надеясь на всю ночь раствориться в огнях неспящего Сохо.

Глава опубликована: 17.01.2017
Предыдущая главаСледующая глава
20 комментариев из 34364 (показать все)
vilranen Онлайн
Про обоих, как все же сложатся отношения. И вообще про Сириуса, как он адаптируется в новом мире
Alteyaавтор
vilranen
Про обоих, как все же сложатся отношения. И вообще про Сириуса, как он адаптируется в новом мире
С трудом, я думаю.)))
Neposedda Онлайн
Автор, спасибо за удовольствие от прочтения) написать такой объём без «воды» - ооооочень дорогого стоит! Читается легко и складно.
Alteyaавтор
Neposedda
Автор, спасибо за удовольствие от прочтения) написать такой объём без «воды» - ооооочень дорогого стоит! Читается легко и складно.
Спасибо!)))
Kireb Онлайн
Neposedda
Автор, спасибо за удовольствие от прочтения) написать такой объём без «воды» - ооооочень дорогого стоит! Читается легко и складно.
Сейчас только посмотрел - этот фанфик стоит на 2 месте по объему. На первом - "Молли навсегда".
А когда-то я считал МРМ гигантским...
Я сейчас на 367 главе, и смутил один момент. "Никогда в жизни в трезвом уме он не пришёл бы сюда — и ему ведь предлагали остаться…" и следом, через пару абзацев - "иногда всё же бывал здесь, освоив тонкое искусство говорить с родственниками о политике и погоде". Поттер к родственникам на Тисовую бухой что ли шляется?)
Пассаж про Поттеровскую ностальгию по детству золотому выглядит странно и отчетливо попахивает стокгольмским синдромом. Аврору Поттеру не до проработки детских травм?)
Alteyaавтор
James Moran
Я сейчас на 367 главе, и смутил один момент. "Никогда в жизни в трезвом уме он не пришёл бы сюда — и ему ведь предлагали остаться…" и следом, через пару абзацев - "иногда всё же бывал здесь, освоив тонкое искусство говорить с родственниками о политике и погоде". Поттер к родственникам на Тисовую бухой что ли шляется?)
Пассаж про Поттеровскую ностальгию по детству золотому выглядит странно и отчетливо попахивает стокгольмским синдромом. Аврору Поттеру не до проработки детских травм?)
В первом случае имеется в виду, что он не пришёл бы сейчас (наверное, надо добавить?). ) А в целом - он, конечно, сюда ходит и с роднёй общается. Какой стокгольмский синдром? Всё это было сто лет назад. Это просто родственники - и я, кстати, не сторонница тех, кто считает, что Гарри мучили и издевались. Обычно он рос - особенно для английского ребёнка. Да, старая одежда - но, в целом, ничего особенного.
И он давно оставил все обиды в прошлом. Близости у него с роднёй особой нет - но и обид тоже. Так... иногда встречаются. Там ещё племянники его двоюродные, кстати.
А ностальгия... она не по золотому детству. А просто по детству. Не более.
Показать полностью
Alteya
Пожалуй что) иначе какая-то внутренняя несогласованность получается.

Ностальгирующий по детству в чулане Поттер вызывает у меня разрыв шаблона. Каждому своё, конечно, но это уже как-то нездорóво.
Я вообще не нахожу заселение ребенка в чулан сколько-нибудь нормальным, не считая всего прочего. Это, конечно, не мучения и издевательства в физическом смысле, но в моральном - вполне.
Общаются и не с такими родственниками, безусловно, но зачем? Лишнее мучение для всех.
Alteyaавтор
James Moran
Alteya
Пожалуй что) иначе какая-то внутренняя несогласованность получается.

Ностальгирующий по детству в чулане Поттер вызывает у меня разрыв шаблона. Каждому своё, конечно, но это уже как-то нездорóво.
Я вообще не нахожу заселение ребенка в чулан сколько-нибудь нормальным, не считая всего прочего. Это, конечно, не мучения и издевательства в физическом смысле, но в моральном - вполне.
Общаются и не с такими родственниками, безусловно, но зачем? Лишнее мучение для всех.
Вы преувеличиваете.)»
Ну правда.
Чулан - это плохо, конечно. Но в целом ничего ужасного с Гарри не случилось, и Гарри это понимает. И - главное - никакой особой травмы у него нет. Вы говорите о человеке, которого в 12 чуть Василиск не сожрал.))) и у которого до сих пор шрам на левый руке.
А главное - это же его единственная кровная родня. И он в чем-то их даже вполне понимает.
В конце концов, он уже действительно взрослый. И
Случилось бы ужасное, было бы поздно. Кроме чулана были еще решетки на окнах, кормежка под дверью и многое другое. Хотя я могу представить некое общение Гарри с Дадли, но не с тетей - во многом потому, что ей и самой вряд ли это нужно. Она попрощаться-то с ним сил в себе не нашла.

Не удержалась - по следам недавней дискуссии)
Alteyaавтор
Levana
Случилось бы ужасное, было бы поздно. Кроме чулана были еще решетки на окнах, кормежка под дверью и многое другое. Хотя я могу представить некое общение Гарри с Дадли, но не с тетей - во многом потому, что ей и самой вряд ли это нужно. Она попрощаться-то с ним сил в себе не нашла.

