↓
 ↑
Регистрация
Имя

Пароль

 
Войти при помощи
Размер шрифта
14px
Ширина текста
100%
Выравнивание
     
Цвет текста
Цвет фона

Показывать иллюстрации
  • Большие
  • Маленькие
  • Без иллюстраций

Обратная сторона луны (джен)



Автор:
Беты:
miledinecromant Бетство пролог-глава 408, главы 414-416. Гамма всего проекта: сюжет, характеры, герои, вотэтоповорот, Мhия Корректура всего проекта
Фандом:
Рейтинг:
R
Жанр:
Общий
Размер:
Макси | 5528 Кб
Статус:
Закончен
Предупреждения:
Смерть персонажа
 
Проверено на грамотность
Эта история про одного оборотня и изнанку волшебного мира - ведь кто-то же продал то самое яйцо дракона Квиреллу и куда-то же Флетчер продавал стянутые из древнейшего дома Блэков вещички? И, конечно, о тех, кто стоит на страже, не позволяя этой изнанке мира стать лицевой его частью - об аврорах и министерских работниках, об их буднях, битвах, поражениях и победах. А также о журналистах и медиках и, в итоге - о Волшебной Британии.
В общем, всё как всегда - это история о людях и оборотнях. И прежде всего об одном из них. А ещё о поступках и их последствиях.
Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓

↑ Свернуть ↑
  Следующая глава

Глава 47

…Арвид встретил её с утра — в Атриуме. Отошёл от фонтана, у которого ждал, высматривая её среди утреннего потока служащих, подошёл, протянул маленький букетик любимых её фиолетовых анютиных глазок.

— Привет, — сказала она, чувствуя, что краснеет и пряча цветы от любопытных глаз за пазуху. — Я опаздываю.

— А я уже опоздал, — кивнул он. — Гвен. Я всю ночь думал. Я работаю, к счастью, в отделе, который не имеет никакого отношения ни к кражам, ни к азартным играм, ни к сутенёрству.

— И что? — настороженно спросила она, перестав вдруг замечать шум толпы.

— И мне всё равно. Если это твоё условие — я его принимаю. Будем считать, что вот такой у тебя дядюшка, — он улыбнулся. — Ну, что поделать? Родственники бывают разные. У меня тоже отец… человек сложный. И, боюсь, будет в ярости, когда узнает, что его будущая невестка — оборотень. Но мне наплевать.

— Будущая невестка? — одними губами проговорила Гвеннит.

Шум и брызги фонтана, утренняя суета, проходящие мимо люди, постоянные вспышки в каминах — всё вдруг исчезло, и она видела теперь только его: молодого мужчину самой обычной внешности в неброской мантии и с вечно растрёпанными волосами непонятного цвета. Арвид вдруг встал на одно колено, вынул из кармана маленькую бархатную коробочку, открыл её и протянул ей:

— Ты выйдешь за меня замуж, Гвеннит Уитби?

Она ахнула тихонько и прижала пальцы ко рту — и замерла, пытаясь выговорить хоть что-нибудь. Рядом раздались чьи-то счастливые возгласы и громкие аплодисменты, кто-то хлопал её по плечам — наверное, спешащие на работу коллеги — а она так и стояла и никак не могла ничего сказать. Поняв, что язык в ближайшее время слушаться её явно не собирается, она тоже опустилась перед ним на колени, стянула перчатку и протянула ему руку — и кивнула, видя, как расплывается всё перед глазами, и понимая, что это вовсе не брызги воды, а слёзы счастья.

Он всё понял: надел ей кольцо на палец, потом поцеловал руку — и, подхватив её на руки, поднял и так, держа на руках, прошептал:

— Это значит «да», верно?

— Да, — сумела она, наконец, выговорить, обнимая его за шею и целуя — в губы, прямо при всех. — Да! — повторила она в полный голос.

Никогда в жизни она не чувствовала себя такой счастливой — и не заметила, разумеется, стоящего на другой стороне Атриума Скабиора, прятавшегося за чужими спинами.


