↓
 ↑
Регистрация
Имя

Пароль

 
Войти при помощи
Размер шрифта
14px
Ширина текста
100%
Выравнивание
     
Цвет текста
Цвет фона

Показывать иллюстрации
  • Большие
  • Маленькие
  • Без иллюстраций

Обратная сторона луны (джен)



Автор:
Беты:
miledinecromant Бетство пролог-глава 408, главы 414-416. Гамма всего проекта: сюжет, характеры, герои, вотэтоповорот, Мhия Корректура всего проекта
Фандом:
Рейтинг:
R
Жанр:
Общий
Размер:
Макси | 5528 Кб
Статус:
Закончен
Предупреждения:
Смерть персонажа
 
Проверено на грамотность
Эта история про одного оборотня и изнанку волшебного мира - ведь кто-то же продал то самое яйцо дракона Квиреллу и куда-то же Флетчер продавал стянутые из древнейшего дома Блэков вещички? И, конечно, о тех, кто стоит на страже, не позволяя этой изнанке мира стать лицевой его частью - об аврорах и министерских работниках, об их буднях, битвах, поражениях и победах. А также о журналистах и медиках и, в итоге - о Волшебной Британии.
В общем, всё как всегда - это история о людях и оборотнях. И прежде всего об одном из них. А ещё о поступках и их последствиях.
Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓

↑ Свернуть ↑
  Следующая глава

Глава 80

Вечер пятницы наступил столь же неожиданно, сколь неизбежно, и сотрудники местной волшебной администрации с какой-то неумолимой решимостью, словно в ближайшее время они вступят в бой и будут стойко сражаться до самого понедельника, разбрелись с рабочих мест — поодиночке и целыми группами растворялись они в летних сумерках. Высокое же начальство без лишнего пафоса сопроводило английскую делегацию в старый, пропахший тушеной картошкой и пивом, очаровательный паб, где когда-то давно ирландский аврорат в полном составе шумно отметил тот день, когда британская потаскушка Флинт избавила их от позорнейших красных мантий, и где с тех пор авроры щедро меняли деньги на выпивку, а ближе к полуночи, когда «девочки» О’Нил и Фоссет распрощались со всеми и отправились спать, оставшиеся без дамского сопровождения мужчины продолжили вечер у Финнигана: удобно разместившись на веранде и наслаждаясь тёплым июньским вечером со стаканами холодного виски в руках, они начали травить байки.

— А хорошо-то как у вас тут! — проговорил развалившийся в гамаке Причард — зачарованный гамак чуть покачивался, и Грэхем напоминал сейчас довольного жизнью и слегка объевшегося кота, которому хороший хозяин чешет брюшко. — Тихо, спокойно… даже самое серьёзное дело — и то контрабанда, а не убийства какие-нибудь извращённые.

— Да, у нас тут много весёлого, — подтвердил Финниган. — Потому что люди — хозяйственные. Вот, например, у нас тут несколько лет назад — меня как раз только назначили — целый подпольный госпиталь накрыли. Представьте себе: простой маггловский ангар в порту в Трали, кошки вокруг гуляют — а внутри натуральный филиал Мунго для тех, кто, так сказать, предпочитает лечиться иначе. И эта богадельня там, как выяснилось, была, почитай, с войны!

— Трали — это что? — любознательно поинтересовался Пикс.

— Трали — это городок — маленький такой городок на западе Ирландии-которая-остров, — смеясь, пояснил Финниган. — Случайно, помню, совершенно случайно вышли на него — и оказалось, всё это устроил один человек!

— Ну, а что, — понимающе проговорил Причард, — бандитам же тоже где-то лечиться надо. Дорого брал-то?

— Целитель О'Флайерти-то? Нет, очень по-божески. Посадили его, конечно — на год, что ли… не помню.

— В гильдию взносы, небось не платил? — хмыкнул Причард.

