↓
 ↑
Регистрация
Имя

Пароль

 
Войти при помощи
Размер шрифта
14px
Ширина текста
100%
Выравнивание
     
Цвет текста
Цвет фона

Показывать иллюстрации
  • Большие
  • Маленькие
  • Без иллюстраций

Обратная сторона луны (джен)



Автор:
Беты:
miledinecromant Бетство пролог-глава 408, главы 414-416. Гамма всего проекта: сюжет, характеры, герои, вотэтоповорот, Мhия Корректура всего проекта
Фандом:
Рейтинг:
R
Жанр:
Общий
Размер:
Макси | 5528 Кб
Статус:
Закончен
Предупреждения:
Смерть персонажа
 
Проверено на грамотность
Эта история про одного оборотня и изнанку волшебного мира - ведь кто-то же продал то самое яйцо дракона Квиреллу и куда-то же Флетчер продавал стянутые из древнейшего дома Блэков вещички? И, конечно, о тех, кто стоит на страже, не позволяя этой изнанке мира стать лицевой его частью - об аврорах и министерских работниках, об их буднях, битвах, поражениях и победах. А также о журналистах и медиках и, в итоге - о Волшебной Британии.
В общем, всё как всегда - это история о людях и оборотнях. И прежде всего об одном из них. А ещё о поступках и их последствиях.
Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓

↑ Свернуть ↑
  Следующая глава

Глава 344

— Пат О'Коннели, — представился фермер, протягивая Арвиду мозолистую ладонь.

— Арвид… Долиш, — ответит тот на крепкое рукопожатие, и это окончательно растопило лёд.

О'Коннели увлеченно болтал всю дорогу — Арвид слушал, кивал, отвечал ему, благо, темы тот выбирал так, чтобы собеседнику не пришлось отвечать на неудобные для него вопросы: в основном речь шла о местной погоде и городке в пяти милях отсюда. В доме О'Коннели прямо с порога отправил его в душ, куда и принёс затем поношенную, но чистую и, главное, сухую одежду: широкие штаны, которые оказались Арвиду откровенно коротковаты, вытянутый зелёный свитер, толстый и грубый, в котором, впрочем, явно должно было быть тепло, и пару тёплых носков с вывязанным на них четырехлистным клевером, а еще О'Коннели оставил ему упаковку бинтов, пластырь и бутылку с прозрачной жидкостью, заметив:

— Я на твоём месте ещё и побрился бы — или хоть патлы подстриг и бороду, — сказал он. — А то сейчас полиция же везде террористов ловит… и прочих подозрительных типов.

— Точно, — кивнул Арвид. — Спасибо. Я не подумал.

— Я догадался, — хмыкнул О'Коннели, уходя.

Стоя под почти обжигающими его бледную до синевы кожу струями, Арвид почти потерял счёт времени. Он настолько отвык от горячей воды, которая была способна согреть и не успокаивала и усыпляла, а, напротив, бодрила, что, пожалуй, с лёгкостью простоял бы там и час, и даже больше, если бы минут через двадцать горячая вода в нагревателе попросту не начала заканчиваться, остывая с каждой секундой. И только тогда Арвид с сожалением закрыл кран и, растеревшись жестковатым полотенцем, принялся за свои ссадины, попадая на которые, прозрачная жидкость из бутылки забавно шипела и пузырилась. Обработав тело, руки и ноги, он стёр влагу с запотевшего зеркала, намереваясь перейти к повреждениям на лице — и то, что он там увидел, его потрясло. Арвид видел, конечно, как выглядели другие пленники, но изменения в их внешности он наблюдал постепенно, и потому они казались ему не такими ужасными — а вот себя он помнил прежним, и потому в первый момент почти испугался: худое, бледное до неприятного сероватого оттенка лицо, впавшие щёки, густая, но какая-то удивительно неопрятная борода, намного темнее волос, темные круги вокруг ввалившихся глаз… Покрытые корками растрескавшиеся губы с незаживающими язвочками в углах… Как его такого О'Коннели не испугался — загадка. Из Азкабана краше выходят… наверное…

Обработав царапины на лице и подровняв бороду — как бриться эклектической бритвой, которую выдал О'Коннели, он не представлял, а спрашивать не рискнул, предполагая, что любой маггл отлично знает, как этим пользоваться — стричься он тоже не стал, лишь немного подрезал концы волос, затем оделся и, натянув носки, вышел из ванной.

