↓
 ↑
Регистрация
Имя

Пароль

 
Войти при помощи
Размер шрифта
14px
Ширина текста
100%
Выравнивание
     
Цвет текста
Цвет фона

Показывать иллюстрации
  • Большие
  • Маленькие
  • Без иллюстраций

Обратная сторона луны (джен)



Автор:
Беты:
miledinecromant Бетство пролог-глава 408, главы 414-416. Гамма всего проекта: сюжет, характеры, герои, вотэтоповорот, Мhия Корректура всего проекта
Фандом:
Рейтинг:
R
Жанр:
Общий
Размер:
Макси | 5528 Кб
Статус:
Закончен
Предупреждения:
Смерть персонажа
 
Проверено на грамотность
Эта история про одного оборотня и изнанку волшебного мира - ведь кто-то же продал то самое яйцо дракона Квиреллу и куда-то же Флетчер продавал стянутые из древнейшего дома Блэков вещички? И, конечно, о тех, кто стоит на страже, не позволяя этой изнанке мира стать лицевой его частью - об аврорах и министерских работниках, об их буднях, битвах, поражениях и победах. А также о журналистах и медиках и, в итоге - о Волшебной Британии.
В общем, всё как всегда - это история о людях и оборотнях. И прежде всего об одном из них. А ещё о поступках и их последствиях.
Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓

↑ Свернуть ↑
  Следующая глава

Глава 43

…— Под лёд его затянуло, — уверенно проговорил Джимми Пикс, растирая свои замёрзшие руки. — Не найдём уже.

— Как ужасно, — вздохнула его напарница, тёмноволосая Фей Данабар, шмыгая покрасневшим от мороза носом. — А мы все смеялись…

— Мир несправедлив, — философски заметил Пикс. — Но они же действительно идиоты — то есть, я не хочу сказать, что они сами виноваты и всё такое, но…

Он замолчал очень красноречиво, и она не смогла удержать улыбку:

— Да идиоты, конечно, кто же спорит. Но такая жуткая смерть…

— Их же мать! — возмутился он. — Три волшебника, Фей! Не один — трое! Молчу о том, что они потащились в незнакомое место, не сверившись с календарём — но втроём против одного оборотня! Не Грейбек же — ну как так не суметь справиться? У меня в голове не укладывается!

— Они просто не видели его, вероятно, — предположила она, — а потом стало поздно… Мир несправедлив, да, — Данабар вздохнула.

— Всё, возвращаемся, — Пикс покосился на мирно поджидавшую их миссис Беттс, благодаря которой они и мерзли здесь. Та оказалась сквибом, а питомец её был не просто нелепой дворнягой, а помесью настоящего крапа(1) с королевским пуделем, не унаследовавшим двух хвостов, но в полной мере сохранившим свойственную породе разумность. Он-то и опознал в столкнувшемся с ней, как выяснилось, незадолго до своего самоубийства мужчине волшебника.

— Так-то он у меня смирный, — с удовольствием рассказывала отправившая срочную сову в аврорат миссис Беттс, когда к ней явились дежурившие в этот день авроры Пикс и Данабар. Она же охотно рассказала им все подробности происшедшего и показала то самое место, где они сейчас и торчали на пронизывающем ветру. — Но волшебство чует… только волшба в нём была какая-то не такая, недобрая, вот Бейб и облаял его, да так злобно… Я сразу же поняла, что дело нечисто… Вы знаете — он так бежал, так бежал, даже меня с ног сшиб — но вообще в этот утро все только и делали, что носились, меня вот дважды с ног сбили, второй, правда, оказался славным юношей, не в пример первому — и извинился, и очки мне подал… А этот так зыркнул — у меня аж сердце зашлось, я сразу поняла, что с ним что-то не то, и Бейб так на него лаял…

Опознать самоубийцу даже в отсутствии тела оказалось несложно: Эндрю Керк так и не вернулся домой после выписки из Мунго, что обнаружил явившийся без приглашения к нему в гости для профилактический беседы незадолго до полнолуния Джон Долиш, которого ждал лишь растерянный вопрос супруги мистера Керка: «А разве он ещё не в госпитале?» Куда тот делся, было неизвестно — а теперь вот стало понятно. Хорошо хоть нападений никаких больше не было — а то ведь он так и не являлся в Мунго за аконитовым. Спрятался, видимо, где-то, да и не вынес ужасов трансформации, решив, что не хочет так жить.

— Ну что, — вздохнул Пикс. — Кто жене сообщать будет — мы или Долиш?

