↓
 ↑
Регистрация
Имя

Пароль

 
Войти при помощи
Размер шрифта
14px
Ширина текста
100%
Выравнивание
     
Цвет текста
Цвет фона

Показывать иллюстрации
  • Большие
  • Маленькие
  • Без иллюстраций

Обратная сторона луны (джен)



Автор:
Беты:
miledinecromant Бетство пролог-глава 408, главы 414-416. Гамма всего проекта: сюжет, характеры, герои, вотэтоповорот, Мhия Корректура всего проекта
Фандом:
Рейтинг:
R
Жанр:
Общий
Размер:
Макси | 5528 Кб
Статус:
Закончен
Предупреждения:
Смерть персонажа
 
Проверено на грамотность
Эта история про одного оборотня и изнанку волшебного мира - ведь кто-то же продал то самое яйцо дракона Квиреллу и куда-то же Флетчер продавал стянутые из древнейшего дома Блэков вещички? И, конечно, о тех, кто стоит на страже, не позволяя этой изнанке мира стать лицевой его частью - об аврорах и министерских работниках, об их буднях, битвах, поражениях и победах. А также о журналистах и медиках и, в итоге - о Волшебной Британии.
В общем, всё как всегда - это история о людях и оборотнях. И прежде всего об одном из них. А ещё о поступках и их последствиях.
Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓

↑ Свернуть ↑
  Следующая глава

Глава 169

А стая тем временем жила своей непростой жизнью, неожиданно наполнившейся тем, чего прежде в ней никогда не было: раздорами.

Покоя там не было ещё с момента переговоров с МакТавишем — с того самого дня, когда Хадрат, вынужденная остаться за старшую в лагере, уступив в споре как о самом факте переговоров, так и в решении, отдавать ли за попавшихся волчат пресловутый ящик, затаила обиду. На всех — но прежде всего, конечно, на Эбигейл. Тем более, что с того момента, как они с Гельдериком вернулись с этих хелевых переговоров с триумфом, статус старой волчицы стремительно рос, на глазах делая её вновь самой значимой в стае. И Хадрат, так упрямо и долго пробивавшейся в вожаки, буквально выгрызшей это место зубами, выбившей его себе кулаками и завоевавшей его своей палочкой, с таким трудом добившейся в стае авторитета всё время казалось, что её вот-вот лишат этого статуса: ведь она выступила против них всех и проиграла. Да ещё и Скабиор появился. Ей не нравилось всё, что принёс стае его приход: не нравились разговоры, в которых всё чаще мелькали их имена — и не встречалось её, Хадрат, не нравились ставшие такими частыми расспросы о прошлом, о Грейбеке и его адъютанте, не нравилось возбуждённое, радостное ожидание грядущего уже вот-вот освобождения их товарищей, за которые в стае благодарили Скабиора, Эбигейл, Гельдерика… даже Нидгара — но не её, не её…

Она ходила мрачной — и только всех этим раздражала, а что случается, когда один человек своим недовольным видом портит всем праздник? От него начинают отмахиваться…. Так и случилось: и Хадрат встречали всё более кислыми лицами, когда она подсаживалась к костру или пыталась присоединиться к чьим-нибудь разговорам, и всё чаще огрызались в ответ на её даже и вполне разумные распоряжения. Не понимая, что сама же, своими собственными действиями и отталкивает их от себя, теряя с таким трудом завоёванный авторитет, Хадрат сделала то единственное, что сумела придумать: она начала искать сторонников.

И нашла. Правда, не сразу — ибо эйфорию, охватившую лагерь, даже появление Эбигейл в этой уродской грязно-розовой мантии с рюшами и кружевами, больше похожей на конфетную обёртку, а не на одежду, лишь подстегнуло. А когда Гельдерик и Нидгар первыми нарядились в странные строгие наряды, подходящие пижонам-волшебникам и нелепо смотрящиеся в лесу на волках, это лишь ещё больше развеселило всех — и вот посреди этого веселья Хадрат и нашла тех, кого так усердно искала. Не сразу — но постепенно стали находиться обиженные, или не услышанные, или те, кто просто был противником принятого решения, но до поры не решался высказать кому-нибудь свои возражения — это были самые разные люди.