— Да у него лицензию при Фадже ещё отобрали! — возмутился Финниган. — Не помню, за что уже… А главное — там такая защита стояла хитрая, мы даже её снимать не стали — держим теперь для себя. А доктор-то так и не признался, кто чары накладывал — наши специалисты говорят, похоже на те, что на старых домах стоят некоторых. Вот закончим тут — кому интересно, могу сводить на экскурсию. У нас там теперь опорная база — очень удобно. Коты только достали — их там море, и не вывести их оттуда ничем… Знал бы, кто прикормил, руки бы… С другой стороны, зато крыс нет, а гадить они все на улицу ходят.

— Вот гадить на улицу — это правильно, — авторитетно подтвердил Причард. — Я Поттеру сразу так и сказал: мол, хоть раз мимо лотка нагадишь — выкину к дракклам! — Пикс в ответ хмыкнул, и даже скромно сидящий в кресле с бокалом стаута Долиш улыбнулся: про книззла Поттера в аврорате знали все. А вот Финниган, бывший не в курсе нашумевшей истории грэхемовского питомца, сперва обалдело уставился на самого Грэхема, а потом переспросил:

— В каком смысле — Поттер?

Пикс с Причардом непристойно заржали, Долиш оказался несколько деликатнее, однако и он рассмеялся тоже — и пояснил любезно, понимая, что от товарищей хозяин дома объяснений дождётся хорошо, если к утру:

— У Причарда живёт книззл по имени Поттер.

Финниган тоже расхохотался, а, отсмеявшись, спросил:

— А чего ты его с собой не привёз? Как же он там один сидит, бедолага?

— А он не один и не там, — отмахнулся Причард. — Я его, как обычно, на хранение сдал.

— В хозотдел, что ли? — снова расхохотался Финниган.

— Лучше, — тоже смеясь, отозвался Причард. — К Малфоям.

— Куда-а?! — вытирая мокрые от выступивших от хохота слёз глаза, спросил Финниган. — На кой он им сдался?

— А у меня там хранилище персональное для Поттера, — отшутился тот.

На самом деле, всё было проще некуда: отцы Грэхема Причарда и Астории Гринграсс дружили ещё со школы, и дети их росли фактически вместе, считая друг друга за кузин и кузенов, которыми, если углубиться на несколько поколений в генеалогию, в общем-то и являлись. А поскольку Грэхем с Асторией родились в один год — только она зимой, а он осенью, и поэтому девочка отправилась в школу на год раньше, из-за чего всегда считала себя старшей — то в детстве Астория проводила с ним времени почти столько же, сколько и со своей сестрой Дафной, и они привыкли считать себя близкой родней. Чего они только не вытворяли: и чернила в кабинете мистера Гринграсса вместо ежевичного вина пили (и потом в наказание так и ходили с фиолетовыми губами и языками неделю — это Дафна их выдала, за что Астория, которой было в то время лет шесть, в первую же ночь подсунула ей в кровать большую лягушку), и, стянув палочку у матушки Грэхема, пытались трансфигурировать пойманных муравьёв в ягоды — ничего у них, конечно, не вышло, но они всё равно их съели, и тайный подземный ход из дома Гринграссов рыли — и прорыли достаточно, чтобы над тем обвалилась улица, счастье ещё, что в этот момент самих детей под ней не было. Когда же Драко Малфой сделал Астории предложение, её отец возблагодарил Мерлина, Основателей и всех имеющихся на свете богов, потому что шутки о том, что его нежная малышка Тори и Грэм, репутация которого становилась все красочней и пикантней, буквально предназначены друг для друга, давным-давно перестали его веселить — и в его отношения с Грэхемом, весьма охладевшие в последние годы, после помолвки Астории вернулась прежняя теплота.

В общем, Грэхем Причард и Астория, теперь уже Малфой, продолжали дружить, а её муж, как ни странно, ничуть против этой дружбы не возражал, постоянно, впрочем, напоминая Причарду, что в школе был его старостой и многое помнит о славных школьных деньках. Ревновать он, вероятно, просто не считал нужным, то ли настолько доверяя своей жене, то ли разумно считая, что у них было предостаточно времени и возможностей для романа и раньше, и если уж Астория выбрала его, то у неё были на это серьёзнейшие причины. «Например, любовь», — смеясь, говорила она сама — а он соглашался.