— Он так сообщит, пожалуй, — нахмурилась Данабар. — Нет уж — давай-ка мы сами. А то он со своей каменной физиономией и дежурным: «Примите мои искренние соболезнования, мэм» способен одним этим человека на всю жизнь заморозить. Брр.

Она поёжилась и затянула поплотнее шарф, в очередной раз наложив на себя согревающие чары.

— Ну давай, — вздохнул он ещё раз. — Не любишь ты Долиша, — заметил он с коротким смешком.

— Да нет, — пожала она плечами. — Он отличный аврор. Только отзывчивости в нём — как в копчёной скумбрии, что, конечно, помогает работе в целом, но вот в таких частностях…

Они проводили домой миссис Беттс, пообещали зайти к ней ещё раз, для повторного снятия показаний — в целом, дело было простым и ясным, однако формальности этого требовали — и отправились в дом к погибшему.

— Ох, как же я не люблю это, — пробормотала Данабар, останавливаясь на пороге длинного одноэтажного дома с простой шиферной крышей и выкрашенными в зелёный цвет ставнями. В глубине двора виднелись другие постройки — Фей вспомнила, что погибший был ремесленником, кожевником, и вспомнила даже, что когда-то знала его немного по школе… Она вздохнула глубоко-глубоко — и постучала.

…— Покончил с собой, — медленно повторила Эмили Керк, худенькая женщина с неяркими тёмными волосами, собранными в простой конский хвост на затылке. Её домашняя мантия была совершенно простой, но явно недавно купленной и даже претендующей на некоторую элегантность. Она так и стояла посреди гостиной — небольшой комнаты, заставленной мягкой мебелью с обивкой в полоску и с вычищенным до блеска деревянным полом — и комкала в руках с аккуратными, покрытыми светло-розовым лаком ногтями платок.

— Мне очень жаль, миссис Керк, — искренне проговорил Джимми Пикс, а его напарница подошла к женщине и сочувственно сжала её запястье, а потом осторожно приобняла за плечи и отвела на диван, усадила туда и пристроилась рядом.

— Очевидно, он так и не смог смириться со своим обращением, — сказала она. — Мы пока не нашли тело — видимо, его затянуло по лёд, а "Акцио" на… человеке ведь не сработает. Я думаю, что весной…

— …мы надеемся найти вашего мужа весной, — поправил её Пикс, бросив на напарницу укоризненный взгляд и переведя его на стоящих поодаль, почти что у самого окна, подростков.

— Ясно, — зачем-то растянув губы в улыбке, проговорила Эмили. — Весной. Да.

…Когда авроры ушли, Эмили молча обернулась к растерянно глядящим на неё детям.

— Покончил с собой? — выговорила, наконец, Лоис. — Папа?

— А мы так больше и не зашли к нему, — сказал Лоренс, отворачиваясь к окну и обхватывая себя руками — и став в этот момент чрезвычайно похожим на своего отца.

— Он не хотел… Он просил нас не приходить, — беспомощно проговорила Эмили.

Только что ей казалось, что самое страшное с ними уже случилось — но теперь это страшное представлялось ей простой неприятностью… В конце концов, такое же иногда случается… И быть не может, чтобы оборотни все были… Мерлин, что же она наделала…

Эмили обессиленно опустилась на стул и закрыла глаза. Все недавние мысли — о том, как же они теперь будут жить, и как же теперь магазин и мастерская, и как же — соседи, и как с ним общаться, и каким он станет теперь, и не опасно ли быть с ним в одном доме, и какими будут те изменения, о которых её предупредили… и — будут ли… они же не обязательны… ей же сказали, что такое бывает… просто бывает… Что же она наделала…

Она не замечала, что плачет — и не видела, как вечно достающая младшего брата Лойс подошла к нему, села рядом и ткнулась в плечо, тоже заплакав, а он обнял её и тоже заплакал, всхлипывая ещё совершенно по-детски. Второй и четвёртый курс… ещё совсем-совсем дети. Лоренс так уговаривал их не слушаться отца и всё же пойти… Чего она испугалась? И пусть бы он изменился… Они ведь не сходят с ума, да она же всегда могла бы уйти — потом… А она бросила его там — одного… Конечно же, он прогнал их — что он ещё мог им сказать? Зачем же она послушалась… Ну оборотень, ну и что…

Она плакала и плакала, но слёзы не приносили облегчения — только выматывали и забирали с собой её силы.