И их было немного — а когда после заседания этого гнилого Визенгамота щенки оказались у своей неожиданно нарисовавшейся «тётки» под домашним арестом, а в лагере устроили настоящий праздник, их осталось и вовсе два-три человека… ровно до того дня, когда Гельдерик, уже один, вернулся от МакТавиша и принёс весть, буквально взорвавшую лагерь.

О том, что ничего ещё не закончилось — потому что слушание это было предварительным, что будет ещё другой, настоящий суд, и что, если от тюремного заключения волчат спасти и удастся, то от штрафов — наверняка нет. И пока они — или кто-то ещё — не выплатят сумму полностью, сидеть им всё равно в Азкабане.

А сумма эта даже без учёта выплаты компенсации Белби получается тысяч в шесть.

А компенсация обойдётся в рыночную стоимость похищенного — иначе говоря, тысяч в… сорок.

И МакТавиш дал вполне ясно понять, что раздобыть нужную сумму — задача стаи, и на него они в этом рассчитывать не должны. Потому что обещал он совсем другое: от допросов с веритасерумом и легилименцией он их защитил и юридическое сопровождение предоставил — ну и аконитовым он, в случае чего, их в тюрьме обеспечит. А остальное уже не его дело.

Вот в этот-то момент Хадрат и поняла, наконец, значение слов «звёздный час». Ибо это был именно он — её звёздный час и её триумф. Хотя выглядел он, конечно, совсем иначе: она вовсе не торжествовала, о нет. Она негодовала — искренне и абсолютно по-настоящему — и, выйдя вперёд, перед стаей, задала, наконец, вопрос, который с самого начала мучил её саму:

— И вот я хочу спросить: а не нагрели ли нас? Мы все знаем, что нельзя верить волшебникам — и вот сейчас мы видим этому ещё одно подтверждение! — вокруг одобрительно зашумели, и Хадрат, воодушевлённая этой поддержкой, которой ей в последние недели не хватало, как воздуха, продолжала: — Зачем мы теперь мистеру Чайнику — когда он получил из наших рук всё, что хотел? Какое ему теперь дело до наших братьев?! И это было твоё решение! — она указала на Эбигейл. — И что теперь будут делать эти твои волшебники? — спросила она язвительно — но та не стала ей ничего отвечать.

— Сейчас шуметь уже поздно, — неохотно проговорил Гельдерик. — Нам нужно решить, будем ли мы собирать эти деньги — и если будем, то как.

Поднялся ещё больший шум — и, дождавшись, пока он начнёт утихать, Гельдерик продолжил:

— Мы не можем отдать за них такой большой выкуп, — сказал он. — Тогда вся операция просто смысл потеряет. Чайник обещал, что они выживут в Азкабане.

— Если мы всё отдадим, — кивнул Нидгар согласно, — их жертва станет просто бессмысленной. К чему тогда было всё это?

— Иногда приходится кем-нибудь жертвовать, — сказала Хадрат.

В толпе загудели — по большей части согласно.

— Иногда да, — громко сказала вдруг Эбигейл. — Но сейчас не тот случай. Это всего лишь золото — оно не стоит наших детей и братьев. Волки никогда не ценили его выше крови — не нам начинать это. Нужно собрать деньги и выкупить их.

В толпе зашумели — кто-то согласно, кто-то — нет…

— Давайте проголосуем! — перекрывая весь этот гвалт, предложил Гельдерик. — Это сложный вопрос — стая сама решит. Кто за то, чтобы отдать за волчат всё, что мы забрали у Белби? Потому что отдавать придётся действительно всё, — мрачно подчеркнул он, — встаньте справа.

Хадрат первой шагнула налево — за ней перешёл и сам Гельдерик, и Нидгар, и другие… явное большинство. На месте осталась лишь Эбигейл и около дюжины «волчат», в основном юных или и вовсе детей. Взрослых там было трое — и ни один из них, сказать честно, не выглядел достаточно сильным, чтобы победить в драке со сколько-нибудь серьёзным противником.