— Ботинки твои ещё сохнут, — встретил вошедшего в кухню Арвида О'Коннели с поварешкой в руках. — Надень пока, — кивнул он на серые войлочные туфли. — Как раз к выходу высохнут. Садись, перекуси, — кивнул он на стол, где уже стояли пустые тарелки.

— Почему вы мне помогаете? — не удержался Арвид, послушно садясь к столу и стягивая волосы тонкой зелёной резинкой, которую О'Коннели вручил ему в ответ на просьбу дать что-нибудь, чем можно собрать волосы в хвост.

— Почему бы и не помочь хорошему человеку в беде, — пожал широкими плечами О'Коннели, снимая с плиты основательно закопчённую кастрюлю и щедро наполняя стоящую перед Долишем тарелку рагу, основными компонентами которого, судя по всему, были картошка, лук и свинина.

— А почему вы решили, что я из хороших людей? — спросил Арвид, сглатывая мгновенно наполнившую рот слюну.

О'Коннели прищурился и усмехнулся слегка кривоватой улыбкой:

— А я по глазам вижу, хороший передо мной человек или сука последняя, — его голос прозвучал тихо, но слегка угрожающе. — А ты хороший парень, хоть и сассанах, — закончил он уже спокойно и весело, придвигая Арвиду тарелку с нарезанным хлебом — и принялся за свою порцию, однако буквально через минуту собаки во дворе громко залаяли и хозяин поднялся, оставляя Арвида одного.

Вернулся он минут через десять, и к этому моменту тарелка Арвида уже опустела, а сам он чувствовал, как его постепенно охватывает та блаженная истома, что приходит в тепле и сытости. Но отдыхать ему пока было совсем нельзя, и он, встряхнувшись, попросил кофе покрепче. Он неспешно глотал обжигающую горькую жидкость, осознавая, насколько успел соскучиться по этому вкусу, а когда показалось дно кружки, он уже чувствовал себя куда бодрее.

— Надень-ка, — велел О'Коннели, протягивая Арвиду хотя и чистую, но потрёпанную и кое-где не очень аккуратно зашитую теплую куртку, когда они уже собрались уходить. — Ну вот, — удовлетворённо кивнул он, — теперь ты похож не на террориста-смертника, а на типичного местного жителя, собравшегося прошвырнуться в большом городе. Пора нам — пока доедем… у меня машина в ремонте — придётся снова на тракторе, а это небыстро.

— А моя старая одежда, — спросил Арвид, — где она?

— Держи, — фермер вручил ему большой пакет с надписью «Теско»(1), из которого, помимо всего остального, торчал цветастый выпуск «Ириш Индепендент».(2) — Вчерашняя, — щёлкнул он пальцами по газете, — но уж какая есть. Может, сегодняшнюю купим на станции — будешь ещё добропорядочнее выглядеть, заодно будет, чем время в дороге убить.

— Спасибо вам, — растроганно произнес Арвид. — И я… У меня денег нет. Совсем, — добавил он расстроенно и растерянно.

Он сообразил это только сейчас, среагировав на это небрежное «купим» — и почти запаниковал. У него не было с собой ничего ценного — во всяком случае, с маггловской точки зрения — и палочки тоже не было… но ему нужно купить билет! Иначе он не попадёт в Дублин достаточно быстро, и все жертвы будут напрасны, и…

— Да уже я догадался, — снисходительно отозвался О'Коннели. — Ни денег при себе, ни оружия, ни документов. Билет я тебе куплю — не обеднею от трёх десяток.

— Спасибо, — повторил Арвид. — Я верну вам… не сразу — но…

— Забудь, — отмахнулся фермер. — И не давай обещаний, которые не сможешь сдержать, а если вдруг деньги лишние заведутся — ящик для пожертвований в любом католическом приходе открыт. Идём — ехать долго.