Вечером они тихо разошлись по комнатам — спать. Эмили долго лежала в темноте на их большой супружеской кровати, обнимая подушку мужа, на которой ей чудился его запах, и всё так же горько и тихо плакала. Она и не представляла, сколько в ней, оказывается, слёз… Они текли и текли, но боль не утихала, а, кажется, становилась только сильней. Она так, кажется, и не заснула — просто лежала с закрытыми глазами, пока не пришло серое январское утро. Встать у неё сил не было — она вяло подумала, что дети же дома, и надо бы их накормить… и только натянула на голову простыню.

Ни Лойс, ни Лоренс её не трогали: Лойс сама приготовила завтрак, и они впервые за невесть сколько лет не поссорились и ничего не пролили и не просыпали во время утренней трапезы, и Лоренс сам потом отнёс в раковину посуду, а когда сестра её вымыла — вытер и убрал в шкаф. Это был последний день их каникул — завтра они возвращались в школу, просто пешком… Им нужно было всего лишь дойти до станции.

— А я всё время думал, как я вернусь, и все узнают про папу, — сказал вдруг Лоренс. — И что лучше бы он вообще умер.

— Я тоже, — помолчав, отозвалась Лойс. — Но мы же… это же не всерьёз было…

— Но он умер же, — отчаянно проговорил Лоренс. — А мы даже к нему не пришли ни разу.

— Мама ходила, — возразила Лойс. — Он… папа… он сам не хотел…

Она заплакала — и он, неожиданно оказавшийся единственным мужчиной в их осиротевшей семье, подошёл к старшей сестре и обнял её — и тоже расплакался.

— Я не поеду в школу, — сказала вдруг Лойс. — Не сейчас. Я не могу маму оставить.

— Я тоже не поеду, — быстро проговорил Лоренс.

— А твой квиддич? — грустно спросила Лойс. — Тебя же взяли в команду… ты так хотел…

— Да ну его, — дёрнул плечом Лоренс.

— Лэз, — вздохнула Лойс, прижимая брата к себе. — Давай больше не будем ругаться. Теперь как-то… глупо…

— Угу, — кивнул тот. — Пойдём к маме?

— Я не знаю… я не уверена. Я не знаю, — растерянно повторила она.

…Так что в школу они не поехали — но написали письмо своему декану, и получили ответ, что, конечно же, они могут пропустить пару недель.

А Эмили этого даже не заметила… Вернее, она заметила, конечно же, что дети дома — но забыла про то, что им пора уже было вернуться в школу. Она то буквально не отпускала их от себя — то, напротив, закрывалась от них в спальне и плакала, плакала, прижимая к себе пока ещё пахнущие мужем его вещи…


1) В россменовском переводе — "шишуга"

Вернуться к тексту


Глава опубликована: 30.11.2015
Предыдущая главаСледующая глава
20 комментариев из 34364 (показать все)
vilranen Онлайн
Про обоих, как все же сложатся отношения. И вообще про Сириуса, как он адаптируется в новом мире
Alteyaавтор
vilranen
Про обоих, как все же сложатся отношения. И вообще про Сириуса, как он адаптируется в новом мире
С трудом, я думаю.)))
Neposedda Онлайн
Автор, спасибо за удовольствие от прочтения) написать такой объём без «воды» - ооооочень дорогого стоит! Читается легко и складно.
Alteyaавтор
Neposedda
Автор, спасибо за удовольствие от прочтения) написать такой объём без «воды» - ооооочень дорогого стоит! Читается легко и складно.
Спасибо!)))
Neposedda
Автор, спасибо за удовольствие от прочтения) написать такой объём без «воды» - ооооочень дорогого стоит! Читается легко и складно.
Сейчас только посмотрел - этот фанфик стоит на 2 месте по объему. На первом - "Молли навсегда".
А когда-то я считал МРМ гигантским...
Я сейчас на 367 главе, и смутил один момент. "Никогда в жизни в трезвом уме он не пришёл бы сюда — и ему ведь предлагали остаться…" и следом, через пару абзацев - "иногда всё же бывал здесь, освоив тонкое искусство говорить с родственниками о политике и погоде". Поттер к родственникам на Тисовую бухой что ли шляется?)
Пассаж про Поттеровскую ностальгию по детству золотому выглядит странно и отчетливо попахивает стокгольмским синдромом. Аврору Поттеру не до проработки детских травм?)
Alteyaавтор
James Moran
Я сейчас на 367 главе, и смутил один момент. "Никогда в жизни в трезвом уме он не пришёл бы сюда — и ему ведь предлагали остаться…" и следом, через пару абзацев - "иногда всё же бывал здесь, освоив тонкое искусство говорить с родственниками о политике и погоде". Поттер к родственникам на Тисовую бухой что ли шляется?)
Пассаж про Поттеровскую ностальгию по детству золотому выглядит странно и отчетливо попахивает стокгольмским синдромом. Аврору Поттеру не до проработки детских травм?)
В первом случае имеется в виду, что он не пришёл бы сейчас (наверное, надо добавить?). ) А в целом - он, конечно, сюда ходит и с роднёй общается. Какой стокгольмский синдром? Всё это было сто лет назад. Это просто родственники - и я, кстати, не сторонница тех, кто считает, что Гарри мучили и издевались. Обычно он рос - особенно для английского ребёнка. Да, старая одежда - но, в целом, ничего особенного.
И он давно оставил все обиды в прошлом. Близости у него с роднёй особой нет - но и обид тоже. Так... иногда встречаются. Там ещё племянники его двоюродные, кстати.
А ностальгия... она не по золотому детству. А просто по детству. Не более.
Показать полностью
Alteya
Пожалуй что) иначе какая-то внутренняя несогласованность получается.