* * *


Следующие дни слились для Гвеннит в один: с Арвидом они расставались только на время работы, и никогда ещё оно не тянулось так долго — ей казалось, что восемь часов превращались в шестнадцать, а то и во все тридцать два, если не шестьдесят четыре; она следила за стрелками, которые, казалось, просто забывали двигаться. Она сама понимала, что работает плохо — но, на её счастье, ту сцену у входа если не видели, то знали по пересказам все, и некоторую невнимательность ей прощали. Впрочем, Гвеннит старалась — очень старалась, и ошибок делала не так много. Но по-настоящему она начинала жить после работы — когда видела на ступеньках его, Арвида. Они стали близки вечером того же дня, когда он — сделал, а она — приняла его предложение, и это была первая близость в её жизни. Она очень боялась — и боли, и неловкости, и того, что не почувствует ничего толком, и ещё сотни вещей — но всё оказалось совсем не так, как она себе напридумывала… Больно, конечно же, было — но кроме этой не такой сильной боли было ещё и другое… Она не смогла бы описать это словами, но теперь она понимала, почему глаза Скабиора порой загорались, когда он видел перед собой прелестную женщину, и почему он иногда даже забывал про неё, ещё не умевшую тогда аппарировать, и исчезал на всю ночь вместо обещанного часа. Она и сама забывала обо всём на свете — просто ощущая рядом Арвида, касаясь его кожи, чувствуя его рядом, слыша его дыхание, видя желание в его взоре… Они почти не спали, но им обоим хватало тех коротких часов, которые они всё-таки уделяли сну. Гвеннит будто летала — и впервые едва не пропустила первый день приёма аконитового зелья. Напомнил ей сам Арвид: спросил утром, расчёсывая ей волосы — что было у них уже традицией, равно любимой обоими — где её сегодня встречать, у работы или сразу у Мунго.

— Ох, — ужасно смутилась она. — Я… я забыла.

— Ничего страшного, — улыбнулся он. — Я помню. Хочешь, придумаем какую-нибудь напоминалку?

— Да я никогда раньше не забывала… Это всё ты! — совершенно счастливо воскликнула она. — Но можно придумать… вдруг… брр, — она передёрнулась.

— Гвен, — он вдруг очень смутился.

— Да?

— Могу я… могу я тебя… попросить?

— Можешь, конечно, — она даже кивнула для выразительности.

— Можно, я… Я хочу быть с тобой рядом в… в ту ночь. Просто рядом… я… я не боюсь. Правда.

— Я, — она вдруг побледнела. — Я… Ох, Ари…

— Прости! — быстро проговорил он. — Прости, я дурак! Не нужно… конечно, не нужно, раз ты не хочешь. Я могу вообще никогда не…

— Нет… нет, это не то, — она с ужасом глядела на календарь. — Просто я… я же… уже почти две недели прошло, — проговорила она с болью.

— Что стряслось, Гвен? — он понял, наконец, что дело вовсе не в том, о чём он только что так неосторожно её попросил. — Что такое?

— Я совсем забыла о времени, — сказала она в отчаянии. — Я даже не предупредила Криса… Я просто пропала, ты понимаешь? Просто ушла утром — и всё… Боже мой! — она обессиленно опустилась на стул.

— Я думаю, он поймёт, — улыбнулся Арвид, садясь рядом с ней и обнимая её за плечи. — Ну был же он когда-то влюблён. Хочешь, я пойду с тобой и скажу, что это я виноват и…

— Ты не понимаешь, — покачала она головой. — Крис же мне не отец… это отец бы побесился — и понял. А тут другое… совсем другое.

— Ну, что другое, Гвен? — ласково вздохнул он. — Конечно, он разозлится, что ты вот так пропала — но он же знает, где ты работаешь, верно? Он мог бы прийти или написать, если бы волновался. Я думаю, что ты преувеличиваешь, — закончил он. — Ну должен же он понимать, что ты имеешь в таких обстоятельствах право на глупость!

— Это не глупость, Ари. Это предательство, — тихо сказала она. — В его глазах я сделала то же, что и все остальные — я его предала. Снова. Как только представился случай. Не важно, как это на самом деле, — она подняла руку, не давая ему возразить. — Важно, как это для него… А для него это так. Он мне всегда, по любому поводу твердил, что все и всегда предают, понимаешь? А я только в нашу последнюю встречу пообещала, что буду возвращаться… Мне совсем пора на работу, — спохватилась она. — Ари, я вечером… я должна поговорить с ним, хорошо? Пожалуйста, ты понимаешь меня?