* * *

— Как раз успели, — сказал О'Коннели, поглядев на часы — было без двадцати двенадцать. Они стояли у двухэтажного серого здания, и фермер ободряюще похлопал по плечу Арвида. — Я тебя провожу, пожалуй, — сказал он, — и посажу в поезд. Если человека кто-нибудь провожает из местных, это всегда выглядит… более мирно и привлекает меньше внимания.

— Спасибо вам, — не очень понимая, к чему это странное замечание, искренне поблагодарил Арвид, обещая себе, что непременно как-нибудь отблагодарит этого маггла. Где-то в глубине души, как аврор, он понимал: то, что происходит, немного неправильно, но сейчас это не имело значения. — Огромное вам спасибо. Вы просто спасли меня. Далеко тут до Дублина?

— Да часа два, — отозвался О'Коннели, вручая ему билет.

Два часа… Мерлин, пожалуйста, сделай так, чтобы его сочли просто погибшим или где-нибудь потерявшимся! Он совсем разучился считать время и даже примерно не представлял, сколько уже прошло с момента его побега — ему казалось, что совсем немного, что он быстро добрался до того моста, но кто его знает… Только бы успеть добраться до Дублина — а там он разберётся. Только бы добраться…

В поезд он садился один — больше никого, кроме них с О'Коннели, на платформе не оказалось. Вагон тоже был почти что пустой — и Арвид, отыскав своё, оказавшееся у окна место, сел и плотно завернулся в куртку, спасаясь от внезапно охватившего его озноба, откинулся на спинку кресла и уставился в окно. Поезд тронулся — так мягко, что Арвид даже не ощутил момент начала движения — и, быстро разогнавшись, летел теперь мимо заснеженных полей и ферм, и Арвид начал было дремать. Пропустить Дублин он не боялся — О'Коннели уверил его, что тот будет конечной станцией, а значит, кондуктор его непременно разбудит.

Но заснуть он не мог — посидев некоторое время с закрытыми глазами, он потёр их, открыл, ёжась от усилившегося озноба, и снова начал рассеянно смотреть в окно. Он сидел и раздумывал о том, как попасть в дублинский офис Аврората. Город им показывали ещё в первый день их визита — однако он почти что не помнил его, и уж точно не помнил, где находится вход в здание местного Магического Муниципалитета. Чтобы добраться туда, он помнил — надо просто идти по набережной реки, причём не так долго — и в какой-то момент будет вход… только не телефонная будка и не туалет, а что-то… что-то очень и очень простое… точно. Паб! Старый крохотный паб, даже снаружи выглядевший так подозрительно, что ни один сколько-нибудь разумный человек туда не пошёл бы. Он отлично вспомнил его — как увидел: запылённые грязные окна, сквозь которые ничего нельзя рассмотреть, испещрённая трещинами деревянная дверь…

Помнить бы ещё, где этот паб…

Но ничего. Он найдёт.

Постепенно согревшись, он задремал. Разбудил его проверяющий билеты кондуктор — а когда тот ушёл, Арвид почти сразу же уснул снова.

А когда вновь проснулся и, воспользовавшись туалетом, заодно и умылся, объявили Дублин.

…Выйдя из здания вокзала Конноли, Долиш спросил, как добраться до набережной — оказавшись там буквально через пару минут, перебрался через реку по мосту Тэлбот Мемориал и двинулся уже вдоль левого берега Лиффи на запад, ориентируясь на здание из стекла и зеркал, напоминавшее то ли гору, то ли какой-то замок. Оставив его позади, он дошёл до небольших разноцветных домиков, миновал их и пошёл медленнее, внимательно вглядываясь в каждое встречающееся ему здание из потемневшего красного кирпича. Он помнил, что оно было довольно высоким — этажа в три или в четыре — и что на фасаде первого этажа там были нарисованы розы. И когда он, наконец-то, увидел их, когда узнал здание и вошёл с замирающим сердцем в пыльное помещение, наполненное народом, волшебники оживлённо и мирно беседовали о чём-то своём, и ему пришлось остановиться на пару секунд, унимая сердцебиение и дрожь в руках, опасаясь, что просто разобьёт сейчас что-нибудь и…

Как открыть дверь лифта, он плохо помнил, но это уже не имело значения, потому что бармен, щуплый, лысоватый, усатый, был на своём месте за стойкой и, кивнув Арвиду в сторону неприметной двери, сам её и открыл, сдвинув одну из бутылок. Арвид вошёл в кабину, и когда лифт начал движение, ему показалось, что он поднимается слишком медленно и вот-вот застрянет где-то на полдороге — но кабина, наконец-то, остановилась, Арвид открыл дверь — и столкнулся нос к носу с Финниганом.