Ну и, учитывая общее поголовье расплодившихся в малфоевском парке книззлов, кому же, как не названной своей сестрёнке, было оставлять серого Поттера? Его, впрочем, держали в доме, и, как подозревал Причард, отчасти потому, что его бывшему старосте наверняка доставляло немалое удовольствие говорить что-нибудь вроде: «Фу, Поттер, ты снова линяешь!»

— Ничего себе ты хранилище отыскал! — почти с уважением проговорил Финниган. — Или это Малфои теперь так подрабатывают? Обеднели совсем после победы?

— Судя по количеству этих тварей в их парке — вполне вероятно, — радостно согласился Причард. — Но с меня по старой дружбе за аренду почти не берут. Староста всё же.

— Точно! Малфой как раз был твоим старостой! — сообразил Финниган. — А я и забыл, что ты у нас мелкий…

Они снова расхохотались, и Причард немедленно закивал:

— Вот именно — и мелкий я такой до сих пор! Поэтому обо мне заботиться надо! У меня вот виски давно уже кончился — и никто, никто мне ещё не налил!

В этот момент раздался леденящий душу вопль, перешедший в медленно стихающий вой и оборвавшийся на визгливой ноте — все четверо дёрнулись, а Пикс даже стакан выронил. Финниган, переведя дух, проговорил успокаивающе:

— Тьфу ты — опять началось… Это банши — я думал, мы их тут повывели всех, лет пять-шесть назад их расплодилось так много, что даже магглы пугались… Пришлось тогда месяца два практически только ими и заниматься, Дин с ног со своими ребятами сбились. Из Министерства целую делегацию выслали. Обычно они ближе к зиме становятся поактивней… шальная какая-то, — он махнул рукой и разлил всем виски по новой. — Ну вот — зато сможете теперь рассказать, что вы наши основные достопримечательности не только видели, но даже и слышали.

— Какие-то у вас достопримечательности мрачные, — притворно проворчал Пикс. — Может, у тебя тут и боггарты водятся? В шкафах, например?

— Хочешь сказать, ты в свой шкаф до сих пор не заглядывал и ходишь в грязных носках? — удивился Финниган. — Да нет тут никаких боггартов…

— А что бы ты увидел, если бы были? — немедленно заинтересовался Причард.

— А ты? — парировал Пикс.

— А Мерлин его знает… я боггарта в последний раз видел на третьем курсе на уроке Защиты. На самом деле, вопрос любопытный… самому интересно стало. У тебя точно нету? — уточнил он у Финнигана.

— Точно! — почти возмутился тот. — Хотя, впрочем, своего нынешнего могу показать, — посмеиваясь, добавил он тут же.

— Это как? — удивился Пикс.

— Да вон он валяется, — кивнул Финниган куда-то под стул — где, присмотревшись, можно было увидеть пустую бутылку из-под только что допитого ими виски.

…Спать разошлись поздно — а Долиш, дождавшись, пока все разойдутся, спустился в гостиную, где всегда потрескивали дрова в камине, и, несмотря на позднее время, решил попробовать связаться с Гвеннит.

Она не спала — и тут же, едва услышав характерное шуршание в камине, подбежала к нему и, сев рядом на пол, протянула к углям руки, едва только их не касаясь:

— Я разбудил тебя? — спросил он — контур лица проступал сквозь угли, и оно вырисовывалось там настолько чётко, что она с огромным трудом удержалась от того, чтобы его потрогать.

— Нет, — ответила Гвеннит, нежно и ласково улыбаясь. — Я ждала и скучала… как ты?

— Я тоже скучал, — не менее нежно ответил он. — Как ты там? Совсем одна, или Кристиан дома?

— Дома, — кивнула с улыбкой она. — Хотя мне кажется, что больше всего его тут интересует наш душ.

Они рассмеялись.

— Я надеюсь, что скоро вернусь… и, возможно, — добавил Арвид заговорщически, — мне даже дадут пару дополнительных выходных. И у нас с тобой получится маленький отпуск… если тебя в архиве отпустят, конечно.

— Отпустят, — кивнула она. — Я никогда в Ирландии не была… какая она?

— Мокрая, — рассмеялся он. — Здесь всё время дожди… и ветер. Она совсем не похожа на центральную Англию и на Шотландию тоже — очень мокрая и зелёная.