— Ну, вот и решили, — спокойно проговорил Гельдерик. — Мы не будем платить. Таков вердикт Стаи. Это тяжёлое решение — для всех нас. Но оно принято — и больше этот вопрос мы поднимать не будем. Все согласны? — спросил он — и, дождавшись почти дружного «да», развернулся и, позвав с собой Нидгара, ушёл.

А остальные постепенно начали расходиться — и теперь те, кто ещё вчера с таким уважением смотрел на Эбигейл, бросали на неё острые неприятные взгляды, на которые та, впрочем, не обращала, кажется, никакого внимания.

Праздник закончился так же резко, как начался.

Однако личная война Хадрат на этом вовсе не завершилась. Она искала случая продолжить её, расставить окончательно все точки над «i» — и однажды нашла, разумеется. Потому что, если ищешь такую возможность — она непременно тебе представится.

Случилось это через несколько дней после суда — когда ни Гельдерика, ни Нидгара не было в лагере. Хадрат натолкнулась на сидящую на поваленном дереве у одной из крайних палаток Эбигейл — и не сдержалась:

— Видишь, что происходит, когда полагаешь себя самой умной? — сказала она.

Эбигейл молча подняла голову и вопросительно на неё посмотрела. Это её мрачноватое спокойствие ещё больше взбесило Хадрат — она шагнула к ней ближе и продолжила:

— Смотри: всё стало теперь только хуже: и волчат не вернули — и ящик наш потеряли, и с Чайником этим связались, теперь мы ещё и должны ему. Замечательно! Ты довольна?

За её спиной началось движение: её громкий голос услышали. О, она была вовсе не против зрителей! Скорее наоборот. Она с огромным интересом послушает, что эта калека им всем ответит. Потому что, ящик был их общей добычей и принадлежал всем — и это за них Эбигейл не так давно всё решила.

— Чего ты хочешь? — спросила, наконец, Эбигейл.

— Я хочу, чтобы ты — здесь, перед всеми, — Хадрат обернулась, обводя рукой собирающуюся толпу, — признала, что была не права. И извинилась.

— Перед тобой? — с легчайшим оттенком презрения поинтересовалась Эбигейл, вставая по другую сторону от бревна и беря в руку палочку. Она была сильней в колдовстве, и Хадрат это прекрасно знала — но палочку ведь несложно и отобрать. Главное — защититься от заклинаний… Хадрат выхватила свою — но, поскольку рука Эбигейл пока что оставалась опущенной, делать ничего не стала.

Ничего.

Она успеет. Эбигейл — не Нидгар, она и старше, и рука у неё только одна… нет, второй раз она, Хадрат не проиграет. Тем более, этой калеке.

— Перед стаей, — потребовала Хадрат. — Это была не моя личная добыча — а общая. И это их ты обманула, пообещав вернуть их товарищей в обмен на ящик.

— Если, — медленно проговорила Эбигейл, — кому-то и нужно тут извиняться — то вовсе не мне, — она обвела внимательным взглядом обращённые к ней лица. — У нас был шанс вернуть их — вы сами от него отказались.

— То есть, это мы виноваты? — поразилась — причём вполне искренне — такой позиции Хадрат. — Ты села за стол переговоров с волшебником, обведшим всех нас вокруг пальца — потому что волшебникам, как мы все знаем, верить нельзя! — а мы виноваты?! Тут есть ещё кто-нибудь, кто так же считает? — спросила Хадрат, обернувшись к собравшейся стае. Ответом ей был глухой, угрожающий, возмущённый ропот. — Смотри на них! — выкрикнула она, вновь поворачиваясь к Эбигейл. — Смотри на тех, кому ты должна быть вожаком — смотри и слушай, что они говорят тебе! Скажите мне, это стая, — продолжила она возбуждённо, — не согласна со своим вожаком — или вожак не согласен со стаей? Как будет правильно, а? — снова спросила она у стаи. — Стая — вот кто всегда прав! — выкрикнула она — и её, наконец, поддержали.