1) Теско (Tesco) является самым популярным продуктовым магазином в Ирландии. Тут есть не только продукты, но и канцелярские товары, косметика, продукты здорового питания, одежда, обувь, аксессуары, бижутерия и многое другое.

Вернуться к тексту


2) «Ириш Индепендент» (Irish Independent) — самая популярная газета Ирландии. Издаётся с 1905 года, прямая наследница «Daily Irish Independent». На протяжении XX века неоднократно меняла политическую ориентацию: от пробританской во время войны за независимость до националистической в Ирландском Свободном государстве, поддержка Фине Гэл на протяжении 20-х—90-х годов. В настоящее время занимает позицию центристской Фианны Файл. Принадлежит корпорации «Independent News and Media», практически монополизировавшей газетный рынок в стране (67 % ежедневных газет и 58 % еженедельных).

Вернуться к тексту


Глава опубликована: 10.09.2016
Предыдущая главаСледующая глава
20 комментариев из 34364 (показать все)
Про обоих, как все же сложатся отношения. И вообще про Сириуса, как он адаптируется в новом мире
Alteyaавтор
vilranen
Про обоих, как все же сложатся отношения. И вообще про Сириуса, как он адаптируется в новом мире
С трудом, я думаю.)))
Автор, спасибо за удовольствие от прочтения) написать такой объём без «воды» - ооооочень дорогого стоит! Читается легко и складно.
Alteyaавтор
Neposedda
Автор, спасибо за удовольствие от прочтения) написать такой объём без «воды» - ооооочень дорогого стоит! Читается легко и складно.
Спасибо!)))
Neposedda
Автор, спасибо за удовольствие от прочтения) написать такой объём без «воды» - ооооочень дорогого стоит! Читается легко и складно.
Сейчас только посмотрел - этот фанфик стоит на 2 месте по объему. На первом - "Молли навсегда".
А когда-то я считал МРМ гигантским...
Я сейчас на 367 главе, и смутил один момент. "Никогда в жизни в трезвом уме он не пришёл бы сюда — и ему ведь предлагали остаться…" и следом, через пару абзацев - "иногда всё же бывал здесь, освоив тонкое искусство говорить с родственниками о политике и погоде". Поттер к родственникам на Тисовую бухой что ли шляется?)
Пассаж про Поттеровскую ностальгию по детству золотому выглядит странно и отчетливо попахивает стокгольмским синдромом. Аврору Поттеру не до проработки детских травм?)
Alteyaавтор
James Moran
Я сейчас на 367 главе, и смутил один момент. "Никогда в жизни в трезвом уме он не пришёл бы сюда — и ему ведь предлагали остаться…" и следом, через пару абзацев - "иногда всё же бывал здесь, освоив тонкое искусство говорить с родственниками о политике и погоде". Поттер к родственникам на Тисовую бухой что ли шляется?)
Пассаж про Поттеровскую ностальгию по детству золотому выглядит странно и отчетливо попахивает стокгольмским синдромом. Аврору Поттеру не до проработки детских травм?)
В первом случае имеется в виду, что он не пришёл бы сейчас (наверное, надо добавить?). ) А в целом - он, конечно, сюда ходит и с роднёй общается. Какой стокгольмский синдром? Всё это было сто лет назад. Это просто родственники - и я, кстати, не сторонница тех, кто считает, что Гарри мучили и издевались. Обычно он рос - особенно для английского ребёнка. Да, старая одежда - но, в целом, ничего особенного.
И он давно оставил все обиды в прошлом. Близости у него с роднёй особой нет - но и обид тоже. Так... иногда встречаются. Там ещё племянники его двоюродные, кстати.
А ностальгия... она не по золотому детству. А просто по детству. Не более.
Показать полностью
Alteya
Пожалуй что) иначе какая-то внутренняя несогласованность получается.