— Как лягушка, — не удержалась от шутки Гвеннит.

Они рассмеялись.

— Ты знаешь — совсем не похожа… И здесь нет волшебных улиц, как в Лондоне, а магические бары и магазины спрятаны среди маггловских, и огромное количество волшебников пользуются дезилюминационными чарами… Мне кажется, тебе бы понравилось здесь — если захочешь, можно будет потом когда-нибудь побывать тут… после уже, когда родится малыш…

— Почему после? — азартно возразила она. — Камины же есть — а ими мне можно!

— И правда, — он рассмеялся. — Тогда вот закончим — и, если хочешь… Тут интересно.

— А хочу! — кивнула она, позабыв, что он не может толком её увидеть. — Я вообще нигде не была, кроме дома — ну, еще в Лондоне и у Криса, в Хогвартсе и с тобой вместе во Франции…

— Я поищу здесь какую-нибудь милую гостиницу, — пообещал он. — Сейчас, летом, здесь хорошо… ну и, будет, если что, к кому обратиться с вопросами. Нас здесь замечательно принимают.

Они проговорили — обо всём и ни о чём — ещё с полчаса, и разошлись только потому, что Арвиду буквально через несколько часов уже предстояло вставать и, невзирая ни на какую субботу, идти и работать весь день.

Глава опубликована: 29.12.2015
Предыдущая главаСледующая глава
20 комментариев из 34364 (показать все)
Про обоих, как все же сложатся отношения. И вообще про Сириуса, как он адаптируется в новом мире
Alteyaавтор
vilranen
Про обоих, как все же сложатся отношения. И вообще про Сириуса, как он адаптируется в новом мире
С трудом, я думаю.)))
Автор, спасибо за удовольствие от прочтения) написать такой объём без «воды» - ооооочень дорогого стоит! Читается легко и складно.
Alteyaавтор
Neposedda
Автор, спасибо за удовольствие от прочтения) написать такой объём без «воды» - ооооочень дорогого стоит! Читается легко и складно.
Спасибо!)))
Neposedda
Автор, спасибо за удовольствие от прочтения) написать такой объём без «воды» - ооооочень дорогого стоит! Читается легко и складно.
Сейчас только посмотрел - этот фанфик стоит на 2 месте по объему. На первом - "Молли навсегда".
А когда-то я считал МРМ гигантским...
Я сейчас на 367 главе, и смутил один момент. "Никогда в жизни в трезвом уме он не пришёл бы сюда — и ему ведь предлагали остаться…" и следом, через пару абзацев - "иногда всё же бывал здесь, освоив тонкое искусство говорить с родственниками о политике и погоде". Поттер к родственникам на Тисовую бухой что ли шляется?)
Пассаж про Поттеровскую ностальгию по детству золотому выглядит странно и отчетливо попахивает стокгольмским синдромом. Аврору Поттеру не до проработки детских травм?)
Alteyaавтор
James Moran
Я сейчас на 367 главе, и смутил один момент. "Никогда в жизни в трезвом уме он не пришёл бы сюда — и ему ведь предлагали остаться…" и следом, через пару абзацев - "иногда всё же бывал здесь, освоив тонкое искусство говорить с родственниками о политике и погоде". Поттер к родственникам на Тисовую бухой что ли шляется?)
Пассаж про Поттеровскую ностальгию по детству золотому выглядит странно и отчетливо попахивает стокгольмским синдромом. Аврору Поттеру не до проработки детских травм?)
В первом случае имеется в виду, что он не пришёл бы сейчас (наверное, надо добавить?). ) А в целом - он, конечно, сюда ходит и с роднёй общается. Какой стокгольмский синдром? Всё это было сто лет назад. Это просто родственники - и я, кстати, не сторонница тех, кто считает, что Гарри мучили и издевались. Обычно он рос - особенно для английского ребёнка. Да, старая одежда - но, в целом, ничего особенного.
И он давно оставил все обиды в прошлом. Близости у него с роднёй особой нет - но и обид тоже. Так... иногда встречаются. Там ещё племянники его двоюродные, кстати.
А ностальгия... она не по золотому детству. А просто по детству. Не более.
Показать полностью
Alteya
Пожалуй что) иначе какая-то внутренняя несогласованность получается.