— Ты солгала нам! — выкрикнул кто-то — и в груди Хадрат зажглось что-то горячее и обжигающе-сладко растеклось по жилам. Месть и торжество.

Она выиграла. Она переиграла Эбигейл!

— Ты обещала, что они к нам вернутся!

— Ты дала слово!

— А может, она вообще с ним заодно! — выкрикнул кто-то — и вдруг несколько человек вышли вперёд, держа в руках наведённые на Эбигейл палочки.

Это было даже больше того, на что рассчитывала Хадрат. Это была не просто победа — это был разгром, настоящий триумф! И не воспользоваться им было бы фантастически глупо.

— Она по-прежнему ваш вожак, — с обманчивым укором проговорила Хадрат. — Нехорошо наводить на вожака палочки.

— Она не вожак нам! — крикнул один из них.

— Она солгала!

— Мы не собираемся больше ей подчиняться!

Они кричали и подходили всё ближе — а Эбигейл стояла и смотрела на них, улыбаясь. Она всегда мечтала умереть в бою — и в последние годы совсем потеряла надежду на это. Но нет… видимо, она всё-таки заслужила такую вот почётную смерть.

Она улыбнулась — и, сунув свою палочку в карман, легко прыгнула на бревно.

Нет. Она умрёт в настоящей драке.

Она волк. А волки машут не палочками, а кулаками.

Глава опубликована: 09.03.2016
Предыдущая главаСледующая глава
20 комментариев из 34364 (показать все)
Про обоих, как все же сложатся отношения. И вообще про Сириуса, как он адаптируется в новом мире
Alteyaавтор
vilranen
Про обоих, как все же сложатся отношения. И вообще про Сириуса, как он адаптируется в новом мире
С трудом, я думаю.)))
Автор, спасибо за удовольствие от прочтения) написать такой объём без «воды» - ооооочень дорогого стоит! Читается легко и складно.
Alteyaавтор
Neposedda
Автор, спасибо за удовольствие от прочтения) написать такой объём без «воды» - ооооочень дорогого стоит! Читается легко и складно.
Спасибо!)))
Neposedda
Автор, спасибо за удовольствие от прочтения) написать такой объём без «воды» - ооооочень дорогого стоит! Читается легко и складно.
Сейчас только посмотрел - этот фанфик стоит на 2 месте по объему. На первом - "Молли навсегда".
А когда-то я считал МРМ гигантским...
Я сейчас на 367 главе, и смутил один момент. "Никогда в жизни в трезвом уме он не пришёл бы сюда — и ему ведь предлагали остаться…" и следом, через пару абзацев - "иногда всё же бывал здесь, освоив тонкое искусство говорить с родственниками о политике и погоде". Поттер к родственникам на Тисовую бухой что ли шляется?)
Пассаж про Поттеровскую ностальгию по детству золотому выглядит странно и отчетливо попахивает стокгольмским синдромом. Аврору Поттеру не до проработки детских травм?)
Alteyaавтор
James Moran
Я сейчас на 367 главе, и смутил один момент. "Никогда в жизни в трезвом уме он не пришёл бы сюда — и ему ведь предлагали остаться…" и следом, через пару абзацев - "иногда всё же бывал здесь, освоив тонкое искусство говорить с родственниками о политике и погоде". Поттер к родственникам на Тисовую бухой что ли шляется?)
Пассаж про Поттеровскую ностальгию по детству золотому выглядит странно и отчетливо попахивает стокгольмским синдромом. Аврору Поттеру не до проработки детских травм?)
В первом случае имеется в виду, что он не пришёл бы сейчас (наверное, надо добавить?). ) А в целом - он, конечно, сюда ходит и с роднёй общается. Какой стокгольмский синдром? Всё это было сто лет назад. Это просто родственники - и я, кстати, не сторонница тех, кто считает, что Гарри мучили и издевались. Обычно он рос - особенно для английского ребёнка. Да, старая одежда - но, в целом, ничего особенного.
И он давно оставил все обиды в прошлом. Близости у него с роднёй особой нет - но и обид тоже. Так... иногда встречаются. Там ещё племянники его двоюродные, кстати.
А ностальгия... она не по золотому детству. А просто по детству. Не более.
Показать полностью
Alteya
Пожалуй что) иначе какая-то внутренняя несогласованность получается.