Не удержалась - по следам недавней дискуссии)
Это уже потом в рамках борьбы со страшной магией.
Причём борьбы, в общем, на равных - вернее, как с равным. Гарри абсолютно не забитый и не несчастный ребёнок, обратите внимание. И любить и дружить умеет - а значит… у него есть такой опыт. Вопрос: откуда?
А тетя… в книгах они прощались. Пусть и странно.
И ей тоже тяжело и сложно, и она тоже не идеальна и просто человек - и похоже, что Гарри это понял.
Поставьте себя на ее место.))
Alteya
Levana
Это уже потом в рамках борьбы со страшной магией.
Причём борьбы, в общем, на равных - вернее, как с равным. Гарри абсолютно не забитый и не несчастный ребёнок, обратите внимание. И любить и дружить умеет - а значит… у него есть такой опыт. Вопрос: откуда?
А тетя… в книгах они прощались. Пусть и странно.
И ей тоже тяжело и сложно, и она тоже не идеальна и просто человек - и похоже, что Гарри это понял.
Поставьте себя на ее место.))
Не могу. Как бы я ни относилась к родителям ребенка (хотя сестра ей не угодила лишь тем, что волшебница, и тянулась к ней, и защищала от Северуса), ребенок это ребенок. Мне было бы стыдно селить его в чулане. Да и с чего бы? Его принесли младенцем. Расти его, люби его и будет тебе второй сын.
А Гарри такой просто потому, что это не психологический роман, а сказка)
Alteyaавтор
Levana
Вы не так смотрите.))
Во-первых, они с Вернером и вправду могли хотеть второго ребёнка - а тут Гарри, а трёх они уже не тянут. И это обидно и больно.
Во-вторых, не будет он сын. Потому что он волшебник, а петуния знает, что волшебники, подрастая, уходят в свой другой мир - куда им зола нет, и который уже отнял у неё сестру. Она знает, что они для Гарри - просто временная передержка, и что он уйдёт от них, обязательно уйдёт, и они станут чужими. Как с Лили. А вот своего второго ребёнка у них уже из-за него не будет…
А ещё она боится Гарри. Боится магии… а деваться некуда. И выбросы эти магмческие неконтролируемые… и вот случись что - они же никак не защитятся.
Та же надутая тетушка - это же, на самом деле, жутко. Особенно жутко тем, что Гарри этого не хотел! Оно само! А значит, непредотвратимо.
Представьте, что у вас дома живет ребёнок с автоматом. Играет с ним, возится… и с гранатами. А забрать вы их у него не можете. И он иногда их просто куда-нибудь кидает… или вот теряет. Может и чеку вынуть… не до конца… и вот граната лежит… где-то… почти без чеки… а потом котик пробежит, хвостиком заденет, чека выскочит окончательно и бум…
А вы ничего не можете с этим сделать.

Петуния, мягко говоря, неидеальна. И я ее не то чтобы люблю. Но понимаю.))

И раз уж мы приняли описанную реальность, придётся принять и то, что Гарри не просто так, в целом, нормальный ребёнок с нормально сформированным навыком привязанности. А значит…)))
Показать полностью
Можете же. Язык держать за зубами, например. Они ж его провоцировали регулярно. И пугающих выбросов у Лили не показали. А дети... дети они все вырастают и уходят жить своей жизнью, это нормально. И про третьего это все ж теория, не подкрепленная текстом)
Ну и насчет того, что не будет сыном - что ж тогда бедным родителям Геомионы говорить, она одна у них.
В общем, Роулинг хорошо про нее сказала - человек в футляре. Нет, она не садистка конечно, но человек неприятный. И мне кажется, сама не захочет поддерживать это общение. Хотя в жизни всякое бывает)
Alteyaавтор
Levana
А мне кажется, захочет. Но показать это ей будет сложно.))

И дети уходят обычно все же не совсем. Общаются, дружат, гостят… а тут…
И у петунии ведь тоже травма.)) она же тоже хотела стать волшебницей. А увы…
Alteya
а где в Луне/Монете все это кроме вскапывания? аж стало интересно почитать у вас про отношения взрослого Гарри с родственниками, а где - не помню
Alteyaавтор
ansy
Alteya
а где в Луне/Монете все это кроме вскапывания? аж стало интересно почитать у вас про отношения взрослого Гарри с родственниками, а где - не помню
Да нету. ) Мелькало где-то, эпизодами, но я и не вспомню, где.)
Loki1101 Онлайн
Очень понравилось! ^_^
466 глав, с ума сойти! Давно меня в такой запой не уносило)))

Есть пару ошибок, но в общем - очень здорово ;)


>> 378 глава
звезду с кровавой, словно кровь, лентой,

>> У Скабиора с МакДугалом разговор о его сестре заходит, когда тот впервые приходит к МакДугалу домой. А потом в 384й главе они опять говорят о ней, но как будто того разговора не было

>> 392 глава:
Поколдовал над канализацией и восхитился светящимися червячками, и даже кустом малины, который «никак нельзя никуда переносить».
396 глава:
она собиралась посадить на месте его захоронения кусты малины. И делать это пора было уже сейчас — тем более что стройка должна была развернуться, по большей части, с другой стороны дома

>>396 гл
А вот самому Арвиду было куда сложнее — единственный ребёнок в семье, он никогда не имел дела с такими маленькими детьми: слишком молодой для того, чтобы насмотреться на них в семьях друзей и знакомых, сам он был единственным ребёнком у своих тоже не имевших братьев и сестёр родителей.
Alteyaавтор
Loki1101
Спасибо! ))
Да, текст большущий. ) Видимо. ошибки неизбежны. )
Чтобы написать комментарий, войдите

Если вы не зарегистрированы, зарегистрируйтесь

Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓

↑ Свернуть ↑
  Следующая глава
Закрыть
Закрыть
Закрыть
↑ Вверх