Ностальгирующий по детству в чулане Поттер вызывает у меня разрыв шаблона. Каждому своё, конечно, но это уже как-то нездорóво.
Я вообще не нахожу заселение ребенка в чулан сколько-нибудь нормальным, не считая всего прочего. Это, конечно, не мучения и издевательства в физическом смысле, но в моральном - вполне.
Общаются и не с такими родственниками, безусловно, но зачем? Лишнее мучение для всех.
Alteyaавтор
James Moran
Alteya
Пожалуй что) иначе какая-то внутренняя несогласованность получается.

Ностальгирующий по детству в чулане Поттер вызывает у меня разрыв шаблона. Каждому своё, конечно, но это уже как-то нездорóво.
Я вообще не нахожу заселение ребенка в чулан сколько-нибудь нормальным, не считая всего прочего. Это, конечно, не мучения и издевательства в физическом смысле, но в моральном - вполне.
Общаются и не с такими родственниками, безусловно, но зачем? Лишнее мучение для всех.
Вы преувеличиваете.)»
Ну правда.
Чулан - это плохо, конечно. Но в целом ничего ужасного с Гарри не случилось, и Гарри это понимает. И - главное - никакой особой травмы у него нет. Вы говорите о человеке, которого в 12 чуть Василиск не сожрал.))) и у которого до сих пор шрам на левый руке.
А главное - это же его единственная кровная родня. И он в чем-то их даже вполне понимает.
В конце концов, он уже действительно взрослый. И
Случилось бы ужасное, было бы поздно. Кроме чулана были еще решетки на окнах, кормежка под дверью и многое другое. Хотя я могу представить некое общение Гарри с Дадли, но не с тетей - во многом потому, что ей и самой вряд ли это нужно. Она попрощаться-то с ним сил в себе не нашла.

Не удержалась - по следам недавней дискуссии)
Alteyaавтор
Levana
Случилось бы ужасное, было бы поздно. Кроме чулана были еще решетки на окнах, кормежка под дверью и многое другое. Хотя я могу представить некое общение Гарри с Дадли, но не с тетей - во многом потому, что ей и самой вряд ли это нужно. Она попрощаться-то с ним сил в себе не нашла.

Не удержалась - по следам недавней дискуссии)
Это уже потом в рамках борьбы со страшной магией.
Причём борьбы, в общем, на равных - вернее, как с равным. Гарри абсолютно не забитый и не несчастный ребёнок, обратите внимание. И любить и дружить умеет - а значит… у него есть такой опыт. Вопрос: откуда?
А тетя… в книгах они прощались. Пусть и странно.
И ей тоже тяжело и сложно, и она тоже не идеальна и просто человек - и похоже, что Гарри это понял.
Поставьте себя на ее место.))
Alteya
Levana
Это уже потом в рамках борьбы со страшной магией.
Причём борьбы, в общем, на равных - вернее, как с равным. Гарри абсолютно не забитый и не несчастный ребёнок, обратите внимание. И любить и дружить умеет - а значит… у него есть такой опыт. Вопрос: откуда?
А тетя… в книгах они прощались. Пусть и странно.
И ей тоже тяжело и сложно, и она тоже не идеальна и просто человек - и похоже, что Гарри это понял.
Поставьте себя на ее место.))
Не могу. Как бы я ни относилась к родителям ребенка (хотя сестра ей не угодила лишь тем, что волшебница, и тянулась к ней, и защищала от Северуса), ребенок это ребенок. Мне было бы стыдно селить его в чулане. Да и с чего бы? Его принесли младенцем. Расти его, люби его и будет тебе второй сын.
А Гарри такой просто потому, что это не психологический роман, а сказка)
Alteyaавтор
Levana
Вы не так смотрите.))
Во-первых, они с Вернером и вправду могли хотеть второго ребёнка - а тут Гарри, а трёх они уже не тянут. И это обидно и больно.
Во-вторых, не будет он сын. Потому что он волшебник, а петуния знает, что волшебники, подрастая, уходят в свой другой мир - куда им зола нет, и который уже отнял у неё сестру. Она знает, что они для Гарри - просто временная передержка, и что он уйдёт от них, обязательно уйдёт, и они станут чужими. Как с Лили. А вот своего второго ребёнка у них уже из-за него не будет…
А ещё она боится Гарри. Боится магии… а деваться некуда. И выбросы эти магмческие неконтролируемые… и вот случись что - они же никак не защитятся.
Та же надутая тетушка - это же, на самом деле, жутко. Особенно жутко тем, что Гарри этого не хотел! Оно само! А значит, непредотвратимо.
Представьте, что у вас дома живет ребёнок с автоматом. Играет с ним, возится… и с гранатами. А забрать вы их у него не можете. И он иногда их просто куда-нибудь кидает… или вот теряет. Может и чеку вынуть… не до конца… и вот граната лежит… где-то… почти без чеки… а потом котик пробежит, хвостиком заденет, чека выскочит окончательно и бум…
А вы ничего не можете с этим сделать.