Ностальгирующий по детству в чулане Поттер вызывает у меня разрыв шаблона. Каждому своё, конечно, но это уже как-то нездорóво.
Я вообще не нахожу заселение ребенка в чулан сколько-нибудь нормальным, не считая всего прочего. Это, конечно, не мучения и издевательства в физическом смысле, но в моральном - вполне.
Общаются и не с такими родственниками, безусловно, но зачем? Лишнее мучение для всех.
Alteyaавтор
James Moran
Alteya
Пожалуй что) иначе какая-то внутренняя несогласованность получается.

Ностальгирующий по детству в чулане Поттер вызывает у меня разрыв шаблона. Каждому своё, конечно, но это уже как-то нездорóво.
Я вообще не нахожу заселение ребенка в чулан сколько-нибудь нормальным, не считая всего прочего. Это, конечно, не мучения и издевательства в физическом смысле, но в моральном - вполне.
Общаются и не с такими родственниками, безусловно, но зачем? Лишнее мучение для всех.
Вы преувеличиваете.)»
Ну правда.
Чулан - это плохо, конечно. Но в целом ничего ужасного с Гарри не случилось, и Гарри это понимает. И - главное - никакой особой травмы у него нет. Вы говорите о человеке, которого в 12 чуть Василиск не сожрал.))) и у которого до сих пор шрам на левый руке.
А главное - это же его единственная кровная родня. И он в чем-то их даже вполне понимает.
В конце концов, он уже действительно взрослый. И
Levana Онлайн
Случилось бы ужасное, было бы поздно. Кроме чулана были еще решетки на окнах, кормежка под дверью и многое другое. Хотя я могу представить некое общение Гарри с Дадли, но не с тетей - во многом потому, что ей и самой вряд ли это нужно. Она попрощаться-то с ним сил в себе не нашла.

Не удержалась - по следам недавней дискуссии)
Alteyaавтор
Levana
Случилось бы ужасное, было бы поздно. Кроме чулана были еще решетки на окнах, кормежка под дверью и многое другое. Хотя я могу представить некое общение Гарри с Дадли, но не с тетей - во многом потому, что ей и самой вряд ли это нужно. Она попрощаться-то с ним сил в себе не нашла.

Не удержалась - по следам недавней дискуссии)
Это уже потом в рамках борьбы со страшной магией.
Причём борьбы, в общем, на равных - вернее, как с равным. Гарри абсолютно не забитый и не несчастный ребёнок, обратите внимание. И любить и дружить умеет - а значит… у него есть такой опыт. Вопрос: откуда?
А тетя… в книгах они прощались. Пусть и странно.
И ей тоже тяжело и сложно, и она тоже не идеальна и просто человек - и похоже, что Гарри это понял.
Поставьте себя на ее место.))
Levana Онлайн
Alteya
Levana
Это уже потом в рамках борьбы со страшной магией.
Причём борьбы, в общем, на равных - вернее, как с равным. Гарри абсолютно не забитый и не несчастный ребёнок, обратите внимание. И любить и дружить умеет - а значит… у него есть такой опыт. Вопрос: откуда?
А тетя… в книгах они прощались. Пусть и странно.
И ей тоже тяжело и сложно, и она тоже не идеальна и просто человек - и похоже, что Гарри это понял.
Поставьте себя на ее место.))
Не могу. Как бы я ни относилась к родителям ребенка (хотя сестра ей не угодила лишь тем, что волшебница, и тянулась к ней, и защищала от Северуса), ребенок это ребенок. Мне было бы стыдно селить его в чулане. Да и с чего бы? Его принесли младенцем. Расти его, люби его и будет тебе второй сын.
Levana Онлайн
А Гарри такой просто потому, что это не психологический роман, а сказка)
Alteyaавтор
Levana
Вы не так смотрите.))
Во-первых, они с Вернером и вправду могли хотеть второго ребёнка - а тут Гарри, а трёх они уже не тянут. И это обидно и больно.
Во-вторых, не будет он сын. Потому что он волшебник, а петуния знает, что волшебники, подрастая, уходят в свой другой мир - куда им зола нет, и который уже отнял у неё сестру. Она знает, что они для Гарри - просто временная передержка, и что он уйдёт от них, обязательно уйдёт, и они станут чужими. Как с Лили. А вот своего второго ребёнка у них уже из-за него не будет…
А ещё она боится Гарри. Боится магии… а деваться некуда. И выбросы эти магмческие неконтролируемые… и вот случись что - они же никак не защитятся.
Та же надутая тетушка - это же, на самом деле, жутко. Особенно жутко тем, что Гарри этого не хотел! Оно само! А значит, непредотвратимо.
Представьте, что у вас дома живет ребёнок с автоматом. Играет с ним, возится… и с гранатами. А забрать вы их у него не можете. И он иногда их просто куда-нибудь кидает… или вот теряет. Может и чеку вынуть… не до конца… и вот граната лежит… где-то… почти без чеки… а потом котик пробежит, хвостиком заденет, чека выскочит окончательно и бум…
А вы ничего не можете с этим сделать.