— Я понимаю, — он кивнул. — Ты не придёшь ночевать?

— Я не знаю. Прости… Ари, — она посмотрела на него так испуганно и виновато, что он сказал торопливо:

— Не надо просить прощения. Действительно же нехорошо вышло. Так не делают… я понимаю. Я тебя буду ждать дома, но если ты не придёшь — ничего страшного. Встречу тебя как всегда завтра, после работы. Только не забудь зайти в Мунго, пожалуйста, — попросил он.

— Я помню, — вздохнула она. — Помню…


* * *


В маленьком домике на острове Скабиора не оказалось. Гвеннит аппарировала туда сразу же после работы — в Мунго она успела заглянуть во время обеда — и, не обнаружив его там, осталась ждать его, а пока ждала — привычно прибралась, даже пол вымыла, приготовила еду, постирала и высушила его вещи… и не заметила, как глубоко за полночь уснула за столом, уронив на него голову. Скабиор же вернулся под утром, практически трезвый, но очень усталый, и невероятно удивился, увидев Гвеннит. Потряс её за плечо, спросил встревоженно:

— Что за явление? Ты откуда?

— Крис! — она обхватила его руками за шею.

— Ты ожидала кого-то другого? — пошутил он. У него было прекрасное настроение, и он искренне обрадовался Гвеннит, по которой успел соскучиться — он выпрямился и подхватил её на руки, и она повисла у него на шее. — Ну? Что ты тут делаешь посреди ночи? Хотя, что ты делала — я вижу, — он принюхался и облизнулся. — Но с чего вдруг такая внезапная милость?

— Кри-ис! — она разрыдалась, и он, растерявшись совершенно, спросил с полнейшим недоумением:

— Гвен, что случилось-то? Что у тебя стряслось?

— Прости меня, — пролепетала она, опускаясь на пол и умоляюще заглядывая ему в лицо. — Прости, Крис! Пожалуйста!

— Что ты сделала-то? — он занервничал. — Гвен, ты меня пугаешь. Перестань на минуту рыдать и скажи, что ты натворила.

— Я не хотела так пропадать! — торопливо заговорила она, глотая слёзы. — Крис, ну пожалуйста… я просто забыла о времени, вообще, совершенно… и вдруг поняла, что уже столько прошло, и я…

— Стоп, — он зажал ей рот. Святая Моргана, твоя дочь когда-нибудь научится сперва говорить, а потом уже плакать? — Раз: прекрати реветь. Два: скажи коротко, что случилось. Три: будем думать, что делать.

Он убрал руку и требовательно посмотрел в её привычно заплаканные глаза, в которых сейчас через отчаяние медленно проступало удивление.

— Крис… ты не обиделся на меня? — неверяще спросила она.

— А должен был? — удивлённо уточнил он. — За что? Что ты сделала?

— Я тебя… я исчезла, я ничего тебе не сказала… пропала вот так, словно… ушла… но это же… это же не предательство, Крис, — жалобно прошептала она.

Такого обалдевшего лица она не видела у него вообще никогда — ни разу, а ведь мимика у него всегда была очень живая и выразительная.

— Ты чокнутая, — выговорил он наконец — и расхохотался. — Гвен, ты просто… Ты ненормальная всё-таки. Вот я с самого начала это знал! — он помотал головой, взял её за подбородок и расцеловал заплаканное лицо. — Ты совсем влюбилась, да? — насмешливо спросил он, доставая платок и вытирая её лицо. — Вообще ничего не соображаешь?

— Но я же... — начиная улыбаться, неловко проговорила она.

— Ты кем меня считаешь? — продолжая смеяться, спросил он. — А? Гвен?

— Я так перепугалась, когда поняла, что совсем ничего не сказала тебе — и пропала, — прошептала она, засмущавшись. — Я подумала, что ты… ты…

— Идиот? — насмешливо подсказал он. — А что хоть случилось-то? — поинтересовался он, наконец.

— Я… мы…

Она вдруг покраснела и ужасно смутилась.

— Мы... с Ари… Ну… и я вообще обо всём забыла…

— А я же тебе не рассказывал, — неожиданно засмеялся он.

— Что не рассказывал? — она уже была пунцовой от смущения.