Петуния, мягко говоря, неидеальна. И я ее не то чтобы люблю. Но понимаю.))

И раз уж мы приняли описанную реальность, придётся принять и то, что Гарри не просто так, в целом, нормальный ребёнок с нормально сформированным навыком привязанности. А значит…)))
Показать полностью
Можете же. Язык держать за зубами, например. Они ж его провоцировали регулярно. И пугающих выбросов у Лили не показали. А дети... дети они все вырастают и уходят жить своей жизнью, это нормально. И про третьего это все ж теория, не подкрепленная текстом)
Ну и насчет того, что не будет сыном - что ж тогда бедным родителям Геомионы говорить, она одна у них.
В общем, Роулинг хорошо про нее сказала - человек в футляре. Нет, она не садистка конечно, но человек неприятный. И мне кажется, сама не захочет поддерживать это общение. Хотя в жизни всякое бывает)
Alteyaавтор
Levana
А мне кажется, захочет. Но показать это ей будет сложно.))

И дети уходят обычно все же не совсем. Общаются, дружат, гостят… а тут…
И у петунии ведь тоже травма.)) она же тоже хотела стать волшебницей. А увы…
Alteya
а где в Луне/Монете все это кроме вскапывания? аж стало интересно почитать у вас про отношения взрослого Гарри с родственниками, а где - не помню
Alteyaавтор
ansy
Alteya
а где в Луне/Монете все это кроме вскапывания? аж стало интересно почитать у вас про отношения взрослого Гарри с родственниками, а где - не помню
Да нету. ) Мелькало где-то, эпизодами, но я и не вспомню, где.)
Очень понравилось! ^_^
466 глав, с ума сойти! Давно меня в такой запой не уносило)))

Есть пару ошибок, но в общем - очень здорово ;)


>> 378 глава
звезду с кровавой, словно кровь, лентой,

>> У Скабиора с МакДугалом разговор о его сестре заходит, когда тот впервые приходит к МакДугалу домой. А потом в 384й главе они опять говорят о ней, но как будто того разговора не было

>> 392 глава:
Поколдовал над канализацией и восхитился светящимися червячками, и даже кустом малины, который «никак нельзя никуда переносить».
396 глава:
она собиралась посадить на месте его захоронения кусты малины. И делать это пора было уже сейчас — тем более что стройка должна была развернуться, по большей части, с другой стороны дома

>>396 гл
А вот самому Арвиду было куда сложнее — единственный ребёнок в семье, он никогда не имел дела с такими маленькими детьми: слишком молодой для того, чтобы насмотреться на них в семьях друзей и знакомых, сам он был единственным ребёнком у своих тоже не имевших братьев и сестёр родителей.
Alteyaавтор
Loki1101
Спасибо! ))
Да, текст большущий. ) Видимо. ошибки неизбежны. )
Чтобы написать комментарий, войдите

Если вы не зарегистрированы, зарегистрируйтесь

Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓

↑ Свернуть ↑
  Следующая глава
Закрыть
Закрыть
Закрыть
↑ Вверх