Ностальгирующий по детству в чулане Поттер вызывает у меня разрыв шаблона. Каждому своё, конечно, но это уже как-то нездорóво.
Я вообще не нахожу заселение ребенка в чулан сколько-нибудь нормальным, не считая всего прочего. Это, конечно, не мучения и издевательства в физическом смысле, но в моральном - вполне.
Общаются и не с такими родственниками, безусловно, но зачем? Лишнее мучение для всех.
Alteyaавтор
James Moran
Alteya
Пожалуй что) иначе какая-то внутренняя несогласованность получается.

Ностальгирующий по детству в чулане Поттер вызывает у меня разрыв шаблона. Каждому своё, конечно, но это уже как-то нездорóво.
Я вообще не нахожу заселение ребенка в чулан сколько-нибудь нормальным, не считая всего прочего. Это, конечно, не мучения и издевательства в физическом смысле, но в моральном - вполне.
Общаются и не с такими родственниками, безусловно, но зачем? Лишнее мучение для всех.
Вы преувеличиваете.)»
Ну правда.
Чулан - это плохо, конечно. Но в целом ничего ужасного с Гарри не случилось, и Гарри это понимает. И - главное - никакой особой травмы у него нет. Вы говорите о человеке, которого в 12 чуть Василиск не сожрал.))) и у которого до сих пор шрам на левый руке.
А главное - это же его единственная кровная родня. И он в чем-то их даже вполне понимает.
В конце концов, он уже действительно взрослый. И
Случилось бы ужасное, было бы поздно. Кроме чулана были еще решетки на окнах, кормежка под дверью и многое другое. Хотя я могу представить некое общение Гарри с Дадли, но не с тетей - во многом потому, что ей и самой вряд ли это нужно. Она попрощаться-то с ним сил в себе не нашла.

Не удержалась - по следам недавней дискуссии)
Alteyaавтор
Levana
Случилось бы ужасное, было бы поздно. Кроме чулана были еще решетки на окнах, кормежка под дверью и многое другое. Хотя я могу представить некое общение Гарри с Дадли, но не с тетей - во многом потому, что ей и самой вряд ли это нужно. Она попрощаться-то с ним сил в себе не нашла.

Не удержалась - по следам недавней дискуссии)
Это уже потом в рамках борьбы со страшной магией.
Причём борьбы, в общем, на равных - вернее, как с равным. Гарри абсолютно не забитый и не несчастный ребёнок, обратите внимание. И любить и дружить умеет - а значит… у него есть такой опыт. Вопрос: откуда?
А тетя… в книгах они прощались. Пусть и странно.
И ей тоже тяжело и сложно, и она тоже не идеальна и просто человек - и похоже, что Гарри это понял.
Поставьте себя на ее место.))
Alteya
Levana
Это уже потом в рамках борьбы со страшной магией.
Причём борьбы, в общем, на равных - вернее, как с равным. Гарри абсолютно не забитый и не несчастный ребёнок, обратите внимание. И любить и дружить умеет - а значит… у него есть такой опыт. Вопрос: откуда?
А тетя… в книгах они прощались. Пусть и странно.
И ей тоже тяжело и сложно, и она тоже не идеальна и просто человек - и похоже, что Гарри это понял.
Поставьте себя на ее место.))
Не могу. Как бы я ни относилась к родителям ребенка (хотя сестра ей не угодила лишь тем, что волшебница, и тянулась к ней, и защищала от Северуса), ребенок это ребенок. Мне было бы стыдно селить его в чулане. Да и с чего бы? Его принесли младенцем. Расти его, люби его и будет тебе второй сын.
А Гарри такой просто потому, что это не психологический роман, а сказка)
Alteyaавтор
Levana
Вы не так смотрите.))
Во-первых, они с Вернером и вправду могли хотеть второго ребёнка - а тут Гарри, а трёх они уже не тянут. И это обидно и больно.
Во-вторых, не будет он сын. Потому что он волшебник, а петуния знает, что волшебники, подрастая, уходят в свой другой мир - куда им зола нет, и который уже отнял у неё сестру. Она знает, что они для Гарри - просто временная передержка, и что он уйдёт от них, обязательно уйдёт, и они станут чужими. Как с Лили. А вот своего второго ребёнка у них уже из-за него не будет…
А ещё она боится Гарри. Боится магии… а деваться некуда. И выбросы эти магмческие неконтролируемые… и вот случись что - они же никак не защитятся.
Та же надутая тетушка - это же, на самом деле, жутко. Особенно жутко тем, что Гарри этого не хотел! Оно само! А значит, непредотвратимо.
Представьте, что у вас дома живет ребёнок с автоматом. Играет с ним, возится… и с гранатами. А забрать вы их у него не можете. И он иногда их просто куда-нибудь кидает… или вот теряет. Может и чеку вынуть… не до конца… и вот граната лежит… где-то… почти без чеки… а потом котик пробежит, хвостиком заденет, чека выскочит окончательно и бум…
А вы ничего не можете с этим сделать.