Ностальгирующий по детству в чулане Поттер вызывает у меня разрыв шаблона. Каждому своё, конечно, но это уже как-то нездорóво.
Я вообще не нахожу заселение ребенка в чулан сколько-нибудь нормальным, не считая всего прочего. Это, конечно, не мучения и издевательства в физическом смысле, но в моральном - вполне.
Общаются и не с такими родственниками, безусловно, но зачем? Лишнее мучение для всех.
Alteyaавтор
James Moran
Alteya
Пожалуй что) иначе какая-то внутренняя несогласованность получается.

Ностальгирующий по детству в чулане Поттер вызывает у меня разрыв шаблона. Каждому своё, конечно, но это уже как-то нездорóво.
Я вообще не нахожу заселение ребенка в чулан сколько-нибудь нормальным, не считая всего прочего. Это, конечно, не мучения и издевательства в физическом смысле, но в моральном - вполне.
Общаются и не с такими родственниками, безусловно, но зачем? Лишнее мучение для всех.
Вы преувеличиваете.)»
Ну правда.
Чулан - это плохо, конечно. Но в целом ничего ужасного с Гарри не случилось, и Гарри это понимает. И - главное - никакой особой травмы у него нет. Вы говорите о человеке, которого в 12 чуть Василиск не сожрал.))) и у которого до сих пор шрам на левый руке.
А главное - это же его единственная кровная родня. И он в чем-то их даже вполне понимает.
В конце концов, он уже действительно взрослый. И
Случилось бы ужасное, было бы поздно. Кроме чулана были еще решетки на окнах, кормежка под дверью и многое другое. Хотя я могу представить некое общение Гарри с Дадли, но не с тетей - во многом потому, что ей и самой вряд ли это нужно. Она попрощаться-то с ним сил в себе не нашла.

Не удержалась - по следам недавней дискуссии)
Alteyaавтор
Levana
Случилось бы ужасное, было бы поздно. Кроме чулана были еще решетки на окнах, кормежка под дверью и многое другое. Хотя я могу представить некое общение Гарри с Дадли, но не с тетей - во многом потому, что ей и самой вряд ли это нужно. Она попрощаться-то с ним сил в себе не нашла.