Петуния, мягко говоря, неидеальна. И я ее не то чтобы люблю. Но понимаю.))

И раз уж мы приняли описанную реальность, придётся принять и то, что Гарри не просто так, в целом, нормальный ребёнок с нормально сформированным навыком привязанности. А значит…)))
Показать полностью
Levana Онлайн
Можете же. Язык держать за зубами, например. Они ж его провоцировали регулярно. И пугающих выбросов у Лили не показали. А дети... дети они все вырастают и уходят жить своей жизнью, это нормально. И про третьего это все ж теория, не подкрепленная текстом)
Ну и насчет того, что не будет сыном - что ж тогда бедным родителям Геомионы говорить, она одна у них.
В общем, Роулинг хорошо про нее сказала - человек в футляре. Нет, она не садистка конечно, но человек неприятный. И мне кажется, сама не захочет поддерживать это общение. Хотя в жизни всякое бывает)
Alteyaавтор
Levana
А мне кажется, захочет. Но показать это ей будет сложно.))

И дети уходят обычно все же не совсем. Общаются, дружат, гостят… а тут…
И у петунии ведь тоже травма.)) она же тоже хотела стать волшебницей. А увы…
Alteya
а где в Луне/Монете все это кроме вскапывания? аж стало интересно почитать у вас про отношения взрослого Гарри с родственниками, а где - не помню
Alteyaавтор
ansy
Alteya
а где в Луне/Монете все это кроме вскапывания? аж стало интересно почитать у вас про отношения взрослого Гарри с родственниками, а где - не помню
Да нету. ) Мелькало где-то, эпизодами, но я и не вспомню, где.)
Очень понравилось! ^_^
466 глав, с ума сойти! Давно меня в такой запой не уносило)))

Есть пару ошибок, но в общем - очень здорово ;)


>> 378 глава
звезду с кровавой, словно кровь, лентой,

>> У Скабиора с МакДугалом разговор о его сестре заходит, когда тот впервые приходит к МакДугалу домой. А потом в 384й главе они опять говорят о ней, но как будто того разговора не было

>> 392 глава:
Поколдовал над канализацией и восхитился светящимися червячками, и даже кустом малины, который «никак нельзя никуда переносить».
396 глава:
она собиралась посадить на месте его захоронения кусты малины. И делать это пора было уже сейчас — тем более что стройка должна была развернуться, по большей части, с другой стороны дома

>>396 гл
А вот самому Арвиду было куда сложнее — единственный ребёнок в семье, он никогда не имел дела с такими маленькими детьми: слишком молодой для того, чтобы насмотреться на них в семьях друзей и знакомых, сам он был единственным ребёнком у своих тоже не имевших братьев и сестёр родителей.
Alteyaавтор
Loki1101
Спасибо! ))
Да, текст большущий. ) Видимо. ошибки неизбежны. )
Чтобы написать комментарий, войдите

Если вы не зарегистрированы, зарегистрируйтесь

Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓

↑ Свернуть ↑
  Следующая глава
Закрыть
Закрыть
Закрыть
↑ Вверх