— Что мы трахаемся, словно шальные кролики перед смертью, и от этого крышу рвет почище, чем от большинства зелий — особенно поначалу. Потом научишься, может быть… Я себя помню — вообще ничего не соображал, — широко заулыбался он. — Да и сейчас порой… Да ты сама видела. В первый раз, да?

— Да, — прошептала она еле слышно, снова пряча лицо у него на груди.

— Ох, Гвен, — он погладил её по волосам, а потом чмокнул в макушку.

— Ты простил? — счастливо прошептала она.

— Да нечего тут прощать, — опять засмеялся он. — И потом, это ж сильнее тебя. А ты ничего и не знала, бедняга… Как ты, наверное, удивилась, очухавшись. Я хочу подробный рассказ, — потребовал он, отпуская её и начиная расшнуровывать свои ботинки. — Рассказ — а потом спать.

После они лежали, обнявшись — Гвеннит головой на его правом плече — и разговаривали, как делали это сотни, если уже не тысячи раз до этого. Гвеннит рассказывала ему — обо всём, но прежде всего об Арвиде. Скабиор слушал — и большей частью молчал, а когда говорил что-нибудь, был непривычно осторожен и мил, и только когда она сказала:

— Я очень хочу познакомить вас, Крис. Ну, пожалуйста! — пошутил грубовато:

— Хочешь стравить двух самцов?

— Да! — она засмеялась радостно, услышав, наконец, знакомые нотки и поняв, что окончательно прощена.

— Как, ты сказала, его зовут?

— Арвид.

— Это я понял… фамилию назови.

— Вы не встречались! — запротестовала она. Он кивнул, усмехнувшись:

— Да даже если бы и — что ты так всполошилась? Ну?

— Долиш.

— Вау! — он рассмеялся. — А есть справедливость на свете. Надеюсь, он не очень похож на своего папашу.

— Ты его знаешь? — она приподнялась на локте.

— А то. Встречались… неоднократно, — он засмеялся и приказал: — Всё. Спать.

Глава опубликована: 04.12.2015
Предыдущая главаСледующая глава
20 комментариев из 34364 (показать все)
Про обоих, как все же сложатся отношения. И вообще про Сириуса, как он адаптируется в новом мире
Alteyaавтор
vilranen
Про обоих, как все же сложатся отношения. И вообще про Сириуса, как он адаптируется в новом мире
С трудом, я думаю.)))
Автор, спасибо за удовольствие от прочтения) написать такой объём без «воды» - ооооочень дорогого стоит! Читается легко и складно.
Alteyaавтор
Neposedda
Автор, спасибо за удовольствие от прочтения) написать такой объём без «воды» - ооооочень дорогого стоит! Читается легко и складно.
Спасибо!)))
Neposedda
Автор, спасибо за удовольствие от прочтения) написать такой объём без «воды» - ооооочень дорогого стоит! Читается легко и складно.
Сейчас только посмотрел - этот фанфик стоит на 2 месте по объему. На первом - "Молли навсегда".
А когда-то я считал МРМ гигантским...
Я сейчас на 367 главе, и смутил один момент. "Никогда в жизни в трезвом уме он не пришёл бы сюда — и ему ведь предлагали остаться…" и следом, через пару абзацев - "иногда всё же бывал здесь, освоив тонкое искусство говорить с родственниками о политике и погоде". Поттер к родственникам на Тисовую бухой что ли шляется?)
Пассаж про Поттеровскую ностальгию по детству золотому выглядит странно и отчетливо попахивает стокгольмским синдромом. Аврору Поттеру не до проработки детских травм?)
Alteyaавтор
James Moran
Я сейчас на 367 главе, и смутил один момент. "Никогда в жизни в трезвом уме он не пришёл бы сюда — и ему ведь предлагали остаться…" и следом, через пару абзацев - "иногда всё же бывал здесь, освоив тонкое искусство говорить с родственниками о политике и погоде". Поттер к родственникам на Тисовую бухой что ли шляется?)
Пассаж про Поттеровскую ностальгию по детству золотому выглядит странно и отчетливо попахивает стокгольмским синдромом. Аврору Поттеру не до проработки детских травм?)
В первом случае имеется в виду, что он не пришёл бы сейчас (наверное, надо добавить?). ) А в целом - он, конечно, сюда ходит и с роднёй общается. Какой стокгольмский синдром? Всё это было сто лет назад. Это просто родственники - и я, кстати, не сторонница тех, кто считает, что Гарри мучили и издевались. Обычно он рос - особенно для английского ребёнка. Да, старая одежда - но, в целом, ничего особенного.
И он давно оставил все обиды в прошлом. Близости у него с роднёй особой нет - но и обид тоже. Так... иногда встречаются. Там ещё племянники его двоюродные, кстати.
А ностальгия... она не по золотому детству. А просто по детству. Не более.
Показать полностью
Alteya
Пожалуй что) иначе какая-то внутренняя несогласованность получается.