Не удержалась - по следам недавней дискуссии)
Это уже потом в рамках борьбы со страшной магией.
Причём борьбы, в общем, на равных - вернее, как с равным. Гарри абсолютно не забитый и не несчастный ребёнок, обратите внимание. И любить и дружить умеет - а значит… у него есть такой опыт. Вопрос: откуда?
А тетя… в книгах они прощались. Пусть и странно.
И ей тоже тяжело и сложно, и она тоже не идеальна и просто человек - и похоже, что Гарри это понял.
Поставьте себя на ее место.))
Alteya
Levana
Это уже потом в рамках борьбы со страшной магией.
Причём борьбы, в общем, на равных - вернее, как с равным. Гарри абсолютно не забитый и не несчастный ребёнок, обратите внимание. И любить и дружить умеет - а значит… у него есть такой опыт. Вопрос: откуда?
А тетя… в книгах они прощались. Пусть и странно.
И ей тоже тяжело и сложно, и она тоже не идеальна и просто человек - и похоже, что Гарри это понял.
Поставьте себя на ее место.))
Не могу. Как бы я ни относилась к родителям ребенка (хотя сестра ей не угодила лишь тем, что волшебница, и тянулась к ней, и защищала от Северуса), ребенок это ребенок. Мне было бы стыдно селить его в чулане. Да и с чего бы? Его принесли младенцем. Расти его, люби его и будет тебе второй сын.
А Гарри такой просто потому, что это не психологический роман, а сказка)
Alteyaавтор
Levana
Вы не так смотрите.))
Во-первых, они с Вернером и вправду могли хотеть второго ребёнка - а тут Гарри, а трёх они уже не тянут. И это обидно и больно.
Во-вторых, не будет он сын. Потому что он волшебник, а петуния знает, что волшебники, подрастая, уходят в свой другой мир - куда им зола нет, и который уже отнял у неё сестру. Она знает, что они для Гарри - просто временная передержка, и что он уйдёт от них, обязательно уйдёт, и они станут чужими. Как с Лили. А вот своего второго ребёнка у них уже из-за него не будет…
А ещё она боится Гарри. Боится магии… а деваться некуда. И выбросы эти магмческие неконтролируемые… и вот случись что - они же никак не защитятся.
Та же надутая тетушка - это же, на самом деле, жутко. Особенно жутко тем, что Гарри этого не хотел! Оно само! А значит, непредотвратимо.
Представьте, что у вас дома живет ребёнок с автоматом. Играет с ним, возится… и с гранатами. А забрать вы их у него не можете. И он иногда их просто куда-нибудь кидает… или вот теряет. Может и чеку вынуть… не до конца… и вот граната лежит… где-то… почти без чеки… а потом котик пробежит, хвостиком заденет, чека выскочит окончательно и бум…
А вы ничего не можете с этим сделать.

Петуния, мягко говоря, неидеальна. И я ее не то чтобы люблю. Но понимаю.))

И раз уж мы приняли описанную реальность, придётся принять и то, что Гарри не просто так, в целом, нормальный ребёнок с нормально сформированным навыком привязанности. А значит…)))
Показать полностью
Можете же. Язык держать за зубами, например. Они ж его провоцировали регулярно. И пугающих выбросов у Лили не показали. А дети... дети они все вырастают и уходят жить своей жизнью, это нормально. И про третьего это все ж теория, не подкрепленная текстом)
Ну и насчет того, что не будет сыном - что ж тогда бедным родителям Геомионы говорить, она одна у них.
В общем, Роулинг хорошо про нее сказала - человек в футляре. Нет, она не садистка конечно, но человек неприятный. И мне кажется, сама не захочет поддерживать это общение. Хотя в жизни всякое бывает)
Alteyaавтор
Levana
А мне кажется, захочет. Но показать это ей будет сложно.))

И дети уходят обычно все же не совсем. Общаются, дружат, гостят… а тут…
И у петунии ведь тоже травма.)) она же тоже хотела стать волшебницей. А увы…
Alteya
а где в Луне/Монете все это кроме вскапывания? аж стало интересно почитать у вас про отношения взрослого Гарри с родственниками, а где - не помню
Alteyaавтор
ansy
Alteya
а где в Луне/Монете все это кроме вскапывания? аж стало интересно почитать у вас про отношения взрослого Гарри с родственниками, а где - не помню
Да нету. ) Мелькало где-то, эпизодами, но я и не вспомню, где.)
Loki1101 Онлайн
Очень понравилось! ^_^
466 глав, с ума сойти! Давно меня в такой запой не уносило)))

Есть пару ошибок, но в общем - очень здорово ;)


>> 378 глава
звезду с кровавой, словно кровь, лентой,

>> У Скабиора с МакДугалом разговор о его сестре заходит, когда тот впервые приходит к МакДугалу домой. А потом в 384й главе они опять говорят о ней, но как будто того разговора не было

>> 392 глава:
Поколдовал над канализацией и восхитился светящимися червячками, и даже кустом малины, который «никак нельзя никуда переносить».
396 глава:
она собиралась посадить на месте его захоронения кусты малины. И делать это пора было уже сейчас — тем более что стройка должна была развернуться, по большей части, с другой стороны дома

>>396 гл
А вот самому Арвиду было куда сложнее — единственный ребёнок в семье, он никогда не имел дела с такими маленькими детьми: слишком молодой для того, чтобы насмотреться на них в семьях друзей и знакомых, сам он был единственным ребёнком у своих тоже не имевших братьев и сестёр родителей.
Alteyaавтор
Loki1101
Спасибо! ))
Да, текст большущий. ) Видимо. ошибки неизбежны. )
Чтобы написать комментарий, войдите

Если вы не зарегистрированы, зарегистрируйтесь

Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓

↑ Свернуть ↑
  Следующая глава
Закрыть
Закрыть
Закрыть
↑ Вверх