Петуния, мягко говоря, неидеальна. И я ее не то чтобы люблю. Но понимаю.))

И раз уж мы приняли описанную реальность, придётся принять и то, что Гарри не просто так, в целом, нормальный ребёнок с нормально сформированным навыком привязанности. А значит…)))
Показать полностью
Можете же. Язык держать за зубами, например. Они ж его провоцировали регулярно. И пугающих выбросов у Лили не показали. А дети... дети они все вырастают и уходят жить своей жизнью, это нормально. И про третьего это все ж теория, не подкрепленная текстом)
Ну и насчет того, что не будет сыном - что ж тогда бедным родителям Геомионы говорить, она одна у них.
В общем, Роулинг хорошо про нее сказала - человек в футляре. Нет, она не садистка конечно, но человек неприятный. И мне кажется, сама не захочет поддерживать это общение. Хотя в жизни всякое бывает)
Alteyaавтор
Levana
А мне кажется, захочет. Но показать это ей будет сложно.))

И дети уходят обычно все же не совсем. Общаются, дружат, гостят… а тут…
И у петунии ведь тоже травма.)) она же тоже хотела стать волшебницей. А увы…
Alteya
а где в Луне/Монете все это кроме вскапывания? аж стало интересно почитать у вас про отношения взрослого Гарри с родственниками, а где - не помню
Alteyaавтор
ansy
Alteya
а где в Луне/Монете все это кроме вскапывания? аж стало интересно почитать у вас про отношения взрослого Гарри с родственниками, а где - не помню
Да нету. ) Мелькало где-то, эпизодами, но я и не вспомню, где.)
Очень понравилось! ^_^
466 глав, с ума сойти! Давно меня в такой запой не уносило)))

Есть пару ошибок, но в общем - очень здорово ;)


>> 378 глава
звезду с кровавой, словно кровь, лентой,

>> У Скабиора с МакДугалом разговор о его сестре заходит, когда тот впервые приходит к МакДугалу домой. А потом в 384й главе они опять говорят о ней, но как будто того разговора не было

>> 392 глава:
Поколдовал над канализацией и восхитился светящимися червячками, и даже кустом малины, который «никак нельзя никуда переносить».
396 глава:
она собиралась посадить на месте его захоронения кусты малины. И делать это пора было уже сейчас — тем более что стройка должна была развернуться, по большей части, с другой стороны дома

>>396 гл
А вот самому Арвиду было куда сложнее — единственный ребёнок в семье, он никогда не имел дела с такими маленькими детьми: слишком молодой для того, чтобы насмотреться на них в семьях друзей и знакомых, сам он был единственным ребёнком у своих тоже не имевших братьев и сестёр родителей.
Alteyaавтор
Loki1101
Спасибо! ))
Да, текст большущий. ) Видимо. ошибки неизбежны. )
Чтобы написать комментарий, войдите

Если вы не зарегистрированы, зарегистрируйтесь

Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓

↑ Свернуть ↑
  Следующая глава
Закрыть
Закрыть
Закрыть
↑ Вверх