Ностальгирующий по детству в чулане Поттер вызывает у меня разрыв шаблона. Каждому своё, конечно, но это уже как-то нездорóво.
Я вообще не нахожу заселение ребенка в чулан сколько-нибудь нормальным, не считая всего прочего. Это, конечно, не мучения и издевательства в физическом смысле, но в моральном - вполне.
Общаются и не с такими родственниками, безусловно, но зачем? Лишнее мучение для всех.
Alteyaавтор
James Moran
Alteya
Пожалуй что) иначе какая-то внутренняя несогласованность получается.

Ностальгирующий по детству в чулане Поттер вызывает у меня разрыв шаблона. Каждому своё, конечно, но это уже как-то нездорóво.
Я вообще не нахожу заселение ребенка в чулан сколько-нибудь нормальным, не считая всего прочего. Это, конечно, не мучения и издевательства в физическом смысле, но в моральном - вполне.
Общаются и не с такими родственниками, безусловно, но зачем? Лишнее мучение для всех.
Вы преувеличиваете.)»
Ну правда.
Чулан - это плохо, конечно. Но в целом ничего ужасного с Гарри не случилось, и Гарри это понимает. И - главное - никакой особой травмы у него нет. Вы говорите о человеке, которого в 12 чуть Василиск не сожрал.))) и у которого до сих пор шрам на левый руке.
А главное - это же его единственная кровная родня. И он в чем-то их даже вполне понимает.
В конце концов, он уже действительно взрослый. И
Случилось бы ужасное, было бы поздно. Кроме чулана были еще решетки на окнах, кормежка под дверью и многое другое. Хотя я могу представить некое общение Гарри с Дадли, но не с тетей - во многом потому, что ей и самой вряд ли это нужно. Она попрощаться-то с ним сил в себе не нашла.

Не удержалась - по следам недавней дискуссии)
Alteyaавтор
Levana
Случилось бы ужасное, было бы поздно. Кроме чулана были еще решетки на окнах, кормежка под дверью и многое другое. Хотя я могу представить некое общение Гарри с Дадли, но не с тетей - во многом потому, что ей и самой вряд ли это нужно. Она попрощаться-то с ним сил в себе не нашла.

Не удержалась - по следам недавней дискуссии)
Это уже потом в рамках борьбы со страшной магией.
Причём борьбы, в общем, на равных - вернее, как с равным. Гарри абсолютно не забитый и не несчастный ребёнок, обратите внимание. И любить и дружить умеет - а значит… у него есть такой опыт. Вопрос: откуда?
А тетя… в книгах они прощались. Пусть и странно.
И ей тоже тяжело и сложно, и она тоже не идеальна и просто человек - и похоже, что Гарри это понял.
Поставьте себя на ее место.))
Alteya
Levana
Это уже потом в рамках борьбы со страшной магией.
Причём борьбы, в общем, на равных - вернее, как с равным. Гарри абсолютно не забитый и не несчастный ребёнок, обратите внимание. И любить и дружить умеет - а значит… у него есть такой опыт. Вопрос: откуда?
А тетя… в книгах они прощались. Пусть и странно.
И ей тоже тяжело и сложно, и она тоже не идеальна и просто человек - и похоже, что Гарри это понял.
Поставьте себя на ее место.))
Не могу. Как бы я ни относилась к родителям ребенка (хотя сестра ей не угодила лишь тем, что волшебница, и тянулась к ней, и защищала от Северуса), ребенок это ребенок. Мне было бы стыдно селить его в чулане. Да и с чего бы? Его принесли младенцем. Расти его, люби его и будет тебе второй сын.
А Гарри такой просто потому, что это не психологический роман, а сказка)
Alteyaавтор
Levana
Вы не так смотрите.))
Во-первых, они с Вернером и вправду могли хотеть второго ребёнка - а тут Гарри, а трёх они уже не тянут. И это обидно и больно.
Во-вторых, не будет он сын. Потому что он волшебник, а петуния знает, что волшебники, подрастая, уходят в свой другой мир - куда им зола нет, и который уже отнял у неё сестру. Она знает, что они для Гарри - просто временная передержка, и что он уйдёт от них, обязательно уйдёт, и они станут чужими. Как с Лили. А вот своего второго ребёнка у них уже из-за него не будет…
А ещё она боится Гарри. Боится магии… а деваться некуда. И выбросы эти магмческие неконтролируемые… и вот случись что - они же никак не защитятся.
Та же надутая тетушка - это же, на самом деле, жутко. Особенно жутко тем, что Гарри этого не хотел! Оно само! А значит, непредотвратимо.
Представьте, что у вас дома живет ребёнок с автоматом. Играет с ним, возится… и с гранатами. А забрать вы их у него не можете. И он иногда их просто куда-нибудь кидает… или вот теряет. Может и чеку вынуть… не до конца… и вот граната лежит… где-то… почти без чеки… а потом котик пробежит, хвостиком заденет, чека выскочит окончательно и бум…
А вы ничего не можете с этим сделать.

Петуния, мягко говоря, неидеальна. И я ее не то чтобы люблю. Но понимаю.))

И раз уж мы приняли описанную реальность, придётся принять и то, что Гарри не просто так, в целом, нормальный ребёнок с нормально сформированным навыком привязанности. А значит…)))
Показать полностью
Можете же. Язык держать за зубами, например. Они ж его провоцировали регулярно. И пугающих выбросов у Лили не показали. А дети... дети они все вырастают и уходят жить своей жизнью, это нормально. И про третьего это все ж теория, не подкрепленная текстом)
Ну и насчет того, что не будет сыном - что ж тогда бедным родителям Геомионы говорить, она одна у них.
В общем, Роулинг хорошо про нее сказала - человек в футляре. Нет, она не садистка конечно, но человек неприятный. И мне кажется, сама не захочет поддерживать это общение. Хотя в жизни всякое бывает)
Alteyaавтор
Levana
А мне кажется, захочет. Но показать это ей будет сложно.))

И дети уходят обычно все же не совсем. Общаются, дружат, гостят… а тут…
И у петунии ведь тоже травма.)) она же тоже хотела стать волшебницей. А увы…
Alteya
а где в Луне/Монете все это кроме вскапывания? аж стало интересно почитать у вас про отношения взрослого Гарри с родственниками, а где - не помню
Alteyaавтор
ansy
Alteya
а где в Луне/Монете все это кроме вскапывания? аж стало интересно почитать у вас про отношения взрослого Гарри с родственниками, а где - не помню
Да нету. ) Мелькало где-то, эпизодами, но я и не вспомню, где.)
Очень понравилось! ^_^
466 глав, с ума сойти! Давно меня в такой запой не уносило)))

Есть пару ошибок, но в общем - очень здорово ;)


>> 378 глава
звезду с кровавой, словно кровь, лентой,

>> У Скабиора с МакДугалом разговор о его сестре заходит, когда тот впервые приходит к МакДугалу домой. А потом в 384й главе они опять говорят о ней, но как будто того разговора не было

>> 392 глава:
Поколдовал над канализацией и восхитился светящимися червячками, и даже кустом малины, который «никак нельзя никуда переносить».
396 глава:
она собиралась посадить на месте его захоронения кусты малины. И делать это пора было уже сейчас — тем более что стройка должна была развернуться, по большей части, с другой стороны дома

>>396 гл
А вот самому Арвиду было куда сложнее — единственный ребёнок в семье, он никогда не имел дела с такими маленькими детьми: слишком молодой для того, чтобы насмотреться на них в семьях друзей и знакомых, сам он был единственным ребёнком у своих тоже не имевших братьев и сестёр родителей.
Alteyaавтор
Loki1101
Спасибо! ))
Да, текст большущий. ) Видимо. ошибки неизбежны. )
Чтобы написать комментарий, войдите

Если вы не зарегистрированы, зарегистрируйтесь

Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓

↑ Свернуть ↑
  Следующая глава
Закрыть
Закрыть
Закрыть
↑